Белорусский бизнес накануне распродажи

"Ежедневник"

Мировой финансово-экономический кризис уже привел к смене собственников многих бизнесов. По мнению экспертов, этот процесс не может обойти стороной и Беларусь, которую в ближайшее время ожидает заметная активизация в сфере M&A – слияний и поглощений.

Сегодня своим видением того, в какой степени этот мировой тренд затронет нашу страну, какие бизнесы наиболее привлекательны для покупателей и кому белорусские компании могут быть интересны, делится председатель правления ЗАО "Инвестиционная компания "Юнитер" Андрей Дерех.

Кризис бизнесу не помеха

– На последней встрече Лукашенко и Медведева прозвучало, что российские компании готовы к приобретению молочных активов в Беларуси? На ваш взгляд, насколько реально появление в этой отрасли "ВБД", "Юнимилка" и прочих российских покупателей?

– Белорусская молочная отрасль может быть интересна российским компаниям, так как Россия – один из крупнейших покупателей белорусской молочной продукции. Более того, отрасль (в особенности ее сырьевая база) в очень хорошем состоянии по сравнению с российским первичным молочным хозяйством.

Но, с другой стороны, экономическая эффективность этой отрасли существенно зависит от государственного регулирования. Не совсем ясна стабильность такого регулирования, поэтому риски входа для иностранных стратегических игроков велики. Скорее всего вход крупных стратегических инвесторов будет возможен только в случае согласования ими с государством понятных и стабильных правил игры. Более того, условиями такого входа могут быть определенные обязательства по сбыту молочной продукции в России, участия (в том числе финансового) в реконструкции и развитии местной сырьевой базы.

– А что в Беларуси может быть интересно покупателям в первую очередь?

– Активность инвесторов в 2009–2010 годах будет определяться следующими факторами. Это, во-первых, приватизация в Беларуси, во-вторых, глобальные процессы в мировой экономике, динамика кризиса.

Скорее всего в 2009 году следует ожидать крупных сделок в банковском секторе. Имеется в виду продажа крупных госбанков. Возможны также сделки и в частном страховом секторе.


В то же время акцент будет смещаться в сторону так называемых "защитных" (defensive) отраслей. То есть отраслей, которые более стабильны к динамике делового цикла. В частности, это базовые отрасли потребительских товаров: продукты питания, продуктовая розница, телекоммуникации и интернет, фармацевтическая отрасль, некоторые другие потребительские товары.

В Беларуси есть как частные, так и государственные предприятия в этих отраслях. Более того, заявлены планы по приватизации крупных и средних игроков в пивной промышленности, в фармацевтической отрасли.

Есть и определенные отрасли, которые объективно недостаточно развиты в Беларуси по сравнению со странами-соседями. Например, ЖКХ и некоторые другие отрасли по обслуживанию населения. В случае реструктуризации таких предприятий может быть существенно повышена их эффективность, и как следствие – даже в условиях кризиса их покупка может принести определенные плоды.

В целом будет возрастать количество сделок, связанных с реструктуризацией, в том числе с реструктуризацией деятельности компаний, которые инвестировали в Беларусь. Отмечу также энергетический сектор, который, несмотря на кризис, будет приобретать все большую значимость в глазах инвесторов.

В подтверждение сказанного: мы изучили статистику по сделкам в Восточной Европе в конце 2008-го – начале 2009 года. Даже несмотря на огромный дефицит свободных ликвидных ресурсов, сегодня существуют компании и фонды, которые готовы и дальше инвестировать в регион СНГ, а также страны Балтии. Согласно данным ISI Emerging markets, с ноября 2008 года на рынках России, Казахстана, Украины, Молдовы, Литвы и Латвии было совершено около 130 M&A-сделок, еще около 35 находится в стадии завершения.


Кто продавец?

– Вырастет ли число белорусских продавцов бизнесов в условиях кризиса? Подешевеют ли активы?

– Сейчас ситуация соотношения силы продавцов и покупателей кардинально поменялась. Если еще год назад покупатели конкурировали между собой при покупке бизнесов, сейчас продавцы конкурируют за покупателей. И что нужно, чтобы продавец выиграл в этой конкурентной борьбе, – вопрос сейчас даже не в цене активов…

– А в чем?

– Во-первых, в правильном выходе на покупателя. Сейчас инвесторы (если они реальные инвесторы с деньгами) рассматривают большое количество предложений, о которых они даже не думали полгода назад. При этом это предложения не только из-за рубежа, но и из их собственных стран, которые, понятно, будут им более интересны, чем зарубежные. В результате даже просто уделить время для простого ознакомления с проектом из Беларуси – это большая задача. Поэтому с самой первой коммуникации с инвестором информация о потенциальном проекте в Беларуси должна быть выдана в максимально понятном и "цепляющем" формате. Иначе она просто будет отправлена в корзину.

Во-вторых, у продавца должно быть прозрачное предложение, понятное с точки зрения языка, четкого предложения инвестору (что конкретно предлагается – купить пакет акций, участвовать в увеличении капитала, создать СП), а также четкого описания компании.

И в-третьих, продавец должен предлагать адекватную оценку, понятную для инвесторов. Сейчас наиболее распространена оценка на основании мультипликаторов (например, отношение цены предприятия к EBITDA). Оценка должна быть в рамках mainstream. Понять этот mainstream можно, только проанализировав базы данных по сделкам в странах соседях, посмотрев оценку собственно инвестора, например, если его акции котируются на бирже.


– Что сейчас проще – найти продавца или покупателя? На чьей стороне – продавца или покупателя – больше работает "Юнитер" и в чем специфика подходов?

– По сделкам мы работаем либо на стороне покупателя (т.н. buy side мандат), либо и на стороне продавца (т.н. sell side мандат). Во избежание конфликта интересов по каждому конкретному проекту мы работаем только на одной из сторон.

В сегодняшних условиях наиболее сложной является работа на стороне продавца, так как количество покупателей с деньгами резко сократилось. С другой стороны, продавцу сейчас самостоятельно успешно выйти с инвестиционным предложением и получить деньги очень не просто. Как раз сейчас возрастает роль качественно подготовленных инвестиционных предложений. Продать бизнес или привлечь инвестора "в бане или в ресторане", как это часто делалось раньше, уже невозможно.


– А что вообще M&A-консультант может предложить продавцу?

– Первое – это понимание того, какие инвесторы могут быть заинтересованы, где вообще следует искать инвесторов, какие ценовые ожидания существуют на рынке.

Второе – это подготовка документов для презентации "темы" (проекта, компании) инвесторам. Это также так называемый тизер ("выжимка") из информационного меморандума. Иногда для инициирования интереса инвестора достаточно, чтобы он был на 3–5 страниц. Это первый документ, с которым знакомится инвестор, поэтому как раз его задача – "зацепить" инвестора. Входит в пакет и финансовая модель, составленная в Exl в соответствии с международными стандартами к финансовому моделированию.

В процессе подготовки этих документов формируется стратегия поиска инвестора, стратегия предложения компании или проекта.

Основной этап работы – это маркетинг. Фактически, продать бизнес – это то же самое, что продать товар – только на специфическом рынке, где стоимость товара не 10–20 тысяч, а 10–20 миллионов долларов.

Каналы продаж – это, во-первых, собственно наши контакты, учитывая, что с новыми инвесторами из различных секторов мы встречаемся практически каждую неделю.

Во-вторых – это наши партнеры по Global M&A – лидирующей мировой сети M&A-консультантов в более чем 40 странах мира. Эта сеть наиболее эффективна при работе по сделкам до 20 миллионов долларов. Кстати, группа "Юнитер" с 2008 года является национальным партнером Global M&A.

В-третьих – это наши партнеры, крупные инвестиционные банки (Unicredit CAIB, Rothschild), которые важны в особенности, если речь идет о крупных сделках (свыше 20–30 миллионов долларов).

Наконец, в-четвертых, это широкая сеть наших бизнес-партнеров (юристы, аудиторы, другие компании).

Задача маркетинга – выйти на конкретного покупателя, правильно позиционировав проект среди целевой аудитории. Обычно длительность маркетинга составляет два месяца. В течение этих двух месяцев, как показывает наша практика, мы находим в зависимости от отрасли от 10 до 30–40 потенциальных инвесторов.


– И что в итоге получает клиент?

– Прямые переговоры с заинтересованным инвестором или понимание, почему проект не интересен для инвесторов, стратегию репозиционирования для продолжения поиска.

Но выход с инвестором на переговоры – только начало основной работы. Стадия переговоров может занять 6 месяцев. Она имеет несколько стадий, конечной из которых является закрытие сделки.

Кто покупатель?


– Кто сейчас может стать покупателем бизнесов в Беларуси?

– Сейчас наиболее вероятные покупатели – стратегические инвесторы, то есть компании, работающие в той же отрасли. При этом в существующих условиях покупатели будут в основном из "защитных" отраслей, то есть тех, которые более устойчивы к кризису. Это фармацевтическая промышленность и здравоохранение, производство пищевых продуктов, топливно-энергетический сектор, услуги населению, телекоммуникации, производство некоторых потребительских товаров (товаров недлительного пользования), сервисные и страховые компании.

Также сейчас возрастет роль как инвесторов международных финансовых институтов – МФК, ЕБРР. Они будут инвестировать в инфраструктурные проекты.


Возможными покупателями могут также стать фонды прямых инвестиций. Однако многие из них сейчас в стадии изменения стратегии, поиска новых источников финансирования. Поэтому они будут идти с определенным запозданием, возможно, активизируются только к концу текущего года.

– А сколько, по вашим оценкам, у нас частных бизнесов может быть продано, скажем, более чем за 100 миллионов долларов?

– Белорусский рынок частных M&A – это сделки до 40–50 миллионов долларов. В ближайшие 1–2 года сделки свыше 100 миллионов долларов маловероятны. В среднем размер сделки в частном сегменте составляет 5–20 миллионов долларов. Частный сегмент достаточно ограничен по количеству компаний, которые могут быть интересны иностранным инвесторам. Наиболее перспективный сегмент остается за приватизацией.

– А вы верите в ее реальность?

– Понятно, что масштабной приватизации не будет. В то же время есть понимание, что отдельные предприятия, в принципе, могут быть проданы иностранным инвесторам и это не повлияет на национальную безопасность.

Информация по делу

В 2008 году число сделок слияния и поглощения в Беларуси увеличилось. Иностранные покупатели участвовали в 21 сделке с общей заявленной стоимостью 831 млн долларов.

Эта цифра не учитывает приобретение "Газпромом" акций «Белтрансгаза» (по 625 млн долларов ежегодно в 2007–2011 гг.), а также сделки с недвижимостью и небольшие сделки стоимостью менее 1 млн долларов.

В целом же совокупная оцененная стоимость M&A-сделок в Беларуси в 2008 году превысила 1,5 млрд долларов.

поделиться

Новости по теме

    Приватизационный бум-2014: быть или не быть

    В середине августа исполнилось 500 дней с тех пор, как в стране были пересмотрены подходы к приватизации. За истекшее время мы не увидели ни одной приватизационной сделки, и это весьма показательно. Тем не менее, планы правительства на этот счетподробности

Новости партнёров