Культура макулатуры

За неимением нефти и газа Беларусь обратилась к другому неисчерпаемому ресурсу — мусору, и пробует научиться извлекать деньги из него. Там, под ногами, в россыпях бумажек и ненужных батареек, таятся миллионы.

Поставив всю страну в очередь на сдачу стеклотары, призвав школьников собирать металлолом, батарейки, проводки, крышки от бутылок и уже использованные шнурки, мы обязательно прорвемся к звездам. Интересно при этом, что в экономику пришла та идея, которая уже давно активно используется в политике.

Сбор и переработка вторсырья — это главный принцип, по которому существует наша публичная сфера. С 1995г. здесь не озвучено ни одной новой идеи, а появление новых лиц в обойме тех, кого допускают к борьбе с режимом или в сам режим, так редко, что возникает впечатление бесконечной пере- работки одного и того же материала.

Все наши выборы сделаны из уже использованной один раз бумаги. Не является новой даже сама атмосфера этих выборов. Те немногие, кто не поленился сходить на избирательные участки во время кампании в местные советы, увидели в школах ровно те же буфеты, ровно так же отпечатанные листовки с одинаковыми портретами одинаковых кандидатов, как это было 30 лет назад, в БССР.

Время остановилось: в середине прошлой недели на входе в ст. м. "Автозаводская" автор этих cтрок наблюдал трех приличных мужчин, которые, стоя возле предвыборного стенда с листовками участников кампании, горячо спорили, за кого будут голосовать. Не зная, что выборы-то в стране прошли три дня назад. Если бы стенды простояли у остановок еще 4 года, можно было бы смело по ним же запускать кампанию новых выборов в местные советы. Явка, участие и озвученный итог были бы неизменными. А зачем тратить деньги на новое выдвижение, новые агитационные материалы? Стенды и обойму выдвинувшихся можно использовать снова и снова — принцип recycled в действии.

На уровне концепций и подходов к управлению страной власть перерабатывает "макулатуру", которую она находит в трех местах. Во-первых, это огромная свалка идейных руин Советского Союза. Отсюда — "доски почета", "одно окно", "распределение студентов", "право на труд", "профсоюзы" (в том виде, в котором они существуют у нас). Отсюда — антизападная риторика, постоянные оглядки на Москву. Отсюда — выражения "враги народа", "пятая колонна", отсюда — борьба с коррупцией, преодоление "бюрократии", "головотяпства" и прочих явлений, выявленных и заклейменных еще на последних пленумах ЦК КПСС. Достаточно выйти на проспект и прогуляться по городу, глядя на все эти плакаты "За Беларусь", чтобы понять: мы живем в переработанной версии БССРовской реальности 1980-х гг.

Вторым источником идейной "макулатуры" для власти является оппозиция. И тут нет ничего такого, что могли бы придумать демсилы, что на следующий день не было бы обращено в инициативу власти. Повышение платы за русский транзит энергоресурсов (идея БНФ середины 1990-х), открытки президенту с сообщением о замеченных в стране нарушениях, общественные приемные чиновников (обе идеи — "Говори правду", 2010г.) — все это успешно усвоено и применяется.

Третье место, где находятся идеи, которые после тщательной переработки запускаются в публичное пространство, — необъятная Россия. Тут мы берем вовсю, с упоением. Начиная с мысли о "партии власти", которая, безусловно, нужна такой махине, как наша восточная соседка, и которая явно претит индивидуалистскому режиму, выстроенному в крохотной Беларуси. Но если там есть своя "Единая Россия", у нас должна быть своя "Белая Русь". У них есть Следственный комитет, и у нас появляется структура с таким же названием. Хорошо хоть милицию в полицию переименовывать не стали! У них — Федеральное собрание, у нас — Национальное собрание. У них — Совет Федерации, у нас — Совет Республики. Да что тут говорить — телеведущие старательно воспроизводят даже интонации своих российских коллег, у нас есть свои двойники из "России 1" — Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева.

Принцип сбора и переработки вторсырья хорошо просматривается и в кадровой политике. Памятен тот момент, когда из администрации президента был вычищен последний "младо-реформатор", приведший к власти Александра Лукашенко с надеждой на то, что президент будет делать, что ему говорят Леонид Синицын (автор идеи "вертикали") или Виктор Гончар (первый председатель ЦИК). Вместо них были собраны и переработаны партийные бонзы, работавшие в истеблишменте поздней БССР, — седовласые мужи, патриархи плановой экономики. Новые лица тут в лучшем случае появляются из иных сфер: так, строитель становится главным финансистом, номенклатурщик — академиком, а поэт — кандидатом в президенты. Гайдукевич-старший плавно уступает публичное пространство Гайдукевичу-младшему, Винцук Вячорка из БНФ становится Франакам Вячоркай, узнаваемым лидером культурного подполья. Рядом с Александром Лукашенко принимает парады его сын Николай.

В чудесной книге Игоря Бобкова "Хвілінка", которая, скорей всего, получит премию Гедройца в этом году, описываются три друга, которые встречаются в середине 1980-х гг. в минском бистро, расположенном у Октябрьской площади — там, где сейчас находятся "Печки-Лавочки". Они точно так же остро переживают феномен застывания времени, но потом, когда все вокруг делает перестроечный скачок, становятся кто поэтом, кто борцом, кто музыкантом. В тексте выражена мысль об утраченном нами будущем. Пока мы стояли на месте (а ведь очевидно, что наша переработка политического вторсырья и есть стояние на месте), наше возможное будущее случилось в других странах. В странах Балтии, в Польше. И вот, оказалось, все там не так уж и хорошо: эйфория прошла, дым рассеялся, врагов больше не осталось. В Европу в конечном итоге взяли не до конца, денег нет, вокруг — безысходность. Бобков подталкивает нас к оптимистичному допущению: поскольку наше будущее уже случилось там, сейчас для нас, благодаря Лукашенко, зреет иное будущее, которое внезапно может оказаться лучше и веселей, чем в Литве или депрессивной Латвии.

Новости по теме

Последние новости