Газовый спор России и Беларуси: что стоит на кону?

Татьяна Маненок, "Белрынок"

Судебная тяжба с «Газпромом» за более справедливую цену на газ теоретически может помочь Беларуси выторговать нужную скидку на это топливо до 2025 года — планируемого срока создания в ЕАЭС общего газового рынка. А это — шанс не только сдержать тарифы для предприятий и населения, но и организовать экспорт электроэнергии на рынок ЕАЭС после строительства АЭС.

Вряд ли белорусская сторона всерьез рассчитывает на то, что Россия согласится с ценой на газ для Беларуси в 73 доллара за тыс. кубометров. Напомним, по такой цене Беларусь платит за газ с начала 2016 года, считая, что это и есть справедливая цена исходя из равнодоходных цен. Газпром не согласен и обратился в Международный арбитражный суд при БелТПП. Поскольку судебные разбирательства в белорусском арбитраже могут затянуться надолго и не обязательно закончатся решением в пользу российской стороны, а газовый долг (как считает поставщик сырья) на протяжении этого времени — расти, то союзникам, скорее всего, придется искать компромисс в этом вопросе.

В принципе, белорусская сторона уже озвучила контуры этого компромисса. Сделал это министр энергетики Владимир Потупчик в интервью БЕЛТА 24 мая. По его словам, цена в 117 долларов за тысячу кубометров (сейчас, согласно действующему контракту с Газпромом, цена на газ для Беларуси составляет 132 доллара) позволила бы белорусскому руководству решить две злободневные задачи: установить для отечественных предприятий тарифы на уровне российских и при этом — не повышать тарифы для населения.


Как отложить ликвидации «перекрестки»

Ликвидация перекрестного субсидирования в энергетике — одна из болезненных реформ, которые белорусской власти предстоит провести в ближайшие 3 года. По крайней мере, пока на это настроена правительственная команда Кобякова. Пойти на этот шаг правительство вынуждают не только договоренности с крупнейшим потенциальным кредитором — МВФ, но и необходимость в условиях кризиса хоть как-то поддержать конкурентоспособность отечественных предприятий, вынужденных сегодня нести повышенное энергобремя.

Однако это неизбежно приведет к тому, что дешевая «коммуналка», ставшая одним из главных достижений белорусской экономической модели, канет в Лету. Власти также понимают, что решение этой задачи за столь короткий срок на фоне падения реального уровня жизни населения чревато серьезным социальным напряжением в обществе. Поэтому сегодня до конца непонятно, смогут ли они довести реформу ЖКХ до конца.

Между тем, Минэнерго Беларуси знает, как избежать болезненной реформы. «По нашим расчетам, чтобы сохранить предельно низкие тарифы для населения и обеспечить тарифы на одном уровне для реального сектора Беларуси и России, важно прийти к снижению цены на газ», — отметил В. Потупчик. По его словам, «при цене на газ для Беларуси 117 долларов за 1 тысячу куб. м (а это сегодня практически в 2 раза выше, чем цена газа для энергетиков в России) мы сможем обеспечить для предприятий реального сектора экономики тарифы на уровне России, не повышая при этом тарифы для населения».

В этой ситуации «не будет смысла ставить вопрос о перекрестном субсидировании и уровне возмещения населением затрат», резюмировал министр. Причем, эта тема утратит не только из-за газовой скидки, но и более эффективной работе белорусской энергосистемы после ее модернизации.

Благодаря этому энергетики с 2014 года ежегодно экономят более 200 млн долларов только за счет снижения топливной составляющей (в энергетике это самая значительная часть затрат — порядка 70%). Из этой суммы около 50 млн долларов направляется на обслуживание кредитных линий для энергокомплекса, остальные деньги идут на снижение тарифов для населения и предприятий реального сектора.

«Сегодня при цене газа для белорусских энергетиков в 3 раза выше, чем для российских энергетиков, у нас тарифы для населения самые низкие в мире», — констатировал министр. При этом на электроэнергию тарифы для населения такие же, как в России, а на тепло — в 7 раз ниже.


Беларуси советуют подождать равнодоходных цен еще 10 лет

Министр также сообщил, что наконец-то стала восстанавливаться платежеспособность белорусских субъектов хозяйствования при расчетах за энергоресурсы. «В апреле впервые за последнее время предприятия рассчитались за потребленные электро- и теплоэнергию, газ», — отметил В. Плотупчик. Правда, он не сказал, благодаря чему эту случилось. Отопительный сезон закончился? Или потому, что предприятия платят за газ не по 132 доллара за тыс. кубометров, а по 73 доллара, — исходя из установленных белорусской стороной в одностороннем порядке равнодоходных цен на газ?

Министр энергетики РФ Александр Новак 20 мая в эфире «России 24» еще раз пояснил суть газового спора между союзниками. «Сейчас идет спор из-за цены, из-за различной трактовки перехода на равнодоходность. Белорусская сторона с учетом падения цен (в Европе — прим. ред.) считает,. что ей наиболее выгодно получать газ по равнодоходным ценам, а не в соответствии с межправсоглашением, то есть исходя из цены на газ в Ямало-Ненецком автономном округе в России плюс транспортировка до Беларуси, которая тоже оговорена соответствующей формулой цены. Но наше действующее межправсоглашение не предусматривает такого перехода с 1 января 2016 года», — заявил А. Новак.

Он рассказал, что равнодоходные цены Беларусь будет иметь после создания единого газового рынка в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС). «Поэтому мы сейчас с нашими белорусскими коллегами продолжаем диалог, консультации по этому поводу и, думаю, что придем к общему мнению», — отметил российский министр.

Отметим, что Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрила проект Концепции формирования общего рынка газа ЕАЭС 22 декабря 2014 года. До 1 января 2016 года интеграционная «пятерка» должна утвердить данный документ, а до 1 января 2018 года — программу по созданию общего рынка газа, а мероприятия данной программы должны быть выполнены до 1 января 2024 года. После чего страны ЕАЭС заключат международный договор о формировании общего рынка газа ЕАЭС и должны обеспечить его вступление в силу не позднее 1 января 2025 года.

Как предполагается, общий рынок газа ЕАЭС будет сформирован в три этапа. Третий этап (не позднее 1 января 2025 года) как раз и предусматривает обеспечение свободных поставок газа, приобретенного по прямым договорам или на бирже, поддержание рыночных цен, обеспечивающих коммерческую рентабельность продажи газа на общем рынке газа. То есть Россия обещает Беларуси установить рыночные цены на газ исходя из принципа равнодоходности только через 9 лет.


На что «завязан» экспорт белорусской электроэнергии

Официальный Минск такой подход категорически не устраивает, о чем было завлено еще на этапе подготовки создания общего электроэнергетического рынка ЕАЭС (предполагается, что этот рынок в заработает с 2019 года). Неслучайно Беларусь заранее достаточно жестко обозначила свою позицию по данному вопросу. Она заключается в следующем: невозможно создать общий энергетический рынок в евразийском союзе, не имея общего рынка газа.

«Мы не претендуем, чтобы у нас были одинаковые цены с Россией, но принцип равнодоходности должен действовать. Поэтому мы будем настаивать на тех предложениях, которые белорусская сторона сформулировала для создания общего электроэнергетического рынка», — заявил еще раз В. Потупчик в интервью БЕЛТА. Такая «настойчивая позиция белорусской стороны имеет серьезное основание, добавил он.

Дело в том, что согласно проекту программы формирования в ЕАЭС общего электроэнергетического рынка, создание такого рынка предполагает свободный переток электроэнергии. Это означает, что промышленные предприятия евразийской «пятерки» (Россия, Беларусь, Казахстан, Армения, Кыргызстан) смогут выбирать поставщиков с более низкой стоимостью электроэнергии.

Таким образом, Беларусь получает шанс поставлять свою электроэнергию на рынок ЕАЭС. В последние годы Беларусь вложила огромные ресурсы в модернизацию отечественной энергосистемы (преимущественно, кредиты, в том числе Китая), что заметно повысило ее эффективность на фоне стран ЕАЭС.

«Стоит отметить, что мы в этом плане более конкурентоспособны, чем все наши партнеры по союзу. Беларусь за последние годы значительно сократила затраты топлива на выработку 1 кВт. ч электроэнергии, достигнув показателя 235,5 грамм условного топлива, что гораздо ниже, чем в энергосистемах соседних стран», — заметил В. Потупчик.

Однако конкурентные преимущества белорусской энергосистемы в ЕАЭС могут проявиться лишь при одном условии: если «базовые цены на газ у нас и наших партнеров будут близки», подчеркнул В. Потупчик. Вот почему официальный Минск проявляет жесткую настойчивость в вопросе скорейшего перехода на равнодоходные цены на газ. Тем более, что, после ввода в эксплуатацию БелАЭС (первый блок планируется в вести в 2018 гоу) ребром встанет вопрос об экспорте белорусской электроэнергии.

Пока Беларусь экспортирует электроэнергию в страны Балтии по правилам энергобиржи Nord Pool по контракту с компанией — резидентом Литвы, а также по договорам с системными операторами Литвы, Латвии и Эстонии — при оказании аварийной помощи. Однако страны Балтии в скором времени присоединятся к европейскому энергообъединению ENTSO-E, вслед за чем синхронные связи между энергосистемами Литвы и Беларуси будут прерваны, и это, как отметил В. Потупчик, «исключит возможность экспорта в данном направлении».

Как заметил министр энергетики Беларуси, помимо связей с энергосистемой Литвы, Беларусь соединена межгосударственными линиями электропередачи с энергосистемами России и Украины. «Сейчас технически возможна передача мощности в энергосистему России порядка 1,1 тыс. МВт, в энергосистему Украины — порядка 900 МВт», — сказал В. Потупчик.

Однако, повторил он еще раз, чтобы наладить экспорт белорусской электроэнергии, надо предложить приемлемую для потребителя цену — то есть, отметим еще раз, равнодоходные цены на газ. «Если у нас и наших партнеров будут равные условия, то открываются огромнейшие перспективы по поставкам электроэнергии на внешние рынки», — оптимистично заявил белорусский министр энергетики.

Новости по теме

Новости других СМИ