Богданкевич: Заслуга Лукашенко только в том, что он научился доить Россию

Сергей Павловский, "Товарищ.online"

Станислав Богданкевич – первый глава Национального банка при президенте Александре Лукашенко. О том, какие перспективы развития Беларуси были утрачены за прошедшие годы, Богданкевич рассказал в интервью "Товарищ.online" в рамках проекта "20 лет: первый выбор независимой Беларуси".

- До избрания первого президента Беларуси вы уже несколько лет возглавляли Национальный банк. Изменения экономической политики в те годы происходили быстро?

- Изменения произошли позже, после референдума о новой Конституции. Национальный банк обладал внутренней автономией, он был подотчетен парламенту, а не президенту. Вмешательства в деятельность банка было не со стороны президента, а парламента, который иногда выносил решения выдать ресурсы на посевную, уборочную кампанию, так как на рыночной основе кредитовать убыточные колхозы было нельзя.

Для банковской сферы последствий не было. Более того, Лукашенко меня привлек после своей победы сразу же к разработке программы первоочередных мер. Мы разработали ее. Я настаивал на положении о том (и это было заложено в ней), как сохранить оборотный капитал реального сектора экономики, чтобы не допустить его проедания, и так далее. Он эту программу первоначально утвердил, но затем перечеркнул.

- Почему?

- Он был популистом. Программа вызывала некоторые негативные последствия для населения, на которые надо было пойти, чтобы осуществить перестройку экономики.

Главная заслуга Лукашенко в том, что он сохранил советский сектор промышленности. Но он сохранил его на старой технической основе в привязке к России, не обеспечив повышение конкурентоспособности, не проведя модернизацию и техническое перевооружение. Его главной задачей было сохранить рабочие места любой ценой даже на убыточных предприятиях. Он этого и добился.

- Вас приглашали после ухода из Нацбанка на работу в правительство?

- Я был избран депутатом Верховного Совета, где работал на постоянной основе, получал зарплату. Стал одновременно и чиновником, и депутатом. Могу похвастаться, что победил ставленника Лукашенко на 20% голосов. Тогда еще более-менее их считали.

Когда я ушел из Нацбанка, неожиданно для меня в бывшем нархозе сказали, что нельзя меня брать профессором, нельзя подпускать к студентам.

Через какое-то время власти предпринимали попытки наладить отношения. Однажды ко мне пришел советник президента, спросил, готов ли я вернуться во власть. Я сказал, что готов, но при условии, что президент публично извинится передо мной, что его ввели в заблуждение, так как он говорил обо мне клеветнические вещи, что у меня миллиарды, что я давал кредиты родственникам и знакомым. Это было абсолютная ложь. После этого не было ни привета, ни ответа. Приглашали только иногда на консультации.

- Говорят, что вас даже сейчас приглашают высокие чиновники, чтобы услышать ваше мнение.

- Приглашал Мясникович, когда получил мандат премьер-министра, официально к себе в кабинет. Я ему вручил программу экономических преобразований ОГП, состоялась длинная беседа с ним. Я бы сказал, что по всем вопросам у нас не было разногласий, что надо модернизировать экономику, проводить структурные реформы, подавить инфляцию. Но после этого я не видел, чтобы правительство продвигало настоящие рыночные меры.

Да, можно говорить об определенных достижениях в экономике, но в целом – это все же провал.

- На ваш взгляд, какие основные ошибки экономической политике были сделаны за 20 лет президентства Лукашенко?

- Самая большая ошибка в том, что, получив суверенитет и независимость Беларуси, так и не была создана национальная экономика, которая бы работала более чем на 50% на потребности внутри страны. У нас до 75% экономика работает на экспорт, собственного производства на нужды предприятий и населения почти нет.

Еще один просчет состоит в том, что у нас продолжается галопирующий рост цен, происходит фактически девальвация национальной валюты, хотя Лукашенко и пытается заверить в обратном.

Кроме того, в экономической сфере из-за авторитарных методов управления у нас не сопоставляют развитие нашей экономик с экономиками соседних стран, например, Польши, России. В Польше доход уже достигает 30 тысяч долларов на душу населения, а у нас – менее восьми, хотя мы в 1990 году были на одинаковых позициях. Эти вещи не анализируются, не привлекаются к их решениям специалисты.

- Власти часто обвиняют оппозицию в том, что она видит только недостатки. Есть ли чем похвастаться Лукашенко?

- Достижения тоже есть, например, в строительстве. Социальный пакет для населения также обеспечен, пусть и на минимальном уровне. И это в условиях огромной помощи со стороны России.

Заслуга Лукашенко в том, что он умеет доить Россию. У нас цена на газ – 166 долларов, в то время как Польше Россия продает его по 400 долларов, Украине – 450-500 долларов. То же самое и по нефти.

- Так это же хорошо...

- Да, мы живем не плохо, но это происходит за счет проедания средств от приватизации, за счет созданного еще при Советской власти капитала. Модернизация так и не была проведена. Если сравнивать с цивилизованным миром, у нас крайне малый доход в расчете на душу населения.

- Как вы считаете, реальные экономические реформы сейчас провести сложнее, чем это можно было сделать 20 лет назад?

- Реформы проводить всегда сложно. Нужна политическая воля. Благодаря дотациям со стороны России мы получаем 10-15 процентов ВВП на тарелочке в виде льготных цен. Их следовало бы направить на технологическое и техническое перевооружение, модернизацию, а не на потребление. Через год-два мы могли бы выйти на уровень той же Польши, если бы использовали эти ресурсы правильно. Белорусы не глупее поляков. Но Польша выбрала рынок и демократию, а Беларусь – авторитаризм и административную экономику.

Новости по теме

Новости других СМИ