Нефть на пороге ценовой войны

РИА "Новости"

За довольно короткий промежуток времени цена нефти на мировом рынке сократилась на четверть. В середине июня Brent стоил $115 за баррель, а к середине октября опустился до $85.

Ситуация очень напоминает 2012 год. Тогда в первом квартале цена достигала $125, во втором квартале она снизилась до $90, однако уже в третьем квартале 2012 года конъюнктура стала изменяться к лучшему, благодаря своевременному вмешательству Саудовской Аравии, которая резко сократила поставки своей нефти, чем способствовала снижению избытка. В результате к концу 2012 года цена поднялась выше $110.

Очень хотелось бы верить, что в текущем году ситуация на рынке будет развиваться аналогичным образом. Очередной саммит ОПЕК должен состояться 27 ноября, и, исходя из конъюнктуры, логично было бы предположить, что на нем будет принято решение о сокращении квот на добычу, после чего цены до конца снова отрастут до $100 за баррель. Однако поступающая сейчас информация оставляет мало шансов на такой исход.


Коса нашла на камень

Разные источники свидетельствуют о том, что на этот раз Саудовская Аравия скорее всего устранится от миссии основного регулятора рынка. Напротив, может случиться так, что Эр-Рияд станет основным дерегулятором рынка, расшатав и обрушив его, чтобы потеснить основных конкурентов и расширить сферы влияния.

В СМИ уже прозвучали слова высокопоставленных чиновников Саудовской Аравии, что их страна не собирается влиять на ситуацию, по крайней мере, в одиночку. Более того, Saudi Aramco сделал демонстративную скидку своим клиентам в новых контрактах. Одновременно с этим в СМИ появились сообщения, что Иран также не будет настаивать на сокращении квот на предстоящем саммите. Иран постепенно выходит из-под санкций, и поэтому тоже готов увеличить поставки. Таким образом, два противоборствующих лагеря ОПЕК готовы поиграть мускулами. Из представителей картеля явную нервозность продемонстрировала только Венесуэла, но в данной ситуации ее мнение мало что значит.

Если Саудовская Аравия и Иран пойдут на принцип, они способны сообща увеличить добычу примерно на 2-3 миллиона баррелей в день. Учитывая и без того избыточное состояние рынка, такой приток обязательно обрушит цены.

Отметим, что ценовые войны на глобальных сырьевых рынках в последнее время стали довольно обычным явлением, поэтому сам термин "война" не предполагает ничего сверхординарного. Достаточно вспомнить агрессивные действия "Уралкалия" на рынке минеральных удобрений в прошлом году. В текущем же году разгорается ценовая война на рынке железной руды между Rio Tinto и BHP Billiton, которая неминуемо приведет к ценовой войне на рынке стального проката.


Векторы противостояния

Сейчас налицо несколько векторов противостояния, которые могут объяснить медвежьи настроения на рынке нефти. Первый вектор: США и Саудовская Аравия против России. Экспертами проводятся параллели с восьмидесятыми годами прошлого века, кода тайные договоренности американцев с арабами обрушили рынок и тем самым посодействовали быстрому распаду СССР.

Второй вектор: Саудовская Аравия против Ирана. Противостояние этих стран уходит корнями в историю, а момент для обострения отношений, учитывая события в Ираке и Сирии, сейчас очень удобный.

Третий вектор: Саудовская Аравия против США и ее сланцевой нефти. Американская нефть стала одним из главных дестабилизаторов рынка. Добыча в США за счет новых технологий растет уже не первый год темпами, близкими к 10%. Однако себестоимость американской нефти значительно выше арабской, поэтому своими действиями Эр-Рияд может добиться сокращения добычи в Северной Америке. К тому же отношения между США и Саудовской Аравии в последнее время несколько охладели по разным причинам и, в том числе, из-за потепления отношений между Вашингтоном и Тегераном.

Все три варианта имеют право на жизнь. Вполне возможно, что все они действуют одновременно. Но вероятно и то, что нет никаких строго сформированных векторов, а просто настал момент для войны всех против всех, когда никто не хочет уступать, и каждый надеется на то, что противник раньше попросит о перемирии. У Саудовской Аравии и Ирана преимущество перед США в низкой себестоимости. Вместе с тем бюджет США, в отличие от бюджетов Саудовской Аравии и Ирана, не предусматривает никаких пороговых значений в отношении цены нефти.

Таким образом, у каждой из сторон есть и слабые и сильные стороны. США может пожертвовать «сланцевым бумом», но вряд ли надолго. Саудовская Аравия, в свою очередь, может за счет резервов просуществовать некоторое, но не бесконечное время в условиях низких цен. Кроме того, потерю в цене Саудовская Аравия может компенсировать увеличенными объемами. То же самое можно сказать об Иране.

Многое разъяснится 27 ноября. Если никакого решения, которое могло бы поддержать рынок, все же принято не будет, то возрастет вероятность того, что понижательный тренд на рынке продолжится долго. Во всяком случае, до конца года цена не только не вернется на желанный уровень $100 за баррель, но может опуститься ниже $80.


Четвертый лишний

Россия, несмотря на свое лидирующее положение в отрасли, действенного участия в войне принять не может, хотя, как говорилось выше, не исключено, что она является одним из целевых объектов этой войны.

Единственное, что она может предложить в сложившихся условиях — это терпение. Ценовая война не может продолжиться долго, потому что у каждой из сторон есть определенный порог прочности. При этом у нашей нефтяной промышленности также есть некоторый запас по себестоимости. Кроме того, налоговый маневр, который предусматривается в будущем году, будет стимулировать нефтяные компании к увеличению экспорта за счет более низких экспортных пошлин на нефть. Здесь же следует отметить своевременный разворот российских экспортных потоков на восток. Если бы сейчас у России не было нефтепровода ВСТО, то пережить ценовую войну было бы гораздо труднее. Плюс к этому, проводимая сейчас модернизация НПЗ, позволяет диверсифицировать экспортные потоки за счет нефтепродуктов.

Конечно, доходная часть бюджета РФ в условиях низких цен пострадает. Но, во-первых, за годы высокой нефти был накоплен солидный резерв. А во-вторых, комфортная цена нефти долгое время расслабляла и позволяла раз за разом откладывать проведение структурных реформ. Теперь же необходимость этих реформ, как никогда, стала очевидной.

Новости по теме

Новости других СМИ