Может ли Украина помочь Беларуси с нефтяной альтернативой?

Татьяна Маненок, "Белрынок"

Фото: Reuters
Беларусь в своей новой истории предпринимала несколько попыток привлечь альтернативную нефть. Станет ли успешной очередная попытка?

Затянувшийся газонефтяной спор с Россией поставил Беларусь в очередной раз перед необходимостью иметь реальную альтернативу поставкам российской нефти. Один из вариантов такой альтернативы предлагает украинский эксперт — иранскую нефть.

Александр Лукашенко, давая 12 сентября напутствие вице-премьеру Владимиру Семашко перед очередными переговорами в Москве, заявил следующее. «Везде должна быть альтернатива, как бы ни было сложно. И по природному газу (это сложнее, конечно), а по нефти тем более», — сказал он.

Беларусь в своей новой истории предпринимала несколько попыток привлечь альтернативную нефть. Станет ли успешной очередная попытка?

Между тем, директор «Консалтинговой группы А-95» (Киев) Сергей Куюн убежден, что сейчас у Беларуси есть абсолютно реальная возможность притянуть на Мозырский НПЗ альтернативную нефть, которая, по его словам, по качеству и по цене сейчас практически идентична российской нефти сорта Urals.

С украинским экспертом обозреватель БЕЛРЫНКА пообщалась в кулуарах международной конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Республики Беларусь: производство, трейдинг, розница» в Минске 22 сентября.

— Хочу отметить, что 2016 год — очень хороший год для белорусских поставщиков топлива в Украину. В августе установлен символичный рекорд: поставки белорусских бензинов составили 80% от всего импорта в Украину. Это беспрецедентный уровень, — раньше поставки не превышали 50%. Есть предпосылки считать (хотя есть определенные риски), что в этом году будет побит исторический рекорд поставок белорусского топлива в Украину в 2012 году, когда было поставлено 4,2 млн тонн.

— Чем обусловлен нынешний рост поставок?

— Прежде всего, — это выгодная логистика. Также целенаправленный труд экспортера — Белорусской нефтяной компании — на протяжении 6−7 лет дает определенные плоды: потребители уже почувствовали качество белорусского топлива, партнеры поняли особенности работы с белорусскими экспортерами. С другой стороны, эти цифры во многом обусловлены тем, что украинский рынок сузился. Тем не менее, есть прирост в абсолютных величинах.

Может ли Украина помочь Беларуси с нефтяной альтернативой?

— Беспокоят ли украинских потребителей возможные последствия снижения поставок российской нефти на белорусские НПЗ, поскольку появляются риски исполнения контрактов?

— Есть на рынке определенная нервозность. Понятно, что когда поставщик занимает на рынке такую большую долю, к нему приковано повышенное внимание, и все с напряжением следят за развитием данной ситуации. С аналитической точки зрения это, конечно же, выносит на поверхность вопрос диверсификации поставок в Беларусь для повышения устойчивости этого рынка. Кстати, хочу заметить, что сегодня Украина — единственная, кто может в этом белорусам реально помочь.

— Каким образом?

— Могу сказать, что в Украине сегодня ведутся очень активные переговоры с иранскими поставщиками нефти о ее прокачке по трубопроводу Одесса - Броды в Европу. В рамках этого проекта можно рассматривать и белорусское направление.

То есть можно реанимировать проект, в рамках которого осуществлялась поставка азербайджанской нефти в Беларусь в 2011 году. Однако, самое главное, в отличие от азербайджанской нефти, которая, конечно же, дорогая, иранская нефть по цене сегодня конкурентоспособна даже с российской.

Как правило, диверсификация поставок энергоресурсов стоит дорого. Но сейчас ситуация для Беларуси складывается очень удачно. Как заявил сегодня в своем выступлении на конференции в Минске старший редактор Platts Ник Коулмен, иранская нефть сейчас активно завоевывает новые рынки, — после снятия международных санкций Иран ведет очень агрессивную политику по возвращению на рынки, в том числе на европейские.

При этом еще раз подчеркну: иранская нефть по своей цене абсолютно конкурентоспособна с российской нефтью, — даже с учетом ее прокачки через Украину, — такие расчеты есть. По качеству она также сопоставима с российской Urals.

Мне кажется, что белорусам с учетом постоянных рецидивов с поставками российской нефти стоило хотя бы на 20−25% иметь альтернативный источник поставок нефти в виде иранской нефти. Это намного повысило бы устойчивость этого бизнеса, его прогнозируемость. Не буду скрывать: украинские клиенты очень переживают и нервничают, смогут ли белорусы выполнить свои обязательства по поставкам из-за ограничения поставок российской нефти в Беларусь. К сожалению, мы видим, что срыв этих поставок время от времени происходит.

Между тем основное достижение белорусов за последние годы — статус надежного поставщика топлива в Украину. Он пока слабее, чем статус литовских или польских поставщиков, но есть очень серьезный прогресс: сегодня у белорусских поставщиков намного выше качество отгрузок, качество договорной и контрактной работы. Тем не менее, постоянная дестабилизация с поставками нефти держит рынок в напряжении. Чтобы снять это напряжение и повысить свою устойчивость, нужна альтернатива — иметь такой резерв: хотя бы до 30% альтернативной нефти. Думаю, что и на переговорах с россиянами это намного усилило бы позиции белорусской стороны. Это сегодня можно и реально сделать.

Может ли Украина помочь Беларуси с нефтяной альтернативой?

— Вы сказали, что в Украине сейчас ведутся серьезные переговоры по возможности прокачки иранской нефти в Европу. Транспортная инфраструктура Украины готова. В чем вопросы?

— Вопрос в том, что это новый проект и Иран — новый для всех партнер. Мы видим, что польская группа «Лотос» сегодня работает с иранской нефтью и готова к долгосрочным контрактам с Ираном. Не исключено, что часть этих поставок (а может быть, и все) пойдут через Украину с прокачкой по трубопроводу Одесса - Броды, перегрузкой «на колеса» (на железную дорогу. — Прим. авт.) и дальнейшей отправкой в Европу.

— Почему — «на колеса», если есть техническая возможность прокачать эту нефть в Европу через Беларусь по белорусской трубопроводной системе? Рассматривается ли такой вариант хотя бы теоретически?

— Насколько мне известно, сегодня такой вариант не рассматривается. Хотя этот проект можно было бы увязать с поставками нефти напрямую по трубопроводу на Мозырский НПЗ. Здесь есть о чем говорить. Это — серьезный пункт на повестке дня. Безусловно, этот вопрос требует серьезной проработки. Но, на мой взгляд, сейчас — самое время белорусам серьезно об этом задуматься.

— На каком уровне ведутся переговоры о поставках иранской нефти через Украину?

— У нас было несколько визитов официальных делегаций в Иран, в Украину приезжали торговые представили Ирана (те, кто распоряжается данными ресурсами). Они подтверждают, что ресурсы имеются и с ними можно работать.

Кстати, в сентябре в Украину зашел первый танкер с иранским газовым конденсатом, — он будет переработан на Кременчугском НПЗ.

— Можно ли говорить, что в результате украинская нефтепереработка получит определенный импульс?

— Да. Но проблема в том, что у нас негде перерабатывать иранское сырье в больших количествах, поскольку украинские НПЗ не модернизированы. Их мощности позволяют переработать ограниченное количество нефти с соблюдением регламента ГОСТа, потому что нет развитых вторичных установок по переработке нефти. А вот белорусы могут это делать. У Мозырского НПЗ есть возможность брать иранскую нефть и делать из нее качественные нефтепродукты.

Кстати, Украина имеет возможность также поставлять иранскую нефть в Европу по действующей системе нефтепровода «Дружба». Сейчас одна нитка этой «трубы» задействована под нефть Urals, вторая пустует. Она может быть использована для поставок иранской нефти на венгерские, чешские, австрийские НПЗ. Этот вопрос также сейчас активно обсуждается в Украине. Так что для Беларуси складывается очень своевременный момент присоединиться к этому обсуждению.

Может ли Украина помочь Беларуси с нефтяной альтернативой?

В статье использованы материалы доклада С. Куюна «Анализ развития рынка нефтепродуктов Украины».

Новости по теме

Новости других СМИ