Рикошет. Спасительная находка

Что нужно делать, когда ситуация в экономике плохая, приказы президента не выполняются, народ недоволен, а доверие к власти падает? Правильно, нужно регулярно проводить большие совещания....

Наконец найдена "палочка-выручалочка", с помощью которой можно решить все упомянутые проблемы. Это же просто, как все гениальное. И как это Лукашенко раньше не додумался до такого шикарного выхода, даже странно.

Глава государства сделал рациональный вывод, что народ может простить лидеру много, но только не бездеятельность. Вот примеры от противного дает Виктор Янукович. Он больше недели молчал, никак не объяснял отказ от подписания Украиной соглашения об ассоциации на Вильнюсском саммите. Потом несколько дней молчал после избиения "Беркут" людей на Майдане. И украинцы не могут понять: у них есть президент, или его нет.

Лукашенко демонстрирует тем большую активность, чем хуже дела в стране. Пусть и результатов особых нет, но народ видит: он же старается.

Проблема не только в том, что страна вступила в кризис управляемости. Хуже того, это начинает видеть население. Все планы и задания, которые раздает глава государства, не выполняются. Самое страшное для авторитарного лидера — чиновники перестают его бояться. Лучшая иллюстрация этого тезиса — ситуация в деревообработке.

Один из элементов этого кризиса был продемонстрирован на совещании во вторник. "Меня информируют, что успешные руководители предприятий не хотят идти во власть... Высокопоставленная должность, как мне докладывают, некоторыми воспринимается как дополнительная нагрузка и источник повышенной опасности", — сказал Лукашенко. Эту ситуацию проиллюстрировал глава администрации президента Андрей Кобяков: "В резерве на должность заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия было три кандидатуры. Однако от назначения все они по той или иной причине отказались. В результате был назначен первый заместитель председателя Борисовского райисполкома... Почти два года пустует кресло заместителя министра экономики. Долгое время вакантные должности заместителей министров архитектуры и строительства, спорта и туризма". По словам Кобякова, еще сложнее ситуация на региональном уровне. Например, при подборе кандидатов на должность первого заместителя председателя начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Крупского райисполкома отказалась девять руководителей сельхозорганизаций не только из Минской, но и из Брестской и Гродненской областей.

Если люди не хотят быть начальниками — это явный признак кризиса системы. Так было в последние годы существования СССР: когда никто не хотел занимать пост партийных руководителей, найти кандидатуру на должность первого секретаря райкома КПСС было большой проблемой.

Это напрямую сказывается на качестве управления. Если заместителем министра сельского хозяйства назначают заместителя председателя райисполкома, то сами понимаете, какой будет эффект. Это как накануне войны в СССР лейтенантов назначали руководить полками. Всем известно, что получилось из того эксперимента.

Лукашенко понимает, что надо что-то делать. Проводить реформы опасно. Нужно, считает он, как-то заставить работать эту систему. Как? Все, что делает белорусский лидер, не выходит за пределы его собственного жизненного опыта. И он вспомнил, как в советское время регулярно проводили партийно-хозяйственные активы. Там выступали высокие начальники, объясняли, как работать, угрожали недобросовестным руководителям. Вот Лукашенко и пытается повторить тот опыт.

Такие директивные выступления президента с указаниями, установкам, вразнос и публичными унижениями чиновников непонятны и не нужны в нормальной демократической стране. Они неэффективны, поскольку неэффективна сама система. Но в рамках существующей системы они являются необходимым элементом ее функционирования. Если отсутствуют экономические стимулы, то их нужно компенсировать принуждением. Сталинские репрессии против управленческих кадров частично выполняли роль такого принуждения. Ведь если нет жесткого давления с вершины административной пирамиды, то система загнивает. Что показал брежневский застой. Лукашенко это интуитивно чувствует, поэтому постоянно и давит, пугает. Ему кажется, что еще одно совещание — и система заработает. Блаженны те, кто верят, потому что наследуют царство небесное.