Узда для экскурсовода: тотальный контроль над гидами может парализовать турбизнес?

Анна Карпук, Заўтра тваёй краіны

Почему немцы не ограничивают творческую свободу экскурсоводов?

Немецкие гиды выстраивают программу экскурсии по собственному усмотрению. А как придется работать их белорусским коллегам, если прозвучавшее недавно предложение штрафовать за нелегальные экскурсии будет одобрено?

Ангела Креллер работает в Германии экскурсоводом уже 30 лет. Она проводит экскурсии на кораблях и в лимузинах, для взрослых и детей, рассказывает о политике, архитектуре, искусстве, показывает дворцы и улицы «красных фонарей»... Ангела признается, что обязательно добавляет в свой рассказ факты, показывающие разные грани одного исторического события.

– За время моей работы взгляды на то, что происходило в прошлом, в стране менялись несколько раз,– поясняет берлинский экскурсовод.
В Беларуси же предлагают контролировать содержание экскурсий. Председатель общественного объединения «Белорусская ассоциация экскурсоводов и гидов-переводчиков» Николай Чирский считает, что «вольных художников», которые работают по принципу «что хотим, то и говорим», следует наказывать рублем. В основном, по словам инициатора, это касается иностранных гидов без аккредитации, работающих на территории Беларуси.


«Пока побеждает свобода рынка»

В Германии, говорит Ангела Креллер, время от времени тоже поднимают вопрос о том, что проводить экскурсии должны только лицензированные гиды. Это, по мнению немецких представителей туристического бизнеса, обеспечит качество экскурсионных услуг.

Узда для экскурсовода: тотальный контроль над гидами может парализовать турбизнес?

Ангела Креллер. Фото: Татьяна Кнотько

– И туристы, и гиды иногда высказывают недовольство по поводу того, что вести экскурсию у нас может любой, кому это придет в голову. А поскольку нет никакого контроля, многие делают это «по-черному» – нигде не регистрируются и соответственно не платят налоги, – объясняет особенности немецкого туризма Ангела. – Но в аргументации пока побеждает «свобода рынка», которой у нас придают большое значение. Считается, что все урегулируется само собой: плохо работающие неквалифицированные гиды не смогут долго продержаться. Тем более конкуренция большая, и у заказчиков всегда есть выбор...

Сама Ангела Креллер, несмотря на довольно приличный профессиональный опыт, старается воспользоваться любой возможностью пройти обучение или повысить квалификацию. Хотя, говорит экскурсовод, в законодательстве Германии нет серьезных требований для тех, кто работает гидом. Необходимо, конечно, зарегистрироваться в налоговых органах, но это относится ко всем работающим.

Большинство экскурсоводов в Германии – фрилансеры. Как правило, немецкие специалисты стараются наладить постоянные связи с агентствами, турфирмами (в том числе и за границей), отелями, организациями (например, Институтом Гёте), которым регулярно требуются экскурсионные услуги. Некоторые гиды, по словам Ангелы, прикреплены к определенным музеям, дворцам, мемориалам. Проблема, однако, в том, что заказчики зачастую требуют, чтобы специалист работал исключительно для них и не имел других клиентов.

– А для меня, как и многих моих коллег, это неприемлемо, – такова позиция Ангелы Креллер.


Гид не может зайти в любой музей и провести там экскурсию

Тот, кто собирается проводить экскурсии в Беларуси, должен пройти профессиональную аттестацию, подтверждающую квалификацию экскурсоводов и гидов-переводчиков.

Процедура аттестации состоит из двух этапов, рассказала начальник отдела маркетинга Национального агентства по туризму Елена Лихимович. Компьютерное тестирование позволяет проверить знания по истории Беларуси, географии, основам экскурсоведения, страноведения и другим дисциплинам. На устном собеседовании претендент презентует контрольный текст экскурсии. При успешном прохождении всех этапов гид получает свидетельство об аттестации сроком на 5 лет.

А вот экскурсоводам, которые являются штатными работниками того или иного музея, государственная аттестация не требуется.

– Возьмем для примера музей Великой Отечественной войны. За качество своих экскурсоводов они отвечают сами. Занимаются их подготовкой и возможно, проводят какую-то внутреннюю аттестацию, – подчеркивает разницу Елена Лихимович. – Однако даже обладатели бэджа экскурсовода, который выдается прошедшим аттестацию, не могут зайти в любой музей и провести там экскурсию.


«Руководство нас просит, но не заставляет»

В Еврейский музей Берлина любой гид может привести свою группу туристов и провести для них экскурсию. Правда, уточняет экскурсовод и сотрудник музея Дмитрий Шевченко, вести рассказ от имени учреждения не получится – для этого есть свой штат сотрудников. Но в остальном для гидов «со стороны» нет абсолютно никаких ограничений. И наличие лицензии никого не интересует.

Узда для экскурсовода: тотальный контроль над гидами может парализовать турбизнес?

Дмитрий Шевченко

Сам Дмитрий по образованию историк. Помимо Еврейского музея Берлина, он проводит экскурсии на территории мемориала убитым евреям Европы.
Каждый референт здесь имеет возможность рассказывать о памятнике то, что считает нужным. С мемориалом заключается соглашение, поэтому определенные моменты в рассказе гид обязательно должен упомянуть: например, имена инициатора создания мемориала, художника и архитектора.

– Руководство нас просит об этом, но не заставляет. Так что я могу варьировать свою экскурсию, – говорит о правилах для немецких гидов Дмитрий Шевченко. – Время от времени на наши экскурсии приходят работники фонда. Смотрят, слушают, общаются с нами. Но они не могут сказать мне: «Дима, это плохо». Иногда я и сам что-то корректирую. Еще руководство музея просит нас обязательно предоставить посетителям время для вопросов. Все остальное можно решать по собственному усмотрению.


«Нельзя сказать, что мы относимся к этому положительно»

Но такой демократичный подход и в Германии практикуют не везде. Сотрудники мемориала и музея «Заксенхаузен» следят за тем, чтобы гиды не спекулировали на истории бывшего концлагеря.

Руководитель мемориала «Заксенхаузен» Гюнтер Морш раскладывает по полочкам всю суть сложившейся проблемы. Ежегодно познакомиться с историей бывшего концлагеря приходят порядка 600 тысяч человек. За работу с посетителями в музее отвечают пять сотрудников педагогического отдела. Чтобы удовлетворить спрос, понятное дело, приходится привлекать работников на договорной основе.

Узда для экскурсовода: тотальный контроль над гидами может парализовать турбизнес?

Гюнтер Морш. Фото: http://www.rbb-online.de/

Специально для работы на территории мемориала (за все время его существования) было подготовлено порядка 400 экскурсоводов. Соискатели проходят обучение и по его результатам получают сертификаты, срок действия которых – два года. Для продления сертификата требуется пройти курсы повышения квалификации.

По словам Гюнтера, из 600 тысяч посетителей только половина получает сопровождение на время экскурсий. Все остальные либо осматривают мемориал самостоятельно, либо приводят своих экскурсоводов.

– Нельзя сказать, что мы относимся к этому положительно. Но такое развитие событий невозможно предотвратить, – признается руководитель мемориала. – Мы уже не раз замечали, что гиды, которые нами не сертифицированы, говорят туристам о событиях, относящимся с исторической точки зрения к области фантастики.

Например, про Заксенхаузен рассказывают истории, которые справедливы для лагерей смерти Освенцима или Треблинки, но которых не было в этом концлагере. Иногда это делают намеренно. Некоторые экскурсоводы таким образом хотят повысить привлекательность своих услуг. Ведь у многих, особенно у гостей из-за рубежа, недостаточно знаний о том, что происходило в Заксенхаузене.

— Зачастую замалчивается тот период истории, когда с 1945 по 1950 годы здесь находился советский специальный лагерь, в котором умерло порядка 15 тысяч человек, — рассказывает Гюнтер Морш.

И замечает, что это тоже не всегда невежество.

— Очень часто можно проследить политический мотив. И если мы замечаем подобное, то всегда вмешиваемся, – признается руководитель мемориала «Заксенхаузен».


«Давайте снова всех загоним в советское стойло»


Так станут ли вмешиваться в работу белорусских гидов? Белорусские специалисты сферы туризма недоумевают, как эта мера может быть приведена в исполнение. У опытного экскурсовода Анатолия Вараввы вопросов больше, чем ответов. И самый главный из них – не повлечет ли наказание серьезные последствия?

– Эта мера сама по себе является театральным жестом, — считает экскурсовод. — Чтобы ввести подобное наказание, потребуется тщательная юридическая проработка. Ну вот станем мы проверять, кто правильно проводит экскурсии, а кто нет… Интересно, кто это будет делать и за какие деньги? И кто будет устанавливать несоответствие экскурсий каким-то нормам?

Анатолий Варавва пытается посмотреть на проблему с разных сторон.

– Получается, нужно перестроить всю систему для того, чтобы взимать штрафы. Сколько будет от этого пользы? Ноль! А вот вреда может быть много, — прогнозирует эксперт.

Он считает, что подобная мера способна парализовать всю индустрию. Ведь еще 20 лет назад перед белорусскими гидами стоял другой вопрос: как наладить экскурсионное дело после краха советской системы туризма?

– А теперь, когда все наладилось и у нас есть возможность работать, давайте снова всех загоним в советское стойло, и по усмотрению отдельных лиц будем решать, кому там быть, а кому нет? — недоумевает Анатолий Варавва.

Новости по теме

Новости других СМИ