Уроки Майдана

Честно признаюсь, я не рассчитывал на такую ​​скорую победу Майдана. И все свои выводы строил на том, что существует равновесие сил, поэтому противостояние будет долгим, с человеческими жертвами, и нужно искать компромисс. Единственное, что меня в каком-то смысле оправдывает, это то, что не я один оказался в такой ситуации.

Примерно так же рассуждали и политические лидеры ЕС. Министры иностранных дел Польши, Германии, Франции приехали в Киев после той кровавой ночи, чтобы примирить стороны конфликта. Под их эгидой был подписан документ, который предусматривал компромиссный выход из кризиса. Глава польского внешнеполитического ведомства Сикорский лично уговаривал Раду Майдана принять это соглашение и прекратить противостояние. А через день после подписания и отъезда высоких полномочных представителей ЕС режим Януковича капитулировал. Но у этих же политиков советники, большие посольства в Киеве, на них работают мощные аналитические центры...

Уже не говорю, как опростоволосился Кремль. Причем во второй раз. Для Путина Янукович стал воплощением злой судьбы, каким-то зловещим знаком позора. Во время предыдущей "оранжевой революции" (2004-2005 гг.) российский президент поставил на него свою репутацию. Он три раза приезжал в Украину, чтобы поддержать Януковича, три раза поздравлял его с победой. А в результате получил в качестве партнера Виктора Ющенко с его четкой ориентацией на Европу, что было воспринято в Москве как антироссийский курс.

Теперь история повторилась почти с математической точностью. Руководство России предприняло титанические усилия, чтобы предотвратить подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС. Хотя, честно говоря, этот документ имел скорее символический характер. Он в действительности мало что поменял бы в геополитическом положении Украины. От его подписания до реализации — огромная дистанция. Но руководство России почему-то решило, что такое развитие событий для него абсолютно неприемлемо. Москва долго выкручивала руки Киеву, организовывала экономический шантаж и таможенную блокаду украинских товаров. И снова поставила на Виктора Януковича, готова была платить любые деньги, лишь бы удержать Киев в своей орбите. И получила Евромайдан, закончившийся революцией, приходом к власти в Украине политических сил, гораздо более радикально настроенных по отношению к курсу на Европу, чем Ющенко. Дважды наступать на одни и те же грабли — это большой политический талант. Отсюда сейчас такая истерика в России.

Но поговорим об уроках Майдана, которые в чем-то могут быть актуальными и для Беларуси.

1. Выход на улицу большого количества людей в ответ на отказ руководства Украины подписать соглашение об ассоциации с ЕС был неожиданным для всех. В том числе и для украинской оппозиции. Как, кстати, и взрыв народного гнева на арабском Востоке. Поэтому важный вывод: никто не узнает заранее, отчего вдруг все вспыхнет.

2. Активное, пассионарное меньшинство, которое хорошо знает, чего хочет, и готово за это умереть, — такое меньшинство, опираясь на пассивную симпатию большинства, может принудить к капитуляции всю государственную машину. Но этот вывод справедлив только для слабых авторитарных режимов, вроде того, который был на днях свергнут в Украине, или режима Бакиева в Киргизии (толпа в несколько тысяч человек свалила его за один день). В условиях жесткого авторитарного режима, который существует в Беларуси, это правило не срабатывает.

3. В Украине выросло "небитое поколение", у которого нет страха перед властью. К сожалению, в Беларуси такое поколение вырасти не успело. Короткого периода первой половины 1990-х годов было недостаточно.

4. У белорусского общества, в социальных сетях очень распространено мнение, что одна из причин отсутствия перспектив демократии здесь — отсутствие лидера, который бы объединил всех недовольных и повел за собой. Так вот опыт Майдана показывает, что ради успеха народного протеста наличие лидера совсем не обязательно. Там признанного всеми главы не было. Более того, между лидерами парламентской оппозиции (Яценюк, Кличко, Тягнибок) и Майданом постоянно были большие разногласия. Кстати, не было признанных лидеров и во время "Арабской весны".

5. Власть и вообще правящая номенклатура в постсоветских странах признает только силу. Два месяца Янукович отказывался садиться за один стол и искать компромисс с оппозицией. Только угроза захвата протестующими государственных учреждений принудила его к переговорам.

6. Острый номенклатурный нюх, обостренное политическое чутье чиновников — очень точный индикатор силы или слабости режима. В украинском случае, как только они почувствовали, что Янукович проиграет, то наперегонки бросились от него. Было много прогнозов, что восток Украины не признает власть Майдана, произойдет раскол страны. Но сейчас видно, что они не сбываются. Вся восточная номенклатура из Партии регионов сдала своего босса как стеклотару. Как ни подкармливай чиновников, в критический момент никто из них жертвовать собой ради правителя не будет.

7. Урок для сотрудников силовых структур. Стрельба по народу никогда безнаказанной не останется, сколько бы времени ни прошло. Литва до сих пор ищет военнослужащих, виновных в гибели людей во время событий 1991 года, чтобы судить. Киргизстан ищет соратников Бакиева за расстрел протестующих в 2010 году. То же самое сейчас начинается в Украине. Причем отмазка "я выполнял приказ" не прокатит. Ведь выполнение преступных приказов не освобождает от ответственности.