Война закончена. Ждем новую войну

Юрась Дубина, БДГ

Иллюстративное фото
Беларусь добилась снижения цены на российский газ: уже в 2016 году Беларусь сэкономит 400 млн долларов, а в 2017 году будет получать газ на четверть дешевле. Взамен Москва получит отмену повышенной платы за транзит российской нефти и соглашение о создании единого энергорынка двух стран. Однако озвученная схема вызывает привкус недосказанности...

Цена на газ для Беларуси остается прежней. Но Россия применит "механизм межбюджетной компенсации", чтобы снизить фактически оплачиваемую Минском сумму: недобор денег из Минска "Газпрому" компенсирует российский бюджет.

РФ восстановит и поставки нефти в Беларусь в объеме до 24 млн тонн в год, а Минск не будет повышать плату за транзит российской нефти.

Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заявлял, что Беларусь получит одномоментное снижение цены уже в этом году, погасив накопленную на 1 июля задолженность перед "Газпромом". Но на деле белорусские власти попросят отсрочку по погашению "газового долга" до конца года.

Вот какая картина вырисовывается: Беларусь погашает 300 млн долларов "газового долга" (надеется на отсрочку до конца года), а взамен получает снижение рублевой цены на газ с 1 июля 2016 года. А это значит, что Россия должна вернуть Беларуси около 25 млрд российских рублей уже в нынешнем году. А в 2017 году цена на газ для Беларуси должна составить около 6 тыс рублей за тысячу кубометров.

Об этом пишет "Коммерсант", который не рискнул называть точный размер потерь российского бюджета. Но высчитал, что примерные потери в 2017 году составят около 56 млрд руб.


"Меня терзают смутные сомнения"

Формально цена на российский газ для Беларуси остается прежней: 132 доллара за тысячу кубометров газа. Однако по факту Беларусь, начиная с 1 июля 2016 года, будет платить нынешнюю цену - около 70 долларов. А разницу в ценах "Газпрому" компенсирует российский бюджет. Зачем России платить за собственный газ вместо Беларуси?

- Как говорил один персонаж, меня терзают смутные сомнения, - говорит экономист Лев Марголин. - Перекладывание финансовой тяжести с “Газпрома” на российский бюджет понятно: цена на газ объективно упала, сократились доходы “Газпрома”, которому приходится работать в более сложных условиях, чем в Персидском заливе или в Иране. Непонятно одно: на каких условиях российский бюджет будет компенсировать эту разницу? Не будет ли она оформлена в виде кредита белорусской стороне? А если будет, то сразу возникает вопрос: в каком объеме и на каких условиях? Озвученное решение оставляет привкус недосказанности: вроде все и оговорено, но ощущение недосказанности присутствует.

Не могу понять: с какой стати российский бюджет будет платить за свой же газ вместо Беларуси? Одно дело, когда Россия предоставляет Беларуси кредит – тогда известна сумма, на которую РФ рискует, известна выгода и срок возврата. Но сейчас, получается, Россия берет Беларусь на дотацию на пожизненной основе. Не названы сроки, до какого времени Россия будет поставлять на озвученных условиях газ. Если до выхода на равнодоходные цены, тогда российскому бюджету ближайшие годы придется участвовать в этой схеме.

- “Коммерсант” пишет, что явные уступки России вызваны обязательством Беларуси подписать соглашение о создании общего рынка электроэнергии двух государств, который заработает с июля 2019 года.

- Россия, возможно, заинтересована в поставках электроэнергии из Беларуси; для получения электроэнергии по внутрироссийским ценам Москва и готова поставлять газ по такой схеме. Ведь значительная часть российского газа идет на энергетические мощности и на химические предприятия. Получается, что газ, который идет на белорусскую энергетику, вернется в Россию более дешевой электроэнергией.

В любом случае, Россия пошла на уступки Беларуси. Хотя и щелкнули по носу: заставят заплатить за полученный до 1 июля газ по контрактной цене в 132 доллара. А дальше, получается, Москва согласилась на белорусские условия.

- Закончилась ли озвученным копромиссом нефтегазовая война?

- Что-то осталось недосказанным…

Война не закончена хотя бы потому, что в 2017 году заканчивается газовый контракт и снова нужно оговаривать цены; Беларусь снова будет требовать равнодоходных цен, а Россия будет откладывать этот вопрос до 2025 года. Так что войны будут продолжаться.

Новости по теме

Новости других СМИ