С этой системой управления из кризиса никогда не выбраться

Лед тронулся, лед тронулся! В Беларуси идет формирование нескольких значимых инжиниринговых фирм.

Так, в Администрации президента идет проработка формирования Белорусской инжиниринговой компании. Главным образом – для освоения китайского связанного кредита, который без инженерной поддержки оказался маловостребованным. В Республиканской конфедерации предпринимательства формируют инжиниринговую компанию по импортозамещению.

Все это – шаги в правильном направлении, но, к сожалению, совершенно недостаточные. Наша проблема в том, что наш кризис – системный, и даже правильные отдельные шаги встречают и будут встречать либо сопротивление, либо будут просто отторгаться.


Имитация структурных реформ

В апреле Российская венчурная компания (РВК) провела семинар по инжинирингу. Один из главных озвученных выводов: "Чтобы выстроить конкурентоспособную технологическую цепочку, нужны мультидисциплинарные команды специалистов, обладающих компетенциями мирового уровня в различных научных областях и отраслях экономики (“инженерно-технологический спецназ”), имеющих опыт работы на мировом уровне. Далее, нужны “профессиональные сообщества практик”, которые позволят обеспечить эффективное взаимодействие специалистов, глобальную конкурентоспособность и трансфер знаний, технологий и компетенций в отрасли и регионы". Да, то, что мы создаем, мы тоже называем "инжинирингом". Но в какой мере к нашим компаниям относится это определение? На деле создаваемая Белорусская инжиниринговая компания представляется дилером китайской комплектации с элементами инжиниринга (адаптация ее к потребностям наших потребителей и наоборот). В результате использования дешевой (а закупается что подешевле) китайской комплектации наша продукция уже получила в России характеристику "ломучая".

А инжиниринговая компания по импортозамещению призвана локализовать производство импортной комплектации на имеющемся техническом уровне. Проблема острейшая. По статистике, рост импорта промежуточных продуктов (на деле – той же комплектации) опережает и общий рост импорта, и рост экспорта. Импортоемкость нашей продукции достигла 73%. К тому же при применении импортной комплектации и необоснованно сокращаются рабочие места, и уровень коррупции намного выше (труднее контролировать цены, выявлять "откаты", пр.). Но локализация ведется на заведомо более низком техническом уровне, чем у китайцев (другого почти нет), что очень редко позволяет обеспечить конкурентоспособность комплектации и по цене, и по качеству.

Так что создание нескольких компаний – шаг уж очень незначительный. Скорее напоминает имитацию структурных реформ, чем первый их шаг. Однако в данном случае имитация ни к чему, это – не то, что у МВФ кредит выпрашивать. Структурные реформы нам самим нужны. Не думаю, что у страны есть время так раскачиваться: это время было упущено еще лет пять назад. Сегодня ситуация требует намного более энергичных и жестких решений.

Между прочим, на семинаре РВК как образец инжиниринговой компании была представлена Группа Е4, работающая в области энергетического строительства. Группа включает инженерные центры на базе бывших НИИ и ГИПРО, предприятия, строительно-монтажные подразделения, логистические центры. Ведет проектирование и строительство энергетических объектов "под ключ" на мировом уровне. С применением и импортных, и собственного производства узлов и комплектации. Среди построенных – крупные энергоблоки на российских ГРЭС, группа пытается выйти за рубеж. Общее число работающих – более 18 000 человек.

Чувствуется, что прообразом такой структуры являются организации Королева и Курчатова. Где главная организация – Конструкторское бюро, работающее на результат. И директора подчинены главному конструктору. И уж под нужды достижения этого результата подтягиваются и производства, и вспомогательные подразделения. Задачи помельче, и организация попроще. А принцип построения тот же. И у нас есть место подобным структурам. Только навскидку, без особой проработки: железнодорожная автоматика, оборудование для коровников и мини-птичников, медицинская техника, полицейские системы контроля территорий. По всем этим направлениям можно бороться за заказы. И не только в СНГ. Есть и кому разработать, и кому произвести. Было бы что предложить.


Страна нуждается в инвестициях

Наше же "холдингостроение" имеет совсем другие задачи. Прежде всего перед холдингом ставится задача загрузки включенных в него "убитых" предприятий. Хоть чем-нибудь. В результате на предприятиях холдинга возникают самые разнородные производства, и чаще всего - на убогом техническом уровне. Таким путем технический уровень промышленности не поднять.

У нас – "директорская экономика". Что и как производить – решает директор. Единолично. И каждый, кому приходилось пытаться уговорить директора госпредприятия освоить в производстве какое-то изделие, – намучился. И конструкцию пытается подогнать под свои хилые возможности, и цену формирует "с потолка", и сроки освоения – годы. Как-будто у нас – 50-е. Когда что ни сделаешь – все во благо. А ведь если срок освоения изделия средней сложности более 3-х месяцев – можно и не заниматься. Нишу на рынке, скорее всего, закроют и без тебя. Потому в нынешней структуре экономики освоение современной продукции вне рамок профильных предприятий и бессмысленно.

А решения нужно принимать быстро, не оттягивая до выборов. Поскольку деградация многих предприятий, как в связи с нарастанием убытков, так и из-за оттока кадров, к этому времени может стать необратимой.

А наше нынешнее правительство с момента своего создания находится в ступоре. Поскольку решения главной экономической проблемы страны (валютного голода) в рамках существующей системы управления и "белорусской модели" в целом нет и быть не может. Да, рост потребности страны в валюте в значительной мере от правительства не зависел: и рост мировых цен на энергоносители, вызвавший рост потребности государства, и рост зарплат и доходов населения с растущей долей расходов в валюте, неизбежный как политически, так и вследствие формирования единого рынка труда, вызвавший рост спроса населения, мало зависели от политики правительства. Но что можно сказать о качестве управления, если эти тенденции созревали не один день и правительство их игнорировало?

Ситуация определилась еще в 2009 году, когда пришлось обращаться за кредитом в МВФ. Но тогда, во-первых, правительство было убеждено, что мировой кризис закончится со дня на день, во-вторых, тогдашний премьер-министр Сидорский был убежден, что трудности временные и, в крайности, разрешаются продажей 1-2 предприятий. Потому кредит был бездумно брошен на потребление.

В 2010 году, в том числе вследствие предвыборных расходов и роста зарплат, ситуация серьезно усугубилась. Дефицит счета текущего баланса стал катастрофическим. В начале 2011 года расчеты правительства показали, что этот дефицит – надолго. И с этого момента наступил полный ступор. Последующие девальвации и банкротство "белорусской модели" ничего не изменило: ни сути реформ, ни программы реформирования экономики, которая заведомо не может функционировать в таком виде, правительство так и не определило.

Российская нефтегазовая подпитка помогла только частично. Пытались продать предприятия – нет серьезных покупателей. Форсировали экспорт, в том числе и через демпинг (продажи с большими отсрочками платежей – тот же демпинг) – обнаружили, что имеющиеся рынки сбыта не бездонны, выросли запасы готовой продукции на складах. Девальвации принесли только временные облегчения. Фокусы типа "растворителей-разбавителей" россияне быстро пресекли. Кредиты приходят и уходят на потребление. Ужесточение кредитно-денежной политики, дурацкие ставки по кредитам и депозитам не столько сдержали инфляцию, сколько затормозили производство. А никаких программ действий как не было, так и нет. Ступор – он и есть ступор.

Все время существования нынешнего правительства каждые несколько месяцев его представители озвучивали потребность страны в инвестициях. Правда, посчитанных в нынешних условиях хозяйствования. Цифры получались космические, начиная с 68 млрд долларов. Но констатацией этих цифр дело и заканчивалось. Похоже, правительство ждало, что президент лично где-то добудет эти средства и даст им их для растранжиривания. Ни про построение системы привлечения инвестиций, ни про источники этих инвестиций ничего до сих пор не известно.


Как не угробить экономику

Означает ли это, что положение в нашей экономике безнадежно? Думаю, что нет. Несмотря на очень большие потери, человеческим капиталом пока мы располагаем вполне приличным. Просто с нынешним правительством его работа не получается. А это поправимо.

Нужно, наконец, признать, что в нынешней структуре с нынешней системой управления страна из кризиса не выберется никогда. Не может правительство разработать стратегию выхода на траекторию развития, не желает никого слушать – заказывайте разработку у авторитетной западной фирмы. Таких есть несколько. Может, кто из них и возьмется делать под специфику заказа. А заодно – сократите свои экономические институты. Раз не могут выполнить те работы, для которых их держат. Или не умеют возразить начальству.

Напомню, Китай выходил на траекторию развития, ломая отжившую систему "через колено", закрыв несколько десятков тысяч госпредприятий и уволив около 30 млн человек. Хотя нам вряд ли необходимы столь резкие движения, без потерь и нам не обойтись. И чем дальше будем оттягивать работу – тем больше эти потери будут.

В нынешние времена сплошных кризисов государственных долгов никто, кроме Владимира Путина, государству денег не даст. Тем более – нашему, которое так лихо проело кредит МВФ и имеет своим приоритетом не развитие, а потребление. Не для "поддержки штанов", а серьезные кредиты на развитие. А предприятиям – дадут. Как недавно дали БМЗ. Но при двух условиях. Во-первых, если будет гарантия целевого использования кредита в рамках бизнес-плана и эти деньги не заберут на строительство очередного ледового дворца. Как забрали у "Беларуськалия" кредит Сбербанка РФ. И, во-вторых, если этот бизнес-план пройдет экспертизу авторитетной западной консалтинговой фирмы. Что непросто.

Такие бизнес-планы могут родиться только после серьезной инженерной проработки. И не по тем предприятиям, по которым хочется властям, а по тем, где созрели условия на рынках. Эти условия выявлять надо. Не во всех случаях мы тут готовы, не миновать и здесь привлечения иностранных фирм. Желательно – в качестве субподрядчиков, но – как получится. В любом случае заниматься "изобретением велосипеда" нежелательно.

Ресурсы, необходимые для модернизации нашей экономики, существуют и, в принципе, доступны. Людей, способных эти ресурсы использовать с толком, привлечь можно. Но не в рамках "белорусской модели". О принципиальной схеме, как это сделать, я уже писал. Возможно, существуют и другие схемы. Но в любом случае нам придется выбирать: либо мы "идеологически правильно" угробим экономику своей страны, либо, плюнув на "цвет кошки", займемся делом.