Империя не по средствам

В связи с событиями на Украине и Западе в постсоветских странах резко усилился хор голосов, рассуждающих об "империалистических устремлениях" России, попытках В.В. Путина "возродить СССР", повсеместных "заговорах Москвы". Политиканы от Балтии и Польши до Грузии в истерике бьются, нагнетая страхи перед "угрозой Москвы". Всерьез обсуждают даже такие экзотические вещи, как ввод российских войск на Украину. Подогревают ажиотаж эксцентричными высказываниями и такие лузеры российской политики, как Зюганов и Жириновский.

А что действительно составляет суть российской концепции взаимоотношений с "ближним зарубежьем"? Да, имеет место широко распространенная ностальгия по СССР. Не так просто гражданам великой страны вдруг оказаться гражданами небольших стран, не имеющих ни влияния, ни авторитета в мировых делах. Непросто и преодолеть социокультурную общность всех наших стран с Россией. Ведь даже школьные учебники у нас у всех были общие. Все постсоветские страны сохранили большие объемы торговли с Россией. Эти объемы для них очень существенны.

С другой стороны, Россия все никак не переживет "посттравматический синдром", связанный с потерей ею статуса великой державы: ни по экономическому потенциалу, ни по численности населения, ни по научно-техническому потенциалу этому статусу она уже не соответствует. Остатки советского задела (военный потенциал, ВПК, атомная промышленность, частью - авиапром) потихоньку проедаются. А психология масс, как и ее отражение в политике, меняется много медленнее.

Никак не придет понимание, что статус великой державы требует больших расходов на его поддержание: формирование клиентелы, поиск союзников, их поддержка и т.д. СССР таких расходов не выдержал: надорвался. У России таких ресурсов заведомо нет.

А главное - нужна идея. Нужна общая цель в построении общества, понятная и для своего населения, и для потенциальных союзников. У России нет и этого: не считать же коррупцию и гигантское социальное расслоение образцом для подражания для других стран.

Конечно, русский язык, русскоязычное население, русская культура широко распространены во всех постсоветских странах. Но в своем стремлении определиться как региональная сверхдержава Россия этим обстоятельством, похоже, существенно злоупотребляет.

Что реально может предложить она своим союзникам? И прежде всего постсоветским странам. Технологии, инвестиции? Даже не смешно. Допуск на российский рынок? Было важно. Но со вступлением России в ВТО российский рынок превращается в поле битвы между западными и китайскими компаниями. Да еще и защита россиянами интересов своих производителей. Более слабые компании из постсоветских стран интенсивно вытесняются. Мы в Беларуси это прекрасно чувствуем. Остается разве что скидка на газ и возможность правительству перекредитоваться. Не так много для тесного партнерства.

Поэтому позиции ЕС, Китая, арабских стран, США во всех постсоветских странах постепенно, но неуклонно усиливаются. И их бизнес, их правящие круги не могут этого не учитывать. Отсюда - и страшилки "русской угрозы", и проблема постепенного свертывания российского влияния в постсоветских странах.

А что касается реальности российской военной угрозы, то здесь имеет место недопонимание. В конце концов, в российском истеблишменте господствует либеральная идеология. Да, в последнее время все чаще наблюдаются отклонения в пользу более прагматичных решений (особенно у В.В. Путина), но и либералы сохраняют влияние как на формирование решений, так и на их оформление. В конкретной политике это преломляется в попытках копировать западные образцы. И в политике, и в экономике, и в идеологии.

Еще 50 лет назад Запад отказался от колониализма как крайне неэффективной формы господства. На смену ему сначала пришел неоколониализм с заменой политического господства на экономическое (как правило - той же метрополии), а потом - глобальный рынок, который вполне контролируем Западом в целом. В начале нынешнего века этот миропорядок взорвал своей экспансией Китай, но сегодня Запад пытается восстановить равновесие в выгодной для него форме. И уже ясно, что и колониализм, и неоколониализм как фактор международных отношений - в прошлом, и возврата к ним в мировом масштабе не будет.

В этом плане идеи "кремлевских мечтателей", от либералов до "государственников", об установлении на постсоветском пространстве подконтрольной российскому капиталу экономической зоны вовсе не обязательно требуют военного контроля или присоединения территорий. А вот политического контроля - требуют. Поскольку российский капитал слишком слаб, чтобы конкурировать без политической поддержки на территории сопредельных с Россией государств с капиталом китайским или западным.

Политической целью российского истеблишмента сегодня является не присоединение территорий или военный контроль, а неоколониалистская модель (уже архаичная для западных политологов) окружения России цепью формально самостоятельных, но экономически полностью зависимых небольших государств. И чем маргинальней там политический режим, тем легче им манипулировать, тем меньше шансов, что он сменит политическую ориентацию.

Только ведь шансов на реализацию и существование даже в среднесрочной перспективе такой модели у России никаких. Неоколониализм умер не случайно, он просто неэффективен. Мир глобален, и западный или китайский капитал в сопредельные с Россией страны входит все равно. И конкурировать с ним без коррупции и поддержки административного ресурса российский капитал не сможет: слишком слаб. Национальные потребности постсоветских стран в конфликт с интересами российского капитала вступали и вступать будут.

Россия сама никак не определится, что она может и что она хочет в этом мире. А поскольку ее влияние в сопредельных постсоветских странах все еще очень велико, шарахаясь в своей политике или ставя перед собой нелепые цели, и другие постсоветские страны сбивает с пути. А ведь на ней - и моральная, и политическая ответственность.