Рикошет. Работа над ошибками

Моя реплика на статью очень уважаемого мною за самоотверженность Дмитрия Дашкевича "Наш и ваш кандидат" на сайте "Хартии" 6 января 2014 года вызвало его реакцию. В ответ он написал новую статью "Три ошибки и одна правда Карбалевича". Поскольку признавать свои ошибки не хочется, то позволю себе прокомментировать этот материал.

Первая моя ошибка, по мнению Дмитрия Дашкевича, касается того, что я неправильно оценил степень решительности протестующих 19 декабря 2010 года. Мой оппонент считает, что они как раз действовали нерешительно. Он не объясняет, что значат в его понимании "решительные действия". Поэтому здесь трудно что-то опровергать. То ли надо было штурмовать здание администрации президента, то ли идти на Дрозды...

Хочу отметить, что несколько лет назад в Молдове представители оппозиции, недовольные объявленными итогами выборов, взяли штурмом здание парламента, многое там поломали, побили. И что? А ничего, под утро протестующие разошлись по домам, здание быстро отремонтировали, и все вернулось к статус-кво. Революции не получилась.

Это я к тому, что захватить здание и захватить власть — это разные вещи. Есть такая нематериальная, немного абстрактная вещь, как легитимность. Революция происходит тогда, когда решительные действия противников власти признаются обществом, а вслед за этим — и государственными институтами (в том числе и силовыми структурами) как справедливые и правильные.

Затем Дмитрий Дашкевич оспаривает необходимость единого кандидата. Его тезис звучит так: "Не единый кандидат может мобилизовать больше голосов протестного потенциала, а спектр кандидатов, каждый из которых мобилизует свою команду единомышленников и каждый из которых соберет голоса именно своего электорального поля".

Любые споры имеют смысл, когда оппоненты слышат друг друга. Кажется, что в данном случае уважаемый оппонент меня не слышит. Я говорю о том, что необходимое условие, без выполнения которой Площадь не имеет перспектив, — это электоральная преимущество оппозиционного кандидата над Александром Лукашенко. Еще раз про мой сценарий. За месяц до выборов независимые социологи утверждают, что главный оппонент главы Беларуси набрал рейтинг, соизмеримый с лукашенковским. В этом случае наступает политический и психологический перелом в обществе, вертикали, силовых структурах, избирательных комиссиях. И если Ермошина гласит, что Александр Лукашенко набрал 85%, этому никто не верит. Выход людей на Площадь — заключительный этап, который завершает победную кампанию.

Но для такого сценария наличие единого кандидата — необходимое условие. Если это будет спектр кандидатов, как предлагает Дмитрий Дашкевич, то голоса противников Лукашенко рассыплются по всему спектру. Каждый будет иметь в лучшем случае по 10-15%. И социологи доведут, что действующий глава опережает ближайшего конкурента в 2-3 раза. В таком случае обыватель на Площадь не выйдет. Ведь не увидит смысла: диктатор же побеждает. Туда придут только активисты оппозиции. Со всем известным результатом.

Наконец, о третьей, "самую закоренелой" моей "ошибке". Змитер Дашкевич пишет: "Бархатные революции", которые сбросили с Польши, Германии, Чехословакии и других стран коммунистическое ярмо, происходили без победы единого кандидата на выборах. Но даже не в этом основная ошибка, а в том, что мы выходим на Площадь прежде не победу какого-то кандидата объявлять (хотя может быть и это!), а требовать честных выборов. Люди, вы понимаете разницу? "

Звучит очень красиво, но идеалистично. Конечно, можно призвать народ на "Майдан" ради голой идеи свободных выборов. Но опыт последних 15 лет показывает, что белорусы выходят массово на улицу только один раз за пять лет: в день президентских выборов. Было одно исключение, когда был протест после референдума о разрешения Лукашенко баллотироваться без ограничения сроков в 2004 году. Можно назвать это "основной ошибкой", но ведь это — белорусская реальность. И никуда от нее не деться. Политики, которые не считаются с реальностью, всегда проигрывают.