Привыкание к абсурду

Многие возмущаются, что хоккеисты из команды президента получили звание заслужанных мастеров спорта. Но интересно то, что публика давно уже не возмущается самим феноменом спортивных мероприятий с участием Александра Лукашенко.

С нормальной точки зрения выглядит странным, что эти соревнования усилиями государственных органов становятся событиями общенационального значения. За большие деньги приглашают известных спортсменов. Чтобы сделать президенту приятное, заполнить трибуны, школьников и студентов снимают с занятий и плотными рядами под руководством преподавателей гонят в Ледовый дворец. На соревнованиях присутствует все высшее руководство страны. А на "Минской лыжне" их вынуждают становиться на лыжи. Государственные СМИ на полном серьезе рассказывают об этих событиях как о главных политических новостях. Например, уже несколько лет рождественский хоккейный турнир любительских команд объявляется выдающейся спортивно-политическим событием. На этом фоне совсем не удивительно, что хоккеисты из команды президента получили звание заслуженных мастеров спорта.

В этих событиях можно рассмотреть сразу несколько феноменов. Прежде всего, это медийная явление. Классический пример, как из мухи делают слона.

Второй момент. На этих примерах хорошо видно, как общество привыкло к абсурду, давно считает это нормой. Ни преподаватели, ни студенты не возмущаются, что их загоняют на трибуны для удовлетворения спортивных амбиций одного человека. Высшие чиновники бросают работу, приезжают в ледовый дворец, чтобы помахать флажками и высказать неслыханную радость от того, что Александр Лукашенко забросил шайбу. А на "Минской лыжне" они изо всех сил стремятся выразить чувство глубокого удовлетворения, что их заставили в выходной день тянутся за город, пристраивать лыжи и имитировать хорошую спортивную форму. Никого не возмущает, что в условиях жесткого бюджетного секвестра, введения фактически налога на владение автомобилем власти проводят недешевый рождественский хоккейный турнир.

Наконец, главная загадка: зачем это нужно самому Лукашенко? Почему ему мало быть политическим триумфатором, 20 лет держать абсолютную власть, побеждать всех конкурентов и противников как в Беларуси, так и за пределами, каждый день появляться на экранах телевизоров в роли главы государства? Казалось бы, это полностью должно удовлетворить его тщеславие, жажду величия.

Но нет. Политического триумфа ему недостаточно. Лукашенко почему-то очень важно быть победителем еще и в спортивных соревнованиях. Разумеется, здесь таким экзотическим образом реализовалась детская мечта стать спортивной звездой, кумиром тысяч болельщиков, играть под шум трибун. Кроме того, у людей подобного типа существует постоянная потребность в победном допинга, жажда превосходства.

Самое загадочное в том, что Лукашенко в политической жизни обладает острой интуицией, природным здравым смыслом. Иначе столько лет не удерживал бы власть. Но, надевая спортивную форму, беря в руки клюшку или становясь на лыжи, почему-то сразу теряет здравый смысл. Он вовсе не чувствует фальшивости того, что во всех этих соревнованиях, будь то хоккейный матч или лыжная гонка, Лукашенко обязательно побеждает, даже когда его команда играет против олимпийских чемпионов из бывшей сборной СССР или канадских профессионалов из НХЛ. В этих забавных играх есть элемент некоего впадения в детство, когда взрослые, чтобы сделать ребенку приятное, играют не всерьез, поддаются.

Судя по всему, он действительно считает себя великим хоккеистом. В 2006 году, принимая поздравления с очередной победой на традиционном рождественском турнире, Лукашенко скромно отметил: "Спорт — большой дипломат. Поэтому мы значительное внимание уделяем спорта. В том числе и поэтому была создана команда президента Республики Беларусь, о которой знают в каждом спортивном государстве планеты" ("Звезда", 2006, 10 января ). А в далеком теперь 1998 году после матча в Москве между ветеранами хоккея Беларуси и России глава государства в интервью "Советскому спорту" заявил: "Я жалею, что не играл Третьяков, — так мне хотелось забросить ему шайбу. После матча я разговаривал с Владиславом, и он сказал, что не хотел меня огорчать, а я в шутку заметил, что он просто испугался: не пропускал шайбы от легендарных профессионалов Фила Эспозито или Бобби Хала, и вдруг любитель Лукашенко подмочит ему репутацию" ("Советская Белоруссия", 1998, 19 декабря ). Вот яркий пример того, когда в шутке только доля шутки, остальное — правда.