Нефтегазовый узел

Борис Желиба, Народная Воля

Борис Желиба
Очередной газовый торг с Россией за снижение цены правительство Беларуси ведет практически с января. А все дело в кратном снижении мировых цен на нефть и газ за последние два года.

Беларусь перестали устраивать газпромовские цены. И в этом есть свой резон. Еще не так давно страны ЕС платили «Газпрому» долларов на 200 больше. А теперь эта разница растаяла до 30–40 долларов. За два года российский энергетический бонус сошел на нет. В этом году «Газпром» пересмотрел цены для немецкого покупателя компании Uniper, французской Engie. Требуют снижения цены польская PGNiG и турецкая Botas. Сначала белорусская сторона пыталась скромно выторговать скидку примерно в 10 долларов с цены 132 доллара за тыс. куб. метров. Позже самовольно стала платить за газ 73 доллара за тыс. куб. – по тарифу ближайшей Смоленской области. Накопился долг не менее 300 млн долларов. Россия, естественно, не согласилась. И требует при любом исходе переговоров долг погасить.

Если она даст слабину в этом вопросе, по белорусскому образцу могут поступить другие покупатели газа из СНГ.

В отместку за непогашение долга россияне в 3-м квартале сократили поставки нефти с 5,3 млн тонн до 3,5 миллиона. В 4-м грозятся урезать поставки до 3 млн тонн. Только в июле нефтяные поставки обвалились на 37,6%. В итоге за 3-й квартал белорусский бюджет от сокращения пошлин на нефтепродукты потеряет порядка 200 млн долларов.

В этом году из-за неблагоприятной нефтяной конъюнктуры наш бюджет уже понес большие потери. К примеру, при годовом плане поступлений от пошлин 1 млрд долларов в 1-м квартале получено всего 125 миллионов. Россияне знали, куда нанести удар. Потери от недополученной валюты из-за сокращения поставок нефтепродуктов на экспорт явно превышают выигрыш от недоплат за газ в размере накопившихся 300 млн долларов. Учитывая аховую ситуацию в белорусской экономике, российская сторона, как сообщалось в СМИ, уже готова была пойти навстречу союзнику. Якобы стороны согласовали вместо долларовой рублевую формулу ценообразования на газ со снижением для Беларуси входной цены до 100 долларов в эквиваленте. Однако российский вице-премьер Дворкович дезавуировал эти утверждения, заявив, что переговоры продолжаются. Между тем за август газовый долг Беларуси возрос миллионов на 50 в долларовом эквиваленте, а белорусский ВВП потерял еще больше. В результате ВВП по итогам января–августа ужался уже на 3%, тогда как за полугодие падение было 2,5%. Как же тогда выйти на траекторию роста, о чем не так давно бодро заявлял белорусский премьер?

Главный переговорщик от белорусской стороны вице-премьер Семашко обнадежил, что договоренности по нефтегазовым вопросам вот-вот будут достигнуты, что рассматриваются три варианта решения проблем и т.д. Но вопрос странным образом не решается. Поскольку это не первый торговый конфликт в рамках Союзного государства, как говорится, коню понятно, что снова нужно искать его политическую подоплеку. Дворкович просто выполняет распоряжения Кремля. Конфликт и вышел на политический уровень. Встретившись в Минске с госсекретарем Союзного государства Рапотой, руководитель Беларуси вполне себе раздраженно высказался о наболевшем. «Мы это воспринимаем как давление на Беларусь, но давления я не потерплю, и белорусы тоже», – заявил Лукашенко. А в развитие очень прозрачно намекнул, что Беларусь может пересмотреть уровень своего участия в Союзном государстве и Евразийском экономическом союзе.

Понятно, что Москва в очередной раз решила наказать строптивого союзника не только за то, что он в одностороннем порядке снизил оплату газа, но и за чересчур самостоятельную политику Беларуси в отношении Украины (визит министра иностранных дел Макея в Украину на 25-летие украинской независимости) и в отношении Запада. Можно припомнить и несговорчивость белорусского руководства в отношении продажи некоторых белорусских предприятий типа МЗКТ, и кое-что иное.

Сейчас аналитики гадают, чем закончится конфликт? А тем, чем они заканчивались и ранее. Обеим сторонам невыгодно доводить дело до точки кипения. Ясно, что недопоставки нефти на белорусские НПЗ под корень подрубят и так еле живую нашу экономику. Скорее всего, Россия снизит цену на газ до желаемых нами 100 долларов, хотя это принесет потери «Газпрому» порядка 500 млн долларов.

Но вот газовый должок, на наш взгляд, придется погасить. Возможно, Путин согласится на рассрочку. Отдать сразу, по-видимому, белорусское правительство уже не в силах. Придется задействовать золотовалютные резервы. Но правительство ожидает спасительный третий транш кредита в 300 млн долларов от того же Евразийского банка с российскими деньгами. Кредитные транши банка обусловлены обязательствами Нацбанка по росту этих резервов. Не случайно, чтобы достигнуть их величины в 4,7 млрд долларов, Министерство финансов и Нацбанк усиленно занимали и занимают валюту на внутреннем рынке у банков и населения, наперегонки интенсивно тиражируя и размещая свои валютные облигации. Так, на 1 января 2017 года величина золотовалютных резервов должна быть не менее 4,9 млрд «зеленых», на 1 июня – не менее 5,2 млрд, и на 1 января 2018 года – не менее 5,4 млрд долларов. Вот и получается: не отдашь 300 млн газового долга – не получишь 300 млн кредитного транша, а значит, не рассчитаешься по госдолгу за текущий 2016 год. Замкнутый круг.

Новости по теме

Новости других СМИ