Белорусская модель развития. Новый этап — экономический бардак

Сергей Николюк, Naviny.by

Пока глава государства мечется по стране с целью искоренения «бардака» на госпредприятиях, процесс деиндустриализиции белорусской экономики набирает обороты.

11 апреля Александр Лукашенко обнаружил на территории льнозавода в Слуцке грязь и огромные кучи сырья. Констатировав «полный бардак» и отсутствие хозяина, он переехал на второе проблемное предприятие города — Слуцкий мясокомбинат, где, как сообщили официальные источники, «обратил внимание на отсутствие должного порядка и неподобающие условия». Заглянул глава государства и в холодильные помещения.

Их визуальный осмотр, совмещенный с анализом воздушной среды («Тут же дышать нечем!»), закончился распоряжением возбудить уголовное дело и разобраться по всем вопросам. Это было уже второе распоряжение такого рода за день. Первое председатель Комитета государственного контроля Александр Якобсон получил еще на льнозаводе.

Но административной границей Слуцка спецоперация по наведению «должного порядка» не ограничится. Лукашенко был предельно конкретен: «Немедленно уточните по стране, есть ли такой бардак на каких-то предприятиях».

Учитывая, что даже в отдельно взятом Слуцке бардак не оказался единичным, можно спрогнозировать, что многочисленным специалистам по учету бардака в стране безработица не грозит.


Хорошо работают там, где не мешает государство

22 марта 2002 года на семинаре руководящих работников республиканских и местных государственных органов Лукашенко выступил с докладом, посвященным «белорусской модели экономического развития». Ограничусь ключевой цитатой: «Да, «белорусская модель развития» или «белорусский путь развития» объективно существует. Все, что сегодня мы имеем в экономике, в социальной и других сферах, — результат того, что мы все эти годы шли своим путем, мы жили своим умом. Мы не слушали «докторов» из Международного валютного фонда, прописывающих лекарства, которые опаснее самой болезни».

Прошло 12 лет, но ни одно слово не потеряло актуальности. На оперативных совещаниях во Дворце Независимости, во время рабочих поездок по стране глава государства регулярно демонстрирует, чего удалось достигнуть, живя своим умом. Слуцкие кучи сырья и аромат гниющих туш из общей картины «достижений» не выпадают. Равно как и финансовые результаты пивоваренной отрасли Беларуси, которая, как отметил глава государства на недавнем совещании, «сегодня не просто хромает, а уничтожается» (при том что еще семь лет назад были приняты решения о крупномасштабном техническом переоснащении пивоваренных заводов и т.д.).

Из общей картины выпадают виды экономической деятельности, минимальным образом связанные с государством.

В первую очередь — Парк высоких технологий (ПВТ). На пресс-конференции в марте его директор Валерий Цепкало сообщил, что по итогам 2013 года общий объем выручки ПВТ составил 525 млн. долларов. С точки же зрения вклада в ВВП показатели ПВТ, по словам Цепкало, соизмеримы с теми, что давали МАЗ, БелАЗ и МТЗ вместе взятые в свои лучшие годы.

Из общей картины выпадают и операторы мобильной связи. Общее количество абонентов сотовой связи в Беларуси на 1 января 2014 года составило, по данным Минсвязи, 11,1 млн.

Свой вклад в развитие сотовой связи пыталось внести и государство. Как тут не вспомнить попытку РУП «Белтелеком» и ГНПО «Агат» создать в 2004 году государственного оператора сотовой связи «БеСТ». С формальной стороны проблем не возникло. Компанию зарегистрировали, выдали лицензию на оказание услуг сотовой связи, и к лету 2008 года она довела свою долю на рынке до… 2,5%. Вскоре аутсайдер рынка был продан турецкой компании Turkcell.


Сильная власть бессильна против законов рынка

Приглядимся к особенностям «белорусской модели экономического развития» с помощью автора — бессменного президента страны.

Первая из них, по его мысли, — сильная и эффективная государственная власть. «Мы же с самого начала, — пояснил Лукашенко участникам семинара в далеком уже 2002 году, — ясно представляли, что преждевременное расширение рыночных отношений не позволит радикально решить ни одну из существующих острейших проблем. Зато создаст новые, вытекающие из специфики рынка. Нарушится общественное согласие, что приведет к конфликтам и нестабильности. А ведь политическая стабильность — одно из главных условий постепенной интеграции в мировую экономику».

Спору нет, стабильность в белорусском обществе поддерживается, а вот с интеграцией в мировую экономику вышла заминка. Как ни пытался Запад «заставить быть такими, как все вокруг нас, как они, в конце концов», ничего у него не получилось. «Мы им сегодня как кость в горле», — констатировал Лукашенко в послании народу и парламенту в 2011 году.

По мировым понятиям современное государство — административное и налоговое. Его активность ограничивается управленческими задачами. Производственные задачи передаются отделенному от него рынку. Белорусское государство остается государством производственным, однако заинтересовать чем-либо мировую экономику оно не в состоянии.

Ограничусь одним примером. По информации начальника управления науки и инновационной политики Министерства экономики Дмитрия Крупского («Советская Белоруссия» от 7 марта), все белорусские государственные предприятия потратили в 2012 году на разработку новой продукции около 80 млн. евро, тогда как один «Фольксваген» — 9,5 млрд. евро (5% от годового объема продаж).

При таком соотношении любые рассуждения о «кости в горле» теряют смысл. Калийные удобрения, нефтепродукты — вот и весь набор конкурентоспособных товаров, производимых в Беларуси.


Деиндустриализация набирает обороты

Большинство белорусов не работают, а служат. Служат государству и за свое служение вознаграждаются по нормам, государством же установленным. Вне конкуренции тут силовики и чиновники.

На долю госсектора приходится около 70% ВВП, на госпредприятиях трудится две трети экономически активного населения Беларуси.

Вера в преимущества экономики, основанной на государственной собственности, свойственна не только конструктору «белорусской модели», но и миллионам белорусов.

В марте 2014 года, по данным НИСЭПИ, более эффективной формой собственности государственную считало 38% белорусов, частную — 51%. Но это в теории, на практике же, при ответе на вопрос «На каком предприятии вы хотели бы работать?» такие предпочтения сегодня уже не фиксируются (см. таблицу). Понять это несложно, если учесть, что уровень поддержки госсектора со стороны бюджета должен составить более 11 трлн. рублей.

Пока глава государства доказывает преимущества собственной экономической модели, процесс деиндустриализации уверенно набирает обороты.

Не исключено, что этот год будет последним в истории производства белорусских телевизоров. В январе-феврале 2014 года их производство относительно января-февраля прошлого года составило 23,6%. При этом на 9 проданных в Беларуси отечественных телевизоров пришелся 91 импортный!

Так же стремительно падает производство стиральных машин. За два первых месяца текущего года оно сократилось на 60,4% относительно показателя за соответствующий период прошлого года. Из 100 машин, реализованных торговлей, доля отечественных составила 6,2%. Список можно продолжить.

Новости по теме

    Рикошет. Полный бардак

    "Полный бардак, хозяина нет, никому это, чувствую, не надо... Это что такое? У нас после войны такого не было", — заключил глава государства во время посещения льнокомбината. Он, наверное, не догадывается, что поставил диагноз всей экономике страны,подробности

Новости других СМИ