Эксперт: Думаю, что большинство майдановцев рокировка, которая произошла сейчас, не удовлетворяет

Украинцы вышли на Майдан, чтобы сменить систему, основанную на власти олигархов и коррупции. Об этом сейчас говорит большинство наблюдателей.

Однако толчком для протестов стал отказ властей Украины подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом в ноябре 2013 года.

Позже европейские дипломаты принимали участие в переговорах президента Украины и протестующих по преодолению политического кризиса.

Сейчас вопрос о подписании соглашения об ассоциации вновь обсуждается, а ЕС заявил о намерении выделить Украине 20 млрд евро на проведение реформ.

О том, начнется ли теперь сближение Украины с Европой, корреспондент сайта "Товарищ.online" побеседовала с аналитиком Белорусского института стратегических исследований Денисом Мельянцовым.

– Мирные протесты в Киеве закончились десятками жертв, а договоренности, достигнутые при участии европейских министров, были немедленно нарушены. Как Вы полагаете, будет ли Евросоюз и далее поддерживать Украину?

– Думаю, что будут поддерживать морально, поскольку уже заявили, что выступают за демократическую Украину, за смену власти, реформы и так далее. Но здесь очень большой вопрос, кого считать субъектом с украинской стороны. Европейским политикам не вполне понятно, с кем коммуницировать с украинской стороны. Сейчас вся власть, вся политика концентрируется на Майдане, но непонятно, какие субъекты принимают там ответственные решения. И непонятно также, будет ли следующая власть легальной и легитимной. Если выборы в демократическую Раду в Украине будут проведены в ближайшее время, то туда войдут старые партии, которые не поддержит Майдан. Евросоюз не будет договариваться с правыми радикалами, а традиционную оппозицию не поддерживают широкие общественные массы, которые хотели бы продолжать революцию и менять саму политическую систему в стране. И Евросоюзу пока остается только делать заявления, содержащие общие фразы.

– Стоит ли в таком случае ожидать финансовой поддержки?

– Сейчас в стране нет легальной и легитимной власти. Есть Майдан и теперешняя Рада, которые нашли какое-то взаимопонимание, но, тем не менее, ситуация вышла из правового поля. Смещен неконституционными методами законно избранный президент, а новый пока не был избран на честных, справедливых и открытых выборах. Евросоюз, естественно, будет очень осторожно взаимодействовать с новой украинской властью, пока она не войдет в правовое русло, и не будет установлена какая-то законность. Тогда можно будет говорить о поддержке конкретными деньгами конкретные проекты реформ. А просто так, как Россия, предложить миллиарды просто за какую-то ориентацию, ЕС себе позволить не может. Тем более, не в кредитах, а в виде помощи.

– Но Европа обещает выделить после формирования нового Кабмина 20 млрд евро на реформы.

– По моему личному мнению, это заявление безответственное. Скоро будет переизбран сам Европарламент. И говорить о выделении таких сумм без конкретных проектов реформ с украинской стороны не совсем корректно. Непонятно, откуда эти деньги, из каких бюджетов, на какие конкретно реформы они пойдут. Сейчас делать конкретные заявления о помощи Украине означает подписываться непонятно на что. Далеко не факт, что оппозиционные лидеры, с которыми общалась Европа, будут занимать хотя бы какое-то политическое поле в Украине через полгода-год. Ситуация очень ненадежная и развивается стремительно, поэтому гарантировать что-то министры, естественно, не могут. И скорее всего, реальной помощи до того, как определится политическая ситуация, не последует.

– Возможно, в таком случае стоит ожидать, что Евросоюз поддержит одного из кандидатов в президенты, выступающего за "европейский вектор" Украины?

– ЕС будет поддерживать сам процесс и демократические процедуры честных выборов любого президента Украины. Я не думаю, что будет конкретная ставка на кого-либо из кандидатов.

– Европа готова оказать Украине, как минимум, моральную поддержку. Но Майдан, похоже, уже не так заинтересован Евросоюзом…

– Действительно, последнее репрезентативное исследование, проведенное украинской социологической организацией в конце января, показало, что только 40% поддерживают европейскую интеграцию. Майдан ноября и Майдан января – это совершенно разный взгляд на ЕС.

Продолжение читайте здесь.