Лукашенко заставил Москву еще раз раскошелиться на интеграцию

Александр Класковский, naviny.by

Гибридный нефтегазовый конфликт Беларуси с Россией близок к компромиссной развязке. Московский «КоммерсантЪ» сообщает, что стороны предварительно согласовали новую формулу расчета стоимости российского газа.

Если коротко, то наклевывается вариант, который на сегодня по большому счету устраивает Беларусь, но не исключает новых столкновений, когда нефтегазовая конъюнктура изменится.


Газ для Беларуси подешевеет

Как в «Газпроме», так и в белорусском правительстве официальные лица пока осторожничают: мол, окончательное решение о цене газа еще не принято, переговоры продолжаются. Но их итог, судя по ряду симптомов, с большой долей вероятности окажется близким к тому, что изложил «КоммерсантЪ» .

По сведениям этой близкой к правительственным кругам российской газеты, вместо долларовой формулы цены будет применяться полностью рублевая на основе средней цены на газ в России с повышающим коэффициентом. В результате газ для Беларуси подешевеет в 2017 году примерно на 30%, до 6 тысяч российских рублей за тысячу кубометров (до конца нынешнего года Беларусь будет платить по 6,3 тысячи, что тоже является для нее выигрышем).

Затем стоимость газа в двух странах продолжит сближаться и сравняется к 2025 году (тогда, как договорились ранее, должен заработать единый энергетический рынок Евразийского экономического союза).

Беларуси, однако, придется выплатить около 300 млн долларов набежавшего с начала года газового долга (плюс пеня). Россия, в свою очередь, поднимет до прежнего уровня урезанные с июля (с целью выбить этот самый долг) поставки нефти.

«Думаю, такой компромисс должен устроить белорусскую сторону. Особенно если учесть, как сложно шли переговоры», — заявила в комментарии для Naviny.by минский эксперт в энергетической сфере Татьяна Манёнок.

Она считает, что у Минска были достаточно весомые аргументы. Ведь Москва в свое время обещала к 2015 году равнодоходные цены на газ, но потом затормозила переход к ним.

При этом эксперт подчеркивает, что при изменении нефтегазовой конъюнктуры и новая формула может оказаться для Минска не очень выгодной. Коренная проблема в том, что создание единого энергетического рынка ЕАЭС отнесено на 2025 год, отметила собеседница.


Кремль вынужден покупать союзников

Тем не менее, для попавшей в затяжной кризис белорусской экономики ценны и такие уступки Москвы. Тут каждая копейка на счету.

Вряд ли в Минске надеялись, что Москва сбросит цену газа со 132 до 73 долларов за тысячу кубометров, когда с начала года стали платить именно по 73. То есть явочным порядком Минск установил справедливую по его мнению цену, что, конечно же, выглядело дерзостью и не могло быть прощено. Но и выбитая в итоге скидка — сто долларов вместо 132 с нового года — неплохой бонус, тем более что намечена дальнейшая редукция повышающего коэффициента в формуле цены.

К тому же надо учесть, что с начала июля по белорусским НПЗ бьет сокращение примерно на 40% поставок российской нефти. Если сейчас объемы восстановятся, то это даст казне прибавку доходов от экспорта нефтепродуктов.

«Это победа белорусской стороны», — заявил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Почему же Александру Лукашенко (понятно, что без его отмашки подчиненные не дерзнули бы недоплачивать белорусской дочке «Газпрома») удается раз за разом понуждать Москву к уступкам?

Ведь, казалось бы, силы сторон несоизмеримы. Белорусская экономика критически зависит от поставок российских энергоносителей, выдачи Москвой кредитов и пр.

К тому же, как утверждают авторы нашумевшего доклада «Беларусь в контексте противостояния Россия — НАТО» Арсений Сивицкий и Юрий Царик (Центр стратегических и политических исследований, Минск), Беларусь ныне подвергается беспрецедентному военно-политическому давлению со стороны Кремля, который может-де пойти даже на использование военной силы.

Казалось бы, тут самое время и дожать Лукашенко (который отказался размещать авиабазу и вообще заигрывает-де с Западом) нефтегазовым оружием, все же это культурнее гибридной войны. А вот поди ж ты — дают скидку.

«Если Россия хочет иметь союзников, то у нее два пути — или удерживать их военной силой, или покупать», — отметил Карбалевич. По словам политолога, Москва, в отличие от Запада, не имеет ресурса мягкой силы, основанного на привлекательных ценностях.

К тому же после Крыма Россия оказалась в почти полной изоляции, поэтому для Кремля особенно важно сохранять Беларусь в качестве союзника, добавляет собеседник Naviny.by.

Еще одной причиной, по которой российское руководство ищет компромиссы с Лукашенко, является необходимость как-то продолжать явно забуксовавшую евразийскую интеграцию, подчеркнул Карбалевич.


Российскому нефтегазовому гранту суждено уменьшаться

В общем, нынешний нефтегазовый конфликт оказался не таким шумным, как прежние. Можно сказать, получился гибридным. Например, Москва, с одной тороны, культурно подала за недоплату в суд, с другой — в своих «лучших» традициях прикрутила нефтяной вентиль. Лукашенко же, в прежние времена метавший в подобных ситуациях громы и молнии, обвинявший Москву в империализме, ныне проявил ангельское терпение и никак не комментировал «спор хозяйствующих субъектов».

Означает ли ожидаемый нефтегазовый компромисс, что почва для конфликтов в этой сфере на обозримую перспективу исчерпана?

Отнюдь. Пока нет единого энергетического рынка (а Москва тянет с ним, потому что жаль терять деньги), сторонам приходится договариваться в большой степени «по понятиям». Что всегда чревато разными трактовками и конфликтами.

Проблема усугубляется тем, что в сфере поставок газа в Беларусь остается монополистом «Газпром». А любой монополист жаден, так и норовит заломить цену.

Добавлю, что в ходе нынешнего спора Москва намекала, что не грех бы реанимировать пресловутые пять интеграционных проектов (читай: продать российскому капиталу Минский завод колесных тягачей и другие интересные активы). Так что мы, возможно, не знаем неких скользких моментов предполагаемого компромисса. Типа: хорошо, может и продадим. Но обещания были и раньше, а потом Лукашенко в резкой манере осаживал Москву в этих вопросах.

По большому же счету значение российского энергетического гранта для белорусской экономики, по словам Манёнок, так или иначе будет уменьшаться. В частности, из-за налогового маневра в российской нефтянке.

Так что белорусскому руководству все равно придется менять структуру экономики, диверсифицировать ее, проводить (пусть и скрепя сердце) некие реформы. Заинтересованность в совместных с Россией интеграционных проектах будет слабеть. Что не исключает новых тактических боев для выбивания уступок — по принципу «кто не рискует, тот не пьет шампанского».

Новости по теме

Новости других СМИ