"Тунеядцы" испугаться–то испугались, а работать все равно не хотят


Время уговоров закончилось. Нянчить и кормить с ложечки почти полумиллионную армию нигде не работающих страна больше не согласна. Проект декрета против этого уродливого социального явления президент поручил доработать в течение месяца: "Любыми способами, которые мы знаем и умеем применять, надо заставить тунеядцев работать!"

Пока перспективы таковы: не пополнял государственную казну налоговыми отчислениями более полугода — оплати единовременный сбор в размере 20 базовых величин (эта норма не коснется нетрудоспособных граждан и тех, кто посвятил себя воспитанию детей).

И, представьте, прежде избегавшие труда любители жить за чужой счет резко активизировались. Желающих найти работу стало в 1,5 — 2 раза больше.

Начальник отдела службы занятости Гродненского райисполкома Елена Малахович замечает, что люди, годами плевавшие в потолок и в большинстве своем систематически злоупотреблявшие алкоголем, переживают нынче настоящий стресс:

— Они вдруг поняли, что каждый день нужно будет встать рано, куда–то пойти, что–то обязательно делать... Праздный образ жизни в последнее время казался некоторым гражданам все более привлекательным, о чем свидетельствует тот факт, что с каждым годом интерес к услугам нашей районной службы занятости заметно ослабевал.

Ажиотажа у кабинетов сегодня, однако, нет: в день приходит до 10 человек.

— Испугаться–то испугались, — размышляет Елена Константиновна, — а работать все равно не хотят. На 3 миллиона вообще никто не соглашается. Хотят сразу минимум 5 — 6 и выше. При этом просят: мол, подыщите что–нибудь такое, чтобы ничего не нужно было делать. И ни у кого нет хотя бы мало–мальски профессионально ориентированного образования! А если оно когда–то и имелось, уже полностью утрачена квалификация, нет опыта, в общем, все забыто. Предлагаешь подучиться — нет! Хотя, что таить, ведь и наниматели не очень–то стремятся брать кандидата, у которого за плечами только курсы. Им подавай сразу с опытом и стажем!

Столичный соискатель, говорят, нынче непривередливый... Вместе с тем ассортимент вакансий в Гродненском районе сегодня не отличается разнообразием: почти все они — в сельском хозяйстве. Например, всегда требуются трактористы, электрогазосварщики, водители, токари, кузнецы... При этом соискатели через одного лишены водительских прав и состоят на учете у нарколога, сетует Елена Малахович:

— Вот куда таких кандидатов пристроить? Получается, что самое большее, на что они способны, — это мести улицы и мыть полы. Но и тут ведь боятся перетрудиться! Им подавай место подсобного рабочего. А на предприятиях востребован только квалифицированный труд.

Существует и объективная проблема: подходящее место работы частенько слишком далеко от дома. Тут надо и с транспортом угадать, и выложить за поездку 20, 30 тысяч...

В целом на учете в отделе государственной службы занятости Гродненского райисполкома сегодня состоят 120 человек. Около 40% — молодежь до 31 года. Примерно каждый третий соискатель — женщина. За год в поисках работы приходит около 1.000 жителей.

Аналогичная ситуация и в Могилевском районе. Здесь еще к 1 декабря по поручению председателя облисполкома были составлены предварительные списки всех официально неработающих — чтобы сразу после выхода нового закона на местах уже владели ситуацией и потом действовали оперативно и не вслепую, вводит в курс дела начальник отдела занятости населения Могилевского района Алеся Климкова:

— По информации, собранной сельскими советами и РОВД, в районе сейчас не трудоустроены 854 человека. Но с тех пор как были составлены списки, к нам обратились только 10 человек. Из них 3 были трудоустроены на постоянную работу, 4 — привлечены к оплачиваемым общественным.

Всего на учете по Могилевскому району — 60 безработных. Но если человек действительно хочет работать, то, как правило, благополучно решает вопрос самостоятельно, объясняет Алеся Александровна:

— На селе по месту жительства вакансий хватает. Достаточно пойти в ближайший совхоз. А не идут, потому что понимают: придется работать. И нужны специалисты. Впрочем, жители деревень, которые находятся очень близко к Могилеву и где вопрос транспорта не стоит слишком остро, нередко приходят к нам с просьбой трудоустроить в городе... Что касается материальных запросов, то сегодня одна 38–летняя дама искала работу уборщицей или санитаркой с зарплатой не менее 3 миллионов. Но ведь у нас не столица, и даже санитарки в больницах получают от силы 2 — 2,5 миллиона. Уборщицы и того меньше. Мужчины, к слову, все кривятся, если наниматель обещает платить менее 7 миллионов. При этом взамен почти ничего не могут предложить. Много и таких, кто еще недавно гастарбайтером ездил на заработки в Россию и теперь возомнил себя чуть ли не героем, который якобы снабдил страну валютой. При этом не имеют никаких специальностей. В Москве, где они работали каменщиками, штукатурами, плиточниками, малярами и т.д., их корочками и разрядами никто не интересовался, но все считают себя специалистами высокого класса, которым и мы, и наниматели почему–то должны верить на слово.

Эту категорию соискателей напугали как предстоящие изменения в законодательстве, так и упавший курс российского рубля. На днях со странным пожеланием «дайте справку, что я у вас не зарегистрирован» в отдел занятости приходил 35–летний неработающий, рассказывает Алеся Климкова:

— Плел небылицы, что, дескать, успешно работает в Москве столяром и все у него хорошо. Тогда зачем и кому нужна такая справка? В конце концов, выяснилось, что направила его к нам заведующая детским садиком. И не за справкой, а за реальным трудоустройством, чтобы горе–папаша сразу двоих малышей наконец поднялся с дивана и начал хоть какую–то копейку в дом приносить. Педагоги уже не раз посещали семью — и дети официально признаны находящимися в социально опасном положении. Бездельник–папаша и находящаяся в отпуске по уходу за ребенком мама вместе со старшим сыном элементарно живут на детское пособие. Судя по всему, руководство детсада из последних сил пытается как–то реанимировать ситуацию в семье, перед тем как окончательно поставить вопрос о крайней мере — отбирании детей.

Что интересно, у «московского столяра» трудовой книжки отродясь не имелось. Как и трудового стажа. И таких примеров, говорит Алеся Климкова, увы, предостаточно. По ее словам, сейчас весьма оживились граждане, у которых в трудовой книжке последняя запись сделана буквально в прошлом веке. Много приходит и тех, кто в последний раз официально работал в 2006–м, 2008–м....

В Минске небывалый прежде интерес населения к трудоустройству наблюдается во всех районах: посетителей в подразделениях занятости стало в 1,5 — 2 раза больше. Как бы то ни было, здесь никто не смотрит на соискателя свысока, подозревая в тунеядстве, замечает начальник отдела трудоустройства по Заводскому району Мария Синицына:

— Наша задача — пришедшему помочь, а не осуждать, чем бы он до этого дня ни занимался. Ведь жизненные ситуации очень разные. И, по большому счету, не важно, почему человек ищет работу: напуган он грядущим декретом по тунеядству или руководствуется личными соображениями — главное, чтобы он максимально эффективно реализовал себя в обществе и его жизнь с этого дня изменилась к лучшему.

Максимальный «безработный» стаж среди соискателей района — в основном 3 года. 80% обратившихся — мужчины 30 — 40 лет, каждый шестой уволен за нарушения трудовой дисциплины — прогулы, употребление спиртного... У них за плечами, как правило, школа или ПТУ, но золотых гор и не просят. Когда выясняется, что выше 4,5 — 5 миллионов не светит, соглашаются и на это. Женщины, например, охотно идут работать нянечками, санитарками, диспетчерами, комплектовщицами...

Сегодня на учете в Заводском районе состоят 499 безработных, и 112 граждан обратились по вопросу содействия в трудоустройстве. При этом вакансий — 885, наибольший выбор в промышленном секторе — станочники, токари, фрезеровщики, слесари... В каждом третьем случае требуется работник в учреждение здравоохранения — от врача до санитарки. На следующем месте по востребованности — финансовая деятельность, потом — образование (воспитатели и помощники воспитателя в детском саду).

В общем, выбор у неработающих есть, возможности тоже. Было бы главное — желание, пишет sb.by.

Новости по теме

Новости других СМИ