Лукашенко добился от России гибридной компенсации

Александр Класковский, naviny.by

Коллаж с сайта naviny.by
Москва истребует газовый долг, но даст Минску субсидии.

Минск добился от Москвы желаемого

Беларусь будет вынуждена-таки выплатить России газовый долг, причем в короткие сроки. Но вместе с тем очередная энергетическая война оказалась для Александра Лукашенко не напрасной. Москва даст межбюджетную компенсацию, что де-факто означает снижение цены газа для Беларуси. За что и боролись.

«Я так понимаю, что очередные баталии закончены и нам удалось выйти на подписание соответствующего документа», — удовлетворенно констатировал белорусский президент, принимая 10 октября с докладом отвечающего за энергетику вице-премьера Владимира Семашко.

Дружба с Лукашенко дорого обходится Путину


Москва уступила, сохранив лицо

В свою очередь изнуренный неблагодарными переговорами господин Семашко радостно отрапортовал, что «мы получили одномоментное существенное снижение цены газа уже в этом году и другую поддержку со стороны России. И далее мы наметили и протоколом обозначили траекторию снижения цены в последующие годы».

Правда, Москва тут же устроила холодный душ устами премьера Дмитрия Медведева, подчеркнувшего, что «наши партнеры вернутся к исполнению контракта. Надлежащим образом будут выплачивать ту цену, которая предусмотрена в контракте на основании существующей формулы».

Но в тот же день по итогам телефонного разговора белорусского премьера Андрея Кобякова с Медведевым стало известно, что «российской стороной подтверждена готовность применения механизма межбюджетной компенсации». А это означает, что Минск добился уступок не мытьем, так катаньем.

Впрочем, здесь стоит осторожно заметить, что пока мы опираемся лишь на сообщения белорусских официальных источников. Если их трактовка верна, то можно сделать вывод, что Москва сохранила лицо (нельзя же открыто пасовать перед шантажом злостного неплательщика!), но де-факто скидку на газ — этакую, если хотите, гибридную компенсацию — белорусам дала.


В сухом остатке — финансовый выигрыш Минска

Понуждая россиян к уступкам, белорусская сторона в начале года пошла на дерзкий шаг — самовольно установила справедливую, по ее мнению (исходя из принципа равнодоходности, заложенного некогда в документы о евразийской интеграции), цену на поставляемый дочкой «Газпрома» газ — 73 доллара вместо 132 по контракту за тысячу кубов.

Теперь набежавшую задолженность — около 300 млн долларов — надлежит выплатить, по версии Москвы, до 20 октября (Семашко назвал более поздние сроки, так что на этой почве возможны новые недоразумения). Зато Россия восстановит объемы поставок нефти, урезанные в наказание за недоплату. А белорусское Министерство антимонопольного регулирования и торговли уже отменило задранные было (тоже в отместку) сразу на 50% тарифы на перекачку российской нефти. Короче, пришло время собирать камни.

В сухом остатке — финансовый выигрыш Минска. Формально цена на поставляемый газ остается прежней, однако, пишет московский «КоммерсантЪ», «по словам белорусской стороны, РФ применит «механизм межбюджетной компенсации», чтобы снизить фактически оплачиваемую Минском сумму. Иными словами, фактическая цена газа снизится, но потери понесет не «Газпром», а российский бюджет».

По данным «Коммерсанта», фактическая цена газа для Беларуси в российских рублях будет снижена задним числом с 1 июля примерно на 30%. В 2017 году размер выделяемой Беларуси газовой субсидии может достигнуть 56 млрд российских рублей.

По сути, контуры этого соглашения совпадают с теми, что были очерчены «Коммерсантом» еще в конце августа. Похоже, уже тогда партнеры были близки к компромиссу, но между ними вдруг пробежала черная кошка. По одной из версий, Москву разозлила чрезмерная, как ей показалось, самостоятельность союзника на международной арене.


Сработала дипломатия скандала

Каковы же уроки очередного нефтегазового конфликта и чего ожидать в перспективе?

По большому счету, белорусское руководство вновь получило выигрыш от неконвенциональных действий по отношению к восточному союзнику. Сначала Минск стал недоплачивать за газ, потом, когда Россия прижала урезанием нефтяного пайка, Лукашенко перешел к излюбленной дипломатии скандала, обвинил Кремль в давлении на независимое государство.

В итоге российские власти предпочли не раздувать скандал в отношениях с союзником и в замаскированной форме уступили. Да, Минск вернет долг, но здесь и не рассчитывали, что его простят. Да, Беларусь потеряла некоторую сумму от падения экспорта нефтепродуктов, но межбюджетная компенсация по газу эти потери с лихвой восполнит.

Москва же уступила, вероятно, не просто чтобы замять скандал, но и потому, что формула цены на газ для Беларуси («цена Ямала» плюс ряд не очень прозрачных накруток) действительно выглядела спорной и не укладывалась в логику евразийской интеграции, цель которой — сформировать свободный энергетический рынок ЕАЭС.


Это не последняя битва

Но до провозглашенных целей евразийской интеграции — еще как пешком до Луны. Более того, Лукашенко 10 октября напомнил и о доселе не реализованных, по его мнению, принципах, на которых по идее должно базироваться Союзное государство:

«Мы ничего лишнего не требуем от Российской Федерации. Мы требуем, чтобы наши субъекты хозяйствования и наши люди были в равных условиях в союзе Беларуси и России согласно букве и духу договора о союзном строительстве. (…) Это будет главным вопросом в дальнейших моих переговорах с президентом Путиным».


Так что точка в выяснении отношений между союзниками не поставлена. Скорее, сама суть этих отношений — сплошное многоточие.

Почва для новых конфликтов сохраняется по ряду причин. Сами интеграционные соглашения — и в рамках двойки, и в рамках ЕАЭС — оказались сырыми, чересчур политизированными. Вдобавок партнеры склонны трактовать договоренности по-разному и вообще не страдают буквоедским их выполнением. Скажем, сокращение поставок нефти в Беларусь по принципу «ах, так, тогда вот вам!» тоже было неконвенциональным шагом.

Московские эксперты, на которых ссылается «КоммерсантЪ», отмечают, что в случае либерализации внутренних российских цен на газ придется начинать с Минском новые переговоры. К тому же контракт «Газпрома» на поставку газа Беларуси истекает после 2017 года. Так что и по этим причинам перемирие может оказаться недолгим.

Вдобавок среди аналитиков бытует мнение, что суровыми воспитательными мерами в экономической плоскости российское руководство пытается отвадить союзника от геополитических игр с Западом. Но Минск все равно будет налаживать эти отношения. На что прозрачно намекнул Лукашенко, выступая перед парламентариями двух созывов 7 октября: «Мы часто говорили о многовекторности, но в реальности летели все-таки на одном крыле. Наша задача — добиться баланса в отношениях со всеми нашими соседями».

А глава белорусской дипломатии Владимир Макей 10 октября в Варшаве, дипломатично подчеркнув, что «мы не собираемся отрываться от России», сделал довольно твердый акцент на другом:

«…Мы хотим уйти от этой сильной зависимости, быть менее зависимыми от одного государства, что особенно ущербно в периоды финансово-экономических кризисов».


Москва же спешила с интеграционными проектами, подгоняла партнеров, сулила им всякие блага, но, подкошенная кризисом, западными санкциями и своими же контрсанкциями, теперь не может поддержать интеграцию экономическим ресурсом. А интегрироваться ради «духовных скреп» дураков нет.

Новости по теме

Новости других СМИ