Экономист Антон Болточко: прогноз на следующий год — нас может затянуть в "эпоху застоя"

Антон Болточко, onliner.by

Знаете, чем отличается прогнозирование экономической ситуации в стране сегодня от аналогичного процесса пять лет назад?

Раньше было намного проще: берешь параметры прогноза социально-экономического развития и смело утверждаешь, что с большего они будут выполнены. Директивное планирование и централизованное управление экономикой давали свои результаты, правда, для такой системы — в лучших традициях Яноша Корнаи — свойственна конечность. Свидетелями чего мы с вами и стали.

Сегодня же смотришь на динамику основных макроэкономических показателей, потом на планы официальных властей — и на ум приходит очень краткое описание того, куда мы медленно движемся. Однако благодаря воспитанию и неимоверному самоконтролю обзовем пока сие состояние затяжной рецессией. И постараемся разобраться.

На протяжении уходящего года граждане Беларуси часто слышали, что источником всех бед в отечественной экономике являлись внешние факторы. Геополитическая напряженность в регионе, рецессия в России, падение цен на нефть, девальвация валют стран — торговых партнеров и т. п. В одном из программных документов на следующий год сказано: « перечисленное повлияло на сдерживание роста белорусской экономики в 2014 году в рамках 101,6% к уровню 2013 года в 2015 году ВВП Беларуси оценивается на уровне 96,5—97,2% к уровню предыдущего года». Основополагающую роль в развитии ситуации в 2016 году также отдают названной внешней конъюнктуре.

Однако не стоит заниматься самообманом. Во-первых, Беларусь никак не может повлиять на нефтяной рынок или на денежно-кредитную политику в России; она может только принять стечение обстоятельств как данность, в которой существует. И не важно, что это у кого-то вызовет экзистенциальный кризис или, не дай бог, подтолкнет к прочтению трудов Шарля Фурье с его критикой мироустройства.

Соответственно, для того, чтобы не стать заложниками вечного ожидания улучшения ситуации на внешних рынках, стоит сосредоточиться над созданием в стране системы, которая могла бы быстро адаптироваться к новым условиям. Тотальная бюрократия, ручное управление и жесткая централизация принятия решений однозначно не подходит. Белорусы уже проверили это на себе!

Во-вторых, если в 2014 году действительно существовали названные выше факторы, то, например, в 2012 и 2013 годах их не было. Соседние страны дружили друг с другом, экономика страны-соседки прирастала на пару процентов в год, цены на нефть были выше $100 за баррель, а российский рубль стоил по 35 за доллар США. Возникает правомерный вопрос: может, не только внешние факторы оказывают негативное влияние на нашу страну? Иначе как объяснить то, что темп роста белорусского ВВП в среднем за два года (2012-й, 2013-й) был на уровне 101,4 — ниже, чем по итогам 2014 года.

Чего ждать белорусам от 2016 года на фоне такой неразберихи?

К сожалению, в 2015 году не было заложено основы для долгосрочного экономического роста. Поэтому не стоит ожидать в будущем году положительной динамики валового продукта. Официальный прогноз — плюс 0,3% — не более чем благие намерения или оптимистический взгляд на происходящее в стране и за ее пределами. Да и не спасут нас эти 0,3%. Для того чтобы действительно развиваться на фоне других стран, Беларуси необходимо ускориться до концептуальных 5—7% ВВП в год.

Хотя экономические власти достойны похвалы за то, что они признают отсутствие в Беларуси базы для большого роста и отчасти отказываются искусственно его поддерживать при помощи монетарных стимулов. Вряд ли это консенсусное решение правящей элиты, но точно баланс интересов между пришедшими во власть молодыми «прагматиками» и старой гвардией.

Ожидать восстановления промышленного производства, которое обрушилось в этом году на десятки процентов, также было бы неправильно. Старая структура, выстроенная на основе государственной собственности, может быть поддержана при помощи бюджетных или заемных средств, но это даст временный эффект. На текущий момент бюджет с трудом справляется с социальными обязательствами (о чем говорит попеременно возникающий дефицит Фонда социальной защиты населения), поэтому находить деньги на перманентно убыточные предприятия становится все сложнее.

В свою очередь частный сектор не способен потянуть на своих плечах восстановительный рост экономики. Нет на это благоприятных условий. Неудивительно, что доходы населения будут продолжать сокращаться во всех выражениях: в национальной валюте с учетом инфляции, в долларах США и даже, если хотите, в попугаях. Единственное, бюджетники ощутят это в меньшей степени. Ведь у них и так уровень получки не дотягивает до средней заработной платы по стране.

Если это кого-то успокоит, то инфляция в следующем году, скорее всего, замедлится. Получать белорусы стали меньше, тратить тоже, соответственно — давление на цены снизилось. Административный контроль со стороны отдельных государственных органов поддержит тенденцию. Хотя это не означает, что цены вовсе не будут расти. Даже официальный прогноз фиксирует инфляцию на уровне 12%, поэтому обычному белорусу никуда не деться от изменения тарифов на услуги ЖКХ или на проезд в общественном транспорте, а также от подорожания социально значимых товаров.

Год уходящий доказал, что белорусы могут привыкнуть к гибкому обменному курсу национальной валюты. Нацбанку удалось добавить чуть больше свободы на валютной бирже — ввести двойной непрерывный аукцион, и граждане получили возможность наблюдать за действиями рыночных механизмов. Хотя это полумера, тем не менее от определенных привычек народ избавляет (например, бежать в обменник после каждого резкого колебания стоимости рубля).

Благодаря такому нововведению белорусская экономика избавилась от ряда дисбалансов. Одновременно с этим приобрела хороший показатель, который отражает состояние экономической системы. Так как ранее мы уже определили, что позитивных трендов в белорусской экономике в следующем году ожидать не стоит, то и курс рубля вряд ли укрепит свои позиции. Скорее, его динамика будет обратной. На сколько? Все зависит от действий властей по разрешению кризиса в стране.

Кстати, о реформах либо об иных других положительных изменениях в приходящем году: пока нет четкого понимания, какие именно реформы нужны нашей стране. Никто не берет на себя ответственность разрушать старую систему, а кризис идей и мысли не способствует выработке решений по созданию новой экономической архитектуры Беларуси.

И самое важное, даже если в стране начнутся реформы (без разницы какие: быстрые или медленные, глубокие или поверхностные), эффект от них возможен только через некоторое время. До этого момента белорусам придется готовиться к так называемой трансформационной рецессии. И чем дольше мы ждем с моря погоды, тем дольше она будет длиться.

Вместо заключения: с большой вероятностью 2016 год будет копией 2015 года, с еще большей неопределенностью в части принятия Беларусью стратегического вектора развития. При этом экономику может затянуть в своеобразное болото — очередную «эпоху застоя», известную всем по 1970-м годам.

Гражданам бояться нечего, если они в первую очередь надеются сами на себя, а не на государство. А судя по последним событиям, белорусы уже давно ни на кого не надеются и самостоятельно ищут выход из сложившейся ситуации — и находят. Следующий год не станет исключением. Главное, верить в себя.


Справка.

Антон Болточко — экономист, учредитель и директор частного консалтингового предприятия в Беларуси. Эксперт по экономике ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество „Либеральный клуб“»

Новости по теме

Новости других СМИ