Маневр Кремля сделал будущее Беларуси туманным

Дмитрий Заяц, Naviny.by

На минувшей неделе Москва и Минск договорились о том, что Беларуси будут компенсированы потери, вызванные налоговым маневром в нефтяной отрасли России. Однако обращает на себя внимание один существенный нюанс — договоренности будут действовать только один год. Условия сотрудничества Москвы и Минска в нефтяной сфере после 2015 года остаются неопределенными.


4 млрд. долларов Беларуси уже не светит

До сегодняшнего дня Беларусь получает российскую нефть на условиях, которые были подписаны в 2010 году. Их суть заключается в том, что нефть Москва продает Минску беспошлинно, однако белорусская сторона зачисляет в бюджет России весь объем вывозных пошлин на экспортируемые нефтепродукты, произведенные из российской нефти.

Надо сказать, суммы, которые Беларусь с 2011 года в виде нефтепошлин возвращала в российский бюджет, по белорусским меркам весьма солидные. Так, за январь-август 2014 года Беларусь перечислила в российский бюджет 2,23 млрд. долларов, в 2013 году — 3,31 млрд., в 2012-м — 3,85 млрд., в 2011-м — 3,07 млрд. долларов.

Если бы 4 млрд. долларов ежегодно в виде нефтепошлин Беларусь могла оставлять себе, «я бы построил здесь уже Эмираты», подчеркивал год назад Александр Лукашенко.

Воспользовавшись формированием Евразийского экономического союза, в котором планировалось отменить все изъятия и ограничения в отношении свободного передвижения товаров, Беларусь стала настаивать на исключении изъятий по углеводородам. То есть речь шла о том, чтобы весь объем вывозных пошлин на нефтепродукты оставался в белорусском бюджете.

Однако российская сторона перенесла формирование единого рынка энергетических товаров в рамках Евразийского союза на 2025 год, но дала добро на то, чтобы Беларусь в 2015-2024 гг. оставляла в своем бюджете ежегодно вывозные нефтепошлины на сумму 1,5 млрд. долларов. Согласившись на это, Беларусь подписала в мае 2014 года договор о Евразийском экономическом союзе. Причем Минск планировал в 2015 году провести переговоры, чтобы с 2016 года пересмотреть сумму нефтепошлин, зачисляемых в белорусский бюджет, в сторону увеличения.

Между тем, в сентябре 2014 года стало окончательно понятно, что Россия в 2015-2017 гг. собирается провести налоговый маневр в нефтяной отрасли (который заключается в резком снижении экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и одновременно — в резком повышение налога на добычу полезных ископаемых).

Белорусские власти подсчитали, что Беларусь в связи с этим маневром может потерять уже в 2015 году не менее 1 млрд. долларов, однако на минувшей неделе официальному Минску удалось уговорить Москву компенсировать эту сумму белорусскому бюджету.

В частности, Беларусь и Россия парафировали изменения в протокол, который предусматривает полное зачисление в бюджет Беларуси всех вывозных пошлин на нефтепродукты. Правда, с учетом проведения в России налогового маневра, размер пошлин в 2015 году снизится, и в белорусский бюджет поступит только 2,5 млрд. долларов. Хотя в 2011-2013 гг., как мы показали выше, пошлины в годовом выражении превышали 3-3,5 млрд. долларов, но зачислялись в российский бюджет.

Нюанс договоренностей, которые Москва и Минск достигли на прошлой неделе, заключается в том, что зачислять полностью вывозные пошлины на нефтепродукты в свой бюджет Беларусь сможет пока только в 2015 году. Что будет с 2016-го — непонятно. Премьер-министр Михаил Мясникович сообщил на прошлой неделе, что условия нефтяного сотрудничества Беларуси и России в 2016-2017 гг. стороны планируют обсуждать позже.


Проклятие после выборов

Глава Администрации президента Андрей Кобяков подчеркнул в минувший четверг, что все условия нефтяного сотрудничества с Москвой на 2015 год урегулированы. "Что касается последующих лет, то стороны договорились о том, что мы в ближайшие три-четыре месяца проведем дополнительные переговоры по этому вопросу", — сказал Кобяков.

Наблюдатели предполагают, что Беларусь будет настаивать на значительной компенсации потерь, вызванных налоговым маневром, также и во время переговоров на 2016-2017 гг.

"В связи с «маневром» вырастет входящая цена на нефть для белорусских НПЗ, для них это явное ухудшение работы, которое необходимо каким-то образом компенсировать", — говорит эксперт по вопросам топливно-энергетического комплекса Татьяна Манёнок.

На период до 2017 года, напоминает она, запланирована глобальная модернизация белорусских нефтеперерабатывающих заводов, которая потребует немалых средств. Поэтому, объясняет эксперт, если маржинальность нефтепереработки в результате увеличения входящих цен на нефть снизится, заводам необходимо будет это как-то компенсировать, чтобы они могли проводить модернизацию.

Вероятно, у Минска будут и другие причины настаивать на компенсации. Вступая в Евразийский экономический союз, белорусские власти планировали, что выгода от вхождения в интеграционное образование может достигать 4 млрд. долларов (при условии полного зачисления вывозных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет). В то же время налоговый маневр, который Россия поэтапно собирается проводить в 2015-2017 гг., предполагает кратное (до 5 раз) снижение величины пошлин на светлые нефтепродукты.

Таким образом, Минск видит основания требовать компенсацию упущенной выгоды. Если Москва не захочет идти навстречу, Минск, как это уже было в октябре 2014 года, может разыграть интеграционную карту. Ратифицируя договор о Евразийском экономическом союзе, белорусский парламент, напомнил, принял специальное заявление.

Суть его в следующем: Беларусь будет выполнять свои обязательства в рамках договора при условии, что на двухсторонней основе (то есть между Беларусью и Россией) будут урегулированы вопросы торговли энергетическими товарами. Так что, если Москва будет сопротивляться компенсировать Беларуси нефтяные потери, Минск снова поднимет вопрос о целесообразности своего участия в Евразийском союзе.

Впрочем, эксперты невысоко оценивают вероятность выхода Беларуси из евразийского договора.

"Минск может этим только пугать Москву. Белорусская сторона на выход из договора вряд ли решится, так как Евразийский союз обеспечивает Беларуси доступ к относительно дешевому газу, нефти, большому рынку сбыта. Если Лукашенко бросит вызов главному интеграционному проекту Путина, его Москва поставит в один ряд с Порошенко со всеми вытекающими из этого последствиями", — считает руководитель Научного исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

С другой стороны, если положение в Украине будет оставаться напряженным, белорусская сторона может конвертировать ситуацию в соседней стране в свою пользу, получив со стороны Кремля определенные интеграционные дивиденды.

В общем, переговоры об условиях поставок нефти в Беларуси в 2016-2017 годы будут напоминать политический торг. По мнению экспертов, протокол, предусматривающий полное зачисление нефтяных пошлин в белорусский бюджет, Москва подписала лишь на один год для того, чтобы сохранять рычаги влияния на Минск.

"Давняя позиция российской стороны заключается в том, чтобы избегать предоставления долгосрочных льгот Беларуси. Эта позиция позволяет сохранять неопределенность и удерживать Беларусь в состоянии постоянных переговоров", — отмечает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

Ведь от условий поставок углеводородного сырья в Беларусь, отмечает эксперт, зависит финансовая ситуация в стране.

"С учетом достигнутых на 2015 год договоренностей Беларусь в будущем году деньги получит, а дальше вновь возникает неопределенность. Для обывателя это означает, что ближе к концу 2015 года, если договоренности по нефти не будут пролонгированы, давление на валютный рынок может возрасти", — объясняет Чубрик.

По мнению эксперта, риск для Беларуси состоит еще и в том, что мировые цены на нефть в последнее время стали снижаться. 9 октября цена на нефть на мировом рынке упала до 90 долларов за баррель, хотя летом находилась в районе 100-110 долларов. В случае снижения цен на нефть доходы от нефтепошлин, которые поступят в белорусский бюджет, могут также сократиться. С другой стороны, падение цен на нефть снижает доходы России и ее возможности поддерживать Беларусь.

На этом фоне отсутствие долгосрочных договоренностей по условиям поставок российской нефти является для Беларуси серьезным риском. Тем более что в будущем году в стране запланированы президентские выборы, а после политической кампании, как показал 2011 год, готовность России оказывать финансовую поддержку Беларуси снижается.

"Если бы договоренности по нефти были достигнуты хотя бы на три года, можно было планировать доходы, резервировать часть средств на поддержание обменного курса. В условиях, когда договоренности подписаны только на 2015 год, над нами опять начинает довлеть проклятие девальвации после выборов", — полагает Александр Чубрик.

В общем, если резюмировать, ситуация стандартная. В год выборов Россия соглашается оказать поддержку официальному Минску, а после избирательной кампании возможны варианты. В том числе не самые приятные для Беларуси.

Новости по теме

Новости других СМИ