Александр Бухвостов: Промышленность ожидает постепенное затухание


Если в пучину кризиса погружается старший брат, младший брат опускается туда же, но гораздо быстрее.

Минский автозавод остановил производство 27 марта, главный конвейер стоял до 6 апреля. Работников предприятия на этот период отправили в отпуск с сохранением 2/3 оклада. Многие рабочие получают сдельную оплату, и потому останутся практически без денег.

За счет чего удалось запустить МАЗ? Если стоят предприятия-гиганты, на которые белорусское государство делает ставку, то как обстоят дела в остальной промышленности? Виден ли выходит из тупика?

На вопросы "Белорусской правды" ответил председатель профсоюза Свободного профсоюза металлистов Александр Бухвостов.

- 6 апреля МАЗ возобновил производство грузовых автомобилей. За счет чего удалось запустить конвейер: разгрузили склады, получили кредиты?

- Не думаю, что МАЗ разгрузил склады – на российском рынке, куда идет основная продукция МАЗа, ничего не изменилось. Возможно, предприятие получило кредит.

И не факт, что все цеха возобновили работу. Один рабочий рассказывал, что выходит на работу, выполняет заказ – и болтается без дела. А зарплату уже натягивают.

Наверное, только руководство завода может сказать, почему МАЗ возобновил работу. Возможно, накопили оборотных средств, металл пришел – если есть из чего работать, будут работать.

МАЗ, МТЗ с колоссальной концентрацией рабочих будут поддерживаться руководством страны. На заводе "Строммаш" в Могилеве уже три месяца не выплачивают зарплату. Зарплату выплатили только за декабрь, а за январь-март зарплату еще не платили. По непроверенной информации, администрация готовит увольнение примерно 800 человек и продажу части основных фондов. В Минске ведь и завод вычислительной техники превратился в торговые ряды. Это характерный процесс для белорусской промышленности, чья продукция не может конкурировать даже на внутреннем рынке с иностранными производителями.

Такая политика невозможны на МАЗе и МТЗ, потому что выльются в волнения рабочих, погасить которые будет очень трудно.

- Лидер БКДП сообщил, что правительство рассматривает вопрос о выделении МАЗу кредита в 100 миллиардов рублей.

- Я такой информацией не располагаю. Не исключено, что правительство может выделить кредит, но это не может продолжаться бесконечно. 100 миллиардов рублей хватит месяца на два. Предприятия работают в закрытом режиме, подобную информацию руководство завода не опубличивает.

Уже никто не гонит план, как это делалось раньше, да и нельзя так работать.

- Кризис только начинается. Каким вы видите будущее белорусской промышленности?

- Мои прогнозы относительно белрусской промышленности – самые не оптимистические, мягко говоря. Промышленность становится, и это надолго. Процесс остановки промышленности может привести к серьезному освобождению рабочей силы. Из-за падения спроса на российском рынке и МАЗ, и МТЗ снизили планы выпуска продукции. Пока на российском рынке не произойдет промышленный бум, беларуской промышленности не на что надеяться. К тому же, если раньше по соотношению "цена-качество" российские потребители предпочитали белорусские комбайны, то сейчас цены фактически не отличаются, поэтому россияне с большим удовольствием приобретут немецкую технику.

"Гомсельмаш", который тоже фактически останавливается, работает только за счет лизинговой схемы: государство дает деньги, "Гомсельмаш" производит технику и поставляет ее сельскохозяйственным организациям, а село потом рассчитывалось с государством. Но и сельчане хотят покупать надежную технику.

В промышленности скапливается множество негативных явлений, из-за которых промышленность если не будет коллапсировать, то будет серьезно сворачиваться. Надо создавать новые рабочие места, менять промышленную политику и в целом государственную политику. Не будет новых инвесторов – промышленность загнется. Внутренние инвестиции (заводы закладывали в свои внутренние планы средства на развитие производства: на закупку новой техники, станков и так далее) – но это единичные случаи, а менять старые технологические линии на новые – для этого нужны совершенно иные средства. Раньше говорили, что МАЗу нужны 300 миллионов долларов на серьезную реконструкцию предприятия. Но это было еще во времена моего председательствования в профсоюзе автомобильного и сельскохозяйственного транспорта.

- Правительство готово к новым вызовам – к их предотвращению или хотя бы минимизации?

- Все зависит от государственной политики. Если ограничены возможности страны по привлечению инвестиций, по привлекательности капитала, – здесь правительство бессильно. Правительство не выполнило инвестиционную программу за 2014 год; если инвестиции и случаются, то не в промышленность. Поэтому все предприятия-гиганты: МАЗ, МТЗ, БелАЗ – работают уже с убытками.

Положение очень серьезное, и я не думаю, что правительство найдет некий выход. Выход один – ехать в Москву и просить новые кредиты, на которые поддерживать промышленность. И постепенно сокращать рабочих. Правда, я не знаю, куда государство будет их пристраивать – на места с зарплатой в 2 миллиона? Так это не рабочее место… Рабочих может привлечь зарплата минимум в 7-10 миллионов. Административное давление некоторое время может поддерживать социальное спокойствие, но в итоге социальное возмущение прорвется.

Я не вижу выхода для беларуской промышленности, которая хронически больна. Мы будем наблюдать постепенное угасание организма. Чтобы промышленность не угасла, ее нужно ввергнуть в кризис, влить в нее колоссальные средства – чтобы обновленная промышленность влилась в новую промышленно-экономическую политику.

У нас есть один завод, который успешно работает, – Минский завод колесных тягачей. МЗКТ работает с полной загрузкой, потому что есть серьезный рынок сбыта – Россия готовится воевать. Некоторые беларуские предприятия, которые еще в советское время работали на оборонку, сейчас проявляют позывы к восстановлению советских мощностей – Россия осторожно выдает заказы. Ведь в свое время многие украинские предприятия работали на российскую оборонку, а сейчас – война. Россия считает Беларусь более надежным партнером, своим протекторатом. Поэтому беларуские предприятия, работавшие прежде на оборонку, пытаются восстановить свой потенциал.

Но все эти потуги не решают проблему МАЗа и МТЗ. Если раньше можно было объединить МАЗ и КамАЗ – хотя бы для того, чтобы единая структура не конкурировала между собой, но сейчас КамАЗ испытывает серьезные проблемы, не до объединения.

Если в пучину кризиса погружается старший брат, младший брат опускается туда же, но гораздо быстрее.

Новости по теме

Новости других СМИ