Место Беларуси в валютных войнах

Владимир Тарасов, belrynok.by

В ходе общения 28 августа с представителями трудового коллектива ОАО «Беловежский» и жителями деревни «Рясна» Александр Лукашенко высказал свое мнение по поводу валютных войн, охвативших мир.

«Идут экономические войны, прежде всего в финансах. Китай девальвировал свой юань аж примерно на 10% – по всему миру ударило! Ближе к нам: Россия в три раза девальвировала свой рубль, это по нам ударило, наши цены в России наполовину меньше на то же мясо, молоко. Второй раз девальвировал национальную валюту Казахстан. Тоже наш партнер. Про Украину уже вообще не говорю».

Президент отметил, что Беларусь пострадала от валютных войн, но не сказал, какую позицию наша страна занимает в них. Поэтому стоит разобраться в том, что мы делаем: атакуем, обороняемся или, может, подносим патроны кому-то?


Официальная позиция: мы капитулировали

Впрочем, неявно позиция Беларуси в войне президентом была озвучена.

Он отметил, что в Беларуси ввели свободное курсообразование: «Сейчас отпустили курс. Хотите купить доллар – платите ту цену, которая складывается на рынке. Мы его не держим, просто наблюдаем за ценами».

В рамках аналогии с войнами подобная политика на валютном рынке означает капитуляцию, так как свободное курсообразование на рынке соответствует отказу от борьбы. Ни нападения, ни защиты… Правительство отказалось от борьбы с рынком.

Однако на самом деле нельзя сказать, что в Беларуси не принимаются никакие меры, направленные на управление валютным курсом, просто они действуют так давно, что к ним все привыкли. Например, когда в России в конце прошлого года курс российского рубля рухнул, Банк России повысил свою ключевую ставку до 17% годовых. И все российские предприятия тут же дружно начали жаловаться на то, как им стало невозможно работать.

В Беларуси ставка рефинансирования в настоящее время составляет 25% годовых, а это значит, что в финансовой системе нашей страны фактически установлено чрезвычайное положение в целях удержания белорусского рубля от падения. Но никто не протестует. Просто все уже так привыкли к сверхвысоким ставкам по рублевым депозитам и кредитам, что чрезвычайное положение воспринимается как норма. Поэтому никто не замечает, что подобным образом Нацбанк удерживает курс рубля от дополнительного падения, и говорить при таких ставках о том, что рубль отпущен на свободу, не совсем правильно. В Беларуси курс рубля поддерживается, но не валютными интервенциями, а сверхвысокими ставками по рублевым инструментам.

Таким образом, Беларусь участвует в валютной войне, но удерживает рубль от девальвации, то есть не нападает а, напротив, находится в глубокой защите.

Это хорошо видно по динамике курса российского рубля по отношению к белорусскому за последний год и семь месяцев: курс снизился, и это притом что у России, в отличие от Беларуси, огромные золотовалютные резервы и положительное сальдо внешней торговли. Номинальный курс российского рубля за это время опустился на 8,3%. Если 1 января 2014 года официальный курс российского рубля, устанавливаемый Нацбанком РБ, равнялся 290 BYR/RUB, то 2 августа 2015 года – 266 BYR/RUB. А ведь инфляция в Беларуси намного выше, чем в России, то есть в реальном выражении российский рубль подешевел по отношению к белорусскому на величину порядка 30%. Вот это действительно удар, ведь Россия – основной партнер Беларуси по внешней торговле.


Реальная позиция: защита зарплаты от падения

Но тут возникает вопрос: а почему Беларусь не ответила на этот удар своим, снизив, допустим, ставку рефинансирования и курс белорусского рубля? Ответ очевиден. Подобные действия привели бы к сокращению заработной платы населения, а это вызвало бы дополнительное сокращение уровня производства и ВВП страны.

Кризис белорусской экономики стал бы намного более очевидным, чем сейчас. В перспективе дополнительная девальвация рубля, конечно, поддержала бы белорусский экспорт, но это процесс, требующий долгого времени, да и в условиях кризиса в соседних странах на особый рост экспорта рассчитывать не стоит. А падение зарплат и ВВП произошло бы сразу. Пока же удается сохранять уровень жизни населения на относительно приличном уровне, что весьма важно перед президентскими выборами.

Номинальная начисленная среднемесячная заработная плата работников Беларуси в июле текущего года составила 7,009 млн. BYR, в долларовом выражении это 460 USD (при расчетах использовался курс доллара на конец месяца). В июне зарплата составляла 449 USD. В России в июне заработная плата в долларовом эквиваленте равнялась 647,5 USD, в Казахстане – 670,4 USD, а в Украине – 184,6 USD.

Правда, сейчас ситуация существенно изменилась. После девальвации тенге зарплата в Казахстане упала до уровня немногим выше 400 USD. В Беларуси за август зарплата в долларовом эквиваленте также значительно сократилась, и теперь у нас с Казахстаном примерно одинаковые заработки.

Но это обеспечивается только за счет поддержки белорусского рубля высокими ставками по рублевым депозитам и кредитам. Вместо снижения ставок и вызванной этим дополнительной девальвации рубля правительство РБ пытается удерживать рубль. В частности, призывами покупать белорусские товары.

Так, 28 августа Александр Лукашенко в очередной раз призвал жителей страны носить белорусскую одежду и отдыхать в Беларуси. Советы в текущих условиях, в принципе, неплохие, но полностью проблему дефицита валюты они не решают.


Сначала будет плохо… и только потом, возможно, хорошо

Беларуси, по-видимому, все же придется более активно участвовать в валютных войнах, продолжив снижение ставок по рублевым кредитам и депозитам, что приведет к новому падению курса белорусского рубля и сокращению зарплат в долларовом выражении. И это сокращение стимулирует жителей страны меньше покупать, правда, не только иностранное, но и белорусское.

Пределы потенциального дополнительного ослабления белорусского рубля оценить довольно сложно, но это явно не столь уж значительная величина. Речь, по-видимому, идет о падении на 10-20% против доллара и российского рубля. В этом случае средняя зарплата в Беларуси опустится до 350-400 USD, что серьезно ограничит возможности населения приобретать товары, да и кредиты брать будет непросто, несмотря на снижение ставок по ним.

Когда это произойдет, тогда и наступит в Беларуси настоящая жизнь по средствам?.. Пока правительство не может решиться на такой шаг, так как это слишком большая имиджевая потеря, ведь люди еще помнят обещания обеспечить зарплату в 500 USD, а где-то там – и 1000 USD, да и особая белорусская модель экономики после снижения зарплат сразу потускнеет. Но экономическая реальность со временем, по-видимому, возьмет свое, и перед улучшением жизни в нашей стране, к сожалению, еще вполне возможно ее ухудшение.

Новости по теме

Новости других СМИ