Перспективы внешней торговли на 2015 год не внушают оптимизма

Андрей Федоров, Naviny.by

Несмотря на то, что окончательные итоги прошлого года во внешней торговле Беларуси еще не подведены, уже ясно, что в целом его вряд ли можно будет назвать успешным. Нынешний также оптимизма не внушает.

По сведениям Национального статистического комитета, объем белорусской внешней торговли товарами в январе-ноябре 2014 года составил около 71 млрд. долларов, сократившись на 3% по сравнению с аналогичным периодом предшествующего года.

При этом, правда, экспорт удалось удержать почти на том же уровне — 99,5%, тогда как импорт упал до 94,7%. Соответственно, сальдо хоть и осталось отрицательным (3 млрд.), но уменьшилось в 1,7 раза.


Чем ближе союзник, тем хуже сальдо?

На состоявшейся 26 сентября встрече с Чжан Гаоли, первым заместителем премьера Госсовета КНР, членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, Александр Лукашенко заявил:


Поддержка Китая — это фактор независимости нашего государства. А если учесть, что у нас такая же поддержка Российской Федерации, то Беларусь, ну, извините меня, становится практически неуязвимой.


Тем самым было в очередной раз подтверждено, что главными союзниками официальный Минск считает Москву и Пекин. В политическом плане с этим трудно поспорить, но вот в том, что касается чисто экономического сотрудничества, возникают некоторые сомнения.

Прежде всего, основной вклад в весьма значительное отрицательное сальдо белорусской внешней торговли всегда вносят именно Россия и Китай. Например, в 2008 году, когда оно равнялось 6 млрд. долларов, минус в торговле с Россией составлял 13 млрд., с Китаем — 800 млн. В 2011-м те же показатели составляли, соответственно, 5, 11 и 1,5 млрд.

Вот и за 11 месяцев минувшего года мы продали России продукции меньше, чем купили, на 5,8 млрд. долларов, а Китаю — на 1,5 млрд.

К тому же следует иметь в виду, что как раз в декабре достигло апогея белорусско-российское продовольственное противостояние, так что окончательные итоги могут оказаться еще хуже.


Что сулит новый мегапроект с Китаем?

Во взаимодействии с Поднебесной имеются и другие проблемы. По мнению экспертов BISS, сотрудничество с КНР не оправдывает ожиданий белорусских властей, так как вдобавок к тому, что затягивается реализация проекта китайско-белорусского индустриального парка, не оправдались надежды на кредиты.

Тем не менее, это не помешало Минску и Пекину начать обсуждение еще одного мегапроекта — под названием «Экономический пояс Великого шелкового пути», целью которого является более глубокая интеграция экономики Китая с экономиками Азии, а в перспективе и Европы.

Проект включает в себя:

1) усиление координации государств региона в политической области;

2) интенсификацию строительства единой дорожной сети;

3) развитие торговли путем ликвидации торговых барьеров, снижения издержек торговли и инвестиций, повышения скорости и качества экономических операций в регионе;

4) увеличение валютных потоков за счет перехода на расчеты в национальных валютах;

5) усиление роли народной дипломатии, расширение прямых связей между народами стран региона.

Поскольку в азиатский регион Беларусь пока вроде бы не входит, то, как представляется, реально отношение к ней может иметь лишь второй пункт. Не случайно в начале декабря на встрече министров транспорта двух стран белорусская сторона призвала партнеров активнее инвестировать в транспортно-логистический сектор.

Надежды возлагаются на формирование сухопутного маршрута перевозки грузов ускоренными контейнерными поездами из Китая в Европу, а также на участие китайцев в развитии скоростных железнодорожных перевозок на белорусской территории.

Несмотря на то, что с точки зрения увеличения объемов торговли услугами это выглядит достаточно привлекательно, не стоит забывать, что Китай альтруизмом не занимается. То есть вполне возможно, что здесь, как и в случае упомянутого индустриального парка, могут возникнуть разного рода сложности.


«Дальняя дуга» не спасает

Как известно, в течение многих лет Минск делал ставку и на финансово-экономическое сотрудничество с монархиями Персидского залива — Катаром, Эмиратами, Оманом, Саудовской Аравией. Экспорт в эти страны за январь-ноябрь прошлого года вырос на 60%, но вырос и импорт, так что отрицательное сальдо сократилось весьма незначительно.

Пусть в разной степени, то же самое относится и к Индонезии, Вьетнаму, Ирану, Боливии, другим государствам так называемой дальней дуги, которые в разное время записывались белорусскими властями в «стратегические партнеры». Кое-где определенных успехов добиться удалось, но по большому счету те, на кого делалась ставка, не выручили.

А пример Венесуэлы вообще чрезвычайно наглядно демонстрирует, какие угрозы несет в себе чрезмерная ориентация на государства с сырьевой экономикой. Если еще четыре года назад экспорт туда составлял свыше 300 млн. долларов, то в прошлом году — чуть больше 100 млн., при том что по сравнению с 2013-м он вырос почти на четверть. Единственное утешение в плане обеспечения сальдо — импорт теперь стал практически нулевым…

Наибольшую прибыль принесла торговля с Украиной (2,3 млрд. долларов) и Евросоюзом (1,8 млрд.), однако она была получена почти исключительно за счет продажи нефтепродуктов.

Поэтому в связи с резким падением мировых цен на нефть, а также в условиях кризисного состояния российской экономики, вызванного санкциями Запада в ответ на агрессию Москвы против Киева, внешнеэкономические перспективы Беларуси на наступивший год благоприятными, к сожалению, не выглядят.

Новости по теме

Новости других СМИ