Рикошет. Где ключ к победе

Как-то неуверенно, с ощущением предрешенной судьбы в независимых СМИ и оппозиционной среде начинается дискуссия по поводу планов на 2015 год, на время президентских выборов.

В этом смысле довольно показательна статья Дмитрия Дашкевича "Наш и ваш кандидат" на сайте "Хартии" 6 января 2014.

Показательна потому, что отражает довольно распространенные в оппозиционной среде представления о стратегии и тактике оппозиции. Змитер Дашкевич считает неверным акцентировать внимание на вопросе выбора единого кандидата в президенты от демократических сил. И главный его аргумент заключается в том, что в 2001 и 2006 годах эта тактика не дала результата. Ведь, на его взгляд, в обоих случаях лицо единого кандидата оказалось неудачным. И автор делает вывод:

Единый кандидат от оппозиции - это, конечно, хорошо, но, как ярко свидетельствуют 2001 и 2006 годы, далеко не панацея от всех недугов оппозиции и общества. Чем такие единые, так лучше уж весь политический спектр кандидатов в 2010-м — каждый мог поддержать понравившегося. Да и что говорить, 30-50 тысяч на проспекте в 10-м — это удар самозванцу посерьезней, чем 100 человек в 2001-м или 500 человек в 2006-м.

Нет, не в едином кандидате ключ к победе, а в том, что мы делаем в день, когда Лукашенко крадет наши голоса... раз в пять лет наш и ваш кандидат — это Площадь.


Таким образом, как считает Дмитрий Дашкевич, ключ к победе в том, что мы делаем в день выборов. В течение трех предыдущих президентских кампаний оппозиция по-разному использовала фактор Площади. В 2001 году единый кандидат Владимир Гончарик призвал своих сторонников разойтись по домам. В 2006 году единого кандидата Александра Милинкевича долго упрекали, что он действовал нерешительно, повел протестующих к площади Победы возлагать цветы. В 2010 году оппозиция действовала решительно, разбили двери в Доме правительства.

Тактики разные, а результат один: режим даже не пошатнулся. Разумеется, если критерием эффективности и успеха компании считать не силу "удара по самозванцу" и не моральное удовлетворение, а настоящую победу.

На мой взгляд, причина поражений в том, что Площадь рассматривалась как самостоятельный фактор в отрыве от ходьбы всей избирательной кампании. На самом деле фактор Площади может сыграть ключевую роль только в случае, если она — заключительный аккорд, сильная точка в победной кампании. Если же весь избирательный марафон оппозиция провела слабо, выбрала неудачную тактику, то неважно, что она делает в день выборов, насколько решительно действует, так как это мало на что влияет. О чем и свидетельствуют предыдущие кампании.

Площадь может сыграть решающую роль только при условии, если оппозиционный кандидат получит реальную электоральную победу, а Лидия Ермошина ее не признает. Вот тогда от решимости "Майдана" в первые часы и дни после выборов и зависит судьба страны. И, кстати, именно в этом случае обывателю понятно, зачем выходить на улицу, ради чего рисковать.

А вот как раз ради электоральной победы и нужен единый кандидат. Он не панацея, но необходимое условие. Ведь чтобы получить большую, чем Лукашенко, поддержку населения, оппозиционный кандидат должен забрать голоса всего протестного электората. А это возможно при условии, что он будет один. Если оппозиционных кандидатов много, то голоса распыляются.

Вот в Украине Юлия Тимошенко считает, что единый кандидат оппозиции не нужен. Пусть в первом туре идут все оппоненты Виктора Януковича, это снизит уровень поддержки действующего украинского президента. А уже во втором туре все поддержат кандидата, который будет состязаться с Виктором Януковичем. В Украине такая тактика имеет под собой почву, так как там голоса считают.

В Беларуси такая тактика не работает, так как здесь второго тура не будет. Побеждать диктатора нужно в первом туре.

Сразу слышу возражения. Мол, о чем ты говоришь, у нас же выборов нет, голосов не считают, как узнать, что на самом деле оппозиционный кандидат победил?

Есть много способов выяснить реальный электоральный расклад: социология, экзит-полы. Если оппозиция не доверяет независимым белорусским социологам, можно пригласить специалистов из-за рубежа. Угроза того, что власти не дадут провести опрос, также преодолима. Опросить же нужно всего лишь около 3 тысяч человек из среды шести миллионов избирателей, чтобы иметь репрезентативный рисунок. Всю страну перекрыть невозможно, не хватит милиционеров и КГБ. И если в стране происходит психологический перелом в пользу оппонентов Лукашенко, то и силовики не будут препятствовать.

Кстати, Владимир Гончарик, которого так резко отрицательно характеризует Змитер Дашкевич, набрал в 2001 году более 30% голосов. Никто из противников Александра Лукашенко после больше не набирал, ни Александр Милинкевич, ни кто либо другой. Если бы сегодня в Беларуси был кандидат, за которого были бы готовы голосовать так много людей, то и проблемы бы не было. Ведь это соизмеримо с нынешним рейтингом Александра Лукашенко.