Как Беларусь видит Евромайдан

По-белорусски "шчуры" – это "крысы". И когда я говорю о том, что белорусы глядят на события, происходящие сейчас в Киеве, прищурившись, то подразумеваю именно это неслучайное совпадение смыслов.

Когда Евромайдан только начинался, в Беларуси его тщательно не замечали. Причем не только государственные СМИ, которым по рангу положено не видеть никаких революций, особенно вполне успешно развивающихся по соседству. По главному госканалу страны про Майдан не смогли смолчать только тогда, когда там стали разбирать на сувениры памятник Ленину, да и то сюжет вышел короткий, информационный и без комментариев.

Похоже, официальная белорусская власть предпочитает делать вид, что никаких чудовищ под кроватью нет, и считает, что любое упоминание про революцию служит для нее опасной рекламой. И это вполне разумно – вдруг народ, услышав, что у соседей все получается, решит, что он тоже может попробовать еще разок. А зачем Лукашенко эта головная боль, которую на этот раз, если что, даже не прикроешь сенсационными 82,6% проголосовавших за тебя на фальшивых выборах.

Более удивительно, что Майдан поначалу отказывалась освещать и оппозиционная белорусская пресса. Но и этому есть довольно простые объяснения. Местные борцы против режима отчаянно завидовали. Слаженности, единению, массовости Евромайдана. Тому, что жители братской республики, вместо того чтобы десятилетиями вести душеспасительные беседы на деньги иностранных грантодателей, взяли и вышли на улицы миллионным тиражом, да еще и памятник Ленину уронили в запальчивости. Революция так революция: кто не спрятался – тому бронзовелость не поможет.

Оценивать Евромайдан можно, конечно, по-разному, и вполне может получиться так, что в итоге украинцы получат вариант "за что боролись – на то и напоролись". Но нельзя не восхититься тем, что на Украине действительно есть кому бороться, этих людей много, и они представляют собой вполне энциклопедичную трактовку слова "народ", не боятся правительства, полиции, последствий – просто идут всей страной и делают то, что считают правильным.

У белорусов, веками прикрепленных к каким-нибудь сверхдержавам, понятие народности и единения поистерлось, и, если честно, этих людей даже сложно назвать нацией, поскольку признаки ее отсутствуют: свою культуру и традиции белорусы презирают, на родном языке большинство отказывается говорить совершенно добровольно, а о белорусском характере можно сказать только то, что жители моей страны – знаменитые "терпилы". Только это не белорусскость, а рабство.

Через неделю, когда стало понятно, что с Евромайданом все серьезно, белорусские оппозиционеры опомнились, начали размышлять, как же можно использовать украинские события себе на пользу. И пошла массовая миграция крыс на корабль: поторговать лицом в Киев отправились многие неудавшиеся белорусские революционеры первого и всех других эшелонов, а кто не смог поехать спасать Украину из-за политической эмиграции, начал строчить удаленные обзоры, чтобы хоть как-то прильнуть к историческому событию. Закономерно, что люди, которые не смогли стать лидерами перемен в своей стране, так легко соглашаются на роль массовки у соседей.

Благодаря декабрьской миграции оппозиционеров на юг белорусское правительство все же получило возможность отметиться в борьбе с украинскими настроениями. Когда оппозиционеры собрались на Евромайдан целым автобусом, его остановила милиция неподалеку от границы, и сражающиеся за чужую свободу разбежались по домам после первой же проверки документов, хотя никто не мешал им, например, пересесть на поезд или добираться автостопом. А те белорусы, которые не стали рекламировать свои организованные поездки в Киев через открытый доступ в соцсетях и все же добрались до Евромайдана, ведут себя там как бывалые: радостно машут бело-красно-белыми флагами и чувствуют сопричастность, хотя на самом-то деле ни на что не влияют. Этот политический туризм от людей, которые в своей стране ничего не смогли изменить, смотрится нелепым подхалимажем, унизительной демонстрацией полного бессилия.

В этом тоже сильно заметна белорусская ментальность – свободы мы хотим, конечно, только так, чтобы за нее не бороться, не рисковать ни секунды и ничем. Но все уже в курсе, как усато поступили белорусы с такой вот бесплатно выданной в 1991 году свободой. Видимо, чернобыльская радиация тотально растворила все партизанские гены, заменив их на более приспособленческие варианты ДНК.

Интересно, почему украинцы и грузины могут выйти на улицы и устроить революцию, а белорусы и русские способны в основном изображать бурную деятельность, бояться и по свистку падать на колени? Совершенно точно, что дело тут не в секретных заговорах и подпольном финансировании с Запада. Просто кто-то за годы советской власти сильно отвык решать за себя сам – и очень боязно начинать снова, лучше уж путь наименьшего сопротивления. И лишь бы не было войны. А у кого-то хорошо проветриваемый климат, который выдул из голов привычку бездумно подчиняться. Почет и слава, есть чему завидовать.