Налоговые сюрпризы деноминации

Александр Жук, belrynok.by

Уже сейчас можно сказать, что оба нововведения в среднесрочной перспективе окажут влияние на рост налоговой нагрузки на бизнес, а соответственно ухудшат деловой климат в государстве.

С 1 июля 2016 года белорусский бизнес столкнулся с существенным изменением макроэкономических условий хозяйственной деятельности. Наряду с «технической» деноминацией национальной валюты государство ввело обязательное использование электронных счетов-фактур по НДС. При этом, несмотря на убеждения властей об исключительно техническом характере нововведений, как деноминация, так и электронные счета-фактуры по НДС на практике приведут к дополнительным финансовым расходам бизнеса.

Уже сейчас можно сказать, что оба данных нововведения в среднесрочной перспективе окажут влияние на рост налоговой нагрузки на бизнес, а соответственно ухудшат деловой климат в государстве.

По характеру влияния деноминации на уровень налоговой нагрузки бизнеса все факторы условно можно разделить на внешние и внутренние. Внешние налоговые факторы деноминации определяются макроэкономическими действиями государства, влияющими на уровень налоговой нагрузки бизнеса. В свою очередь внутренние налоговые факторы деноминации характеризуются действиями самого бизнеса, влияющими на уровень его налоговой нагрузки.

ВНЕШНИЕ НАЛОГОВЫЕ ФАКТОРЫ ДЕНОМИНАЦИИ

Деноминация белорусского рубля, проведенная 1 июля 2016 года, существенно изменяет масштаб цен, соответственно, и то как воспринимает бизнес изменения, например, курса валют. В этой связи весьма велика вероятность увеличения волатильности (изменчивости) курсов валют, которая в условиях нового масштаба цен будет не столь «ощутима» для бизнеса, но при этом может быть использована государством для решения макроэкономических проблем. Например, изменения курса доллара лишь на 10 копеек при новом масштабе денег означает 5% изменение курса валюты.

В свою очередь изменение курса валюты оказывает прямое влияние на размер курсовых разниц предприятия, которые напрямую влияют на размер начисленного налога на прибыль предприятия. При этом рост курса иностранной валюты для экспортеров будет означать рост налоговой нагрузки по налогу на прибыль за счет положительных курсовых разниц. Снижение курса валюты будет означать рост налоговой нагрузки для белорусских импортеров за счет положительных курсовых разниц.

В обоих случаях роста или снижения курса валюты определенные категории белорусского бизнеса столкнуться с ростом налоговой нагрузки по налогу на прибыль. При этом в случае существенного изменения курса валют значительным будет и изменение налоговой нагрузки по налогу на прибыль. Последнее обстоятельство требует от бизнеса более внимательного отношения к изменению курса валют (расчета вплоть до копейки), чтобы точно оценить возможное изменение уровня налоговой нагрузки.

Предположения автора об увеличении волатильности валют могут быть опровергнуты только практикой, а именно стабильностью курсов валют на протяжении длительного периода. Удастся ли этого достигнуть Национальному банку Республики Беларусь, покажет ближайшее будущее.

Помимо курса валют измененный масштаб цен может быть использован властями и для корректировки в сторону увеличения фиксированных налоговых ставок. Речь, в частности, идет о налоговых ставках по единому налогу с предпринимателей, экологическому и земельному налогам. Очевидно, что деноминация позволит государству «менее заметно для бизнеса» увеличить фиксированные налоговые ставки, пополнив при этом бюджет. Пойдет ли государство по этому пути, мы узнаем не позднее 1 января 2017 года. Сейчас же следует отметить, что на любое повышение налоговых ставок бизнес должен реагировать проведением комплекса мероприятий налогового планирования, позволяющим минимизировать последствия роста налоговой нагрузки.

ВНУТРЕННИЕ НАЛОГОВЫЕ ФАКТОРЫ ДЕНОМИНАЦИИ

Внутренними налоговыми факторами деноминации является необходимость внесения изменения в систему бухгалтерского и налогового учета в связи и изменением масштаба цен. Первым и наиболее очевидным сюрпризом деноминации является необходимость ведения с 1 июля новой базы бухгалтерского учета в деноминированном масштабе. То есть предприятию необходимо будет перенести все остатки из неденоминированной базы бухгалтерского учета в новую деноминированную бухгалтерскую базу.

Богатые предприятие смогут сделать это с помощью программистов, а бедным предприятиям придется переносить остатки вручную. Способ переноса остатков не исключает вероятности допущения ошибок в процессе переноса бухгалтерских данных. При этом любая ошибка чревата нарушением налогового законодательства, связанным с неправильным исчислением выручки, затрат или другого элемента бухгалтерского учета, являющегося основой для исчисления налогов.

Помимо переноса бухгалтерских остатков измененный масштаб цен будет оказывать влияние и на текущий документооборот предприятий. Так, с 1 июля 2016 года весь бухгалтерский документооборот необходимо вести с учетом деноминации, что означает необходимость адаптации всех договоров с поставщиками и покупателями, работниками и прочими контрагентами под новый масштаб цен.

При этом в условиях непрерывности хозяйственной деятельности предприятия (так как вряд ли предприятия могут позволить себе полную остановку хозяйственной деятельности на неопределенный период для перерасчета всех активов и обязательств в новый масштаб цен) весьма вероятны ошибки в оформлении первичных бухгалтерских документов. Данные ошибки будут связаны с человеческим фактором – сроком адаптации к новому масштабу цен. При этом все бухгалтерские ошибки будут оказывать влияние и на правильность исчисления и уплаты налогов. Следовательно, велика вероятность роста количества налоговых ошибок в связи с проведением деноминации.

В этой ситуации для минимизации отрицательных налоговых последствий от деноминации предприятиям необходимо расширить систему внутреннего бухгалтерского контроля над первичными бухгалтерскими документами или привлечь внешних проверяющих, которыми являются аудиторы.

Квалифицированная помощь аудиторов поможет выявить возможные бухгалтерские ошибки на их ранней стадии. Это в свою очередь позволит избежать дополнительных налоговых отчислений в бюджет из-за ошибок, связанных с деноминацией.

ОПТИМИЗАЦИЯ ВХОДНОГО НДС

Помимо деноминации на рост налоговой нагрузки бизнеса окажет влияние и введение с 1 июля 2017 года электронных счетов-фактур по НДС. Опубликованное 27 июня 2016 года на сайте Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь Письмо от 22.06.2016 г. № 2-1-09/1289 «О применении пункта 20 статьи 106-1 Налогового Кодекса Республики Беларусь», так и не дало вразумительного ответа на вопрос: «Как действовать предприятиям в случае невозможности предоставления электронных счетов-фактур по НДС по техническим причинам?» Непредоставление же электронных счетов фактур по НДС автоматически ведет к росту налоговой нагрузки по НДС в связи с сокращением сумм налоговые вычетов.

Как всегда ответы налоговых органов представлены в иносказательной непонятной для простого бухгалтера форме и поэтому требуют дополнительной расшифровки. Из текста письма понятно, что пунктом 20 статьи 106-1 предоставлено право предприятиям принятия к вычету НДС без использования электронных счетов-фактур по НДС. В этом же письме приведены и случаи, при которых электронные счета-фактуры по МНС могут быть не оформлены. Помимо ранее известных случаев неполадки в работе Портала МНС РБ налоговые органы указали на следующие случаи:

1) выход из строя рабочего компьютера, на котором установлена учетная (бухгалтерская) система либо с которого осуществляется работа на Портале;

2) отсутствие выхода в Интернет в связи с неполадками необходимого для этого оборудования у плательщика либо у провайдера;

3) сбои в работе учетной (бухгалтерской) системы, повлекшие невозможность выставления (направления на Портал) ЭСЧФ;

4) незавершенность доработки учетной (бухгалтерской) системы в части формирования, выставления (направления на Портал) ЭСЧФ на основе первичных учетных документов;

5) отсутствие автоматизации учета.

При этом в Письме не указана процедура документального оформления технических проблем, позволяющих принимать к вычету НДС в старом порядке без использования электронных счетов-фактур. В то же время в Письме, несмотря на подробное перечисление всех технических случаев невозможности предоставления электронных счетов-фактур по НДС, МНС РБ указывает на то, что «все плательщики должны предпринимать все меры по устранению возникших обстоятельств, препятствующих формированию, выставлению (направлению на Портал) электронным счетов-фактур по НДС». То есть даже при технической невозможности предоставлении электронных счетов-фактур по НДС предприятия должны предпринять все возможное и невозможное, чтобы предоставить электронные счета фактуры по НДС на Портал. А если они этого не сделают, тогда что?

Отдельной строкой в Письме указано на то, что порядок, изложенный в Письме, применяется до 1 января 2017 года. Следовательно, МНС РБ косвенно подтверждает, что до конца 2016 года предприятия смогут принимать к вычету НДС и без электронных счетов-фактур по НДС, хотя напрямую в Письме об этом, почему-то не говорится.

Станет ли данное Письмо руководством к действию проверяющих или является лишь попыткой успокоить бизнес в преддверии предстоящих потрясений, связанных с электронным документооборотом электронных счетов-фактур по НДС, покажет время и правоприменительная практика. Окончательно о значимости данного Письма для бизнеса можно будет узнать только в 2017 году, когда начнутся налоговые проверки по второму полугодию 2016 года – времени начала работы электронных счетов-фактур по НДС, и тогда станет понятным, насколько обязательный характер имели электронные счета-фактуры в 2016 году.

Сейчас же можно отметить, что введение электронных счетов-фактур по НДС для бизнеса не пройдет бесследно и потребует перестройки системы налогового и бухгалтерского учета с ориентацией на новые требования налогового законодательства. Как и в случае с деноминацией возможны ошибки в оформлении электронных счетов фактур по НДС, связанные с человеческим фактором, а, следовательно, дополнительные налоговые отчисления в бюджет для бизнеса практически неизбежны.

Важным аспектом внедрения на предприятии электронных счетов-фактур по НДС является установление дополнительного контроля над движением бухгалтерских документов, связанных с налоговыми вычетами по НДС. Речь в частности идет о документах, связанных с приобретением товаров, работ, услуг у сторонних организаций. Именно эти документы в электронном и бумажном формате должны контролироваться в первую очередь для минимизации налоговой нагрузки и избежания отрицательных последствий введения электронных счетов фактур по НДС. В противном случае отсутствие контроля над поступлением электронных счетов-фактур по НДС приведет к росту налоговой нагрузки на предприятие.

Следует отметить, что сильная валюта и электронный документооборот (в том числе и по НДС) являются атрибутами высокоразвитых богатых государств. Последнее, очевидно, не относится к современной экономической ситуации в Беларуси, о чем знает любой белорусский обыватель. Следовательно, ранее указанные атрибуты на данном этапе являются лишь средством экономической пропаганды, посредством которой власть все еще пытается убедить белорусов в их экономическом благополучии. За несоответствие внешней формы (сильной валюты и электронного документооборота) и внутреннего содержания (растущий внешний долг, безработица, снижение поступлений в бюджет) придется платить населению и бизнесу. При этом размер этой платы может оказаться неподъемным для белорусской экономики и общества, а, следовательно, белорусский экономический кризис может затянуться на неопределенный срок.

Новости по теме

Новости других СМИ