Белорусский выбор: минимум проблем - сейчас или развитие в будущем?

Татьяна Маненок, belrynok.by

Коллаж с сайта belrynok.by
Благодаря поддержке европейских структур и профессиональной организации в Беларуси появилась уникальная дискуссионная площадка, где теперь могут встретиться эксперты, представители международных структур, власти, бизнеса, чиновники, чтобы обсудить экономическую повестку страны.

Есть и оптимисты, которые надеются путем открытых дискуссий на форуме повлиять на выбор белорусской властью дальнейшего пути развития отечественной экономики. Но что показательно: интерес к дискуссиям на площадке KEF по-прежнему не остывает, несмотря на пессимизм экспертов относительно судьбы белорусских реформ.

Справка

Конференция KEF-2016 «Реформы для вовлекающего роста» проводится при поддержке Европейского союза, посольства Королевства Нидерландов, Агентства США по международному развитию, Фонда Конрада Аденауэра, Всемирного банка, Международного валютного фонда и Программы развития ООН.

ЗАВУАЛИРОВАННЫЙ СИГНАЛ?

Год назад многим было понятно, что Беларусь встала у черты реформ, откладывать которые нельзя: для этого ни возможностей, ни ресурсов. Поэтому участники KEF-15 с нетерпением ждали, как белорусская власть отреагирует на новые экономические вызовы. Ключевым тогда стал выступление помощника президента Кирилла Рудового, который дал понять: ожидать реформ в Беларуси пока не стоит.

3 ноября 2016 года в зале, где проходил форум, витал все тот же вопрос: что намерена делать власть перед лицом абсолютно новой для Беларуси ситуации и новых вызовов? Ожидалось, что ответ на этот вопрос даст заместитель главы администрации президента Николай Снопков. Однако его лаконичное выступление (которое он начал с извинений за получасовое опоздание: «ненавижу опаздывать, но вынужден начинать свое выступление с этих слов») в этот раз больше напоминало философские тезисы.

Вероятно, рациональное «зерно» в проекции на белорусские реалии можно было «нащупать» в следующем тезисе: сегодня эффективность принимаемых решений власти определяется выбором: наименьшее негативное влияние — сейчас, или экономическое развитие — в будущем. Между тем, многие участники форума, с которыми удалось пообщаться, признавались, что так и не смогли разгадать «загадку» выступления замглавы Администрации президента Беларуси на KEF-2016.

ЕС ГОТОВ ПОМОЧЬ БЕЛАРУСИ ПРОЛОЖИТЬ «ДОРОГУ» К РЕФОРМАМ

А вот энтузиазму и оптимизму представителей европейских организаций, их готовности помочь белорусской власти «настроить» отечественную экономику на здоровую основу пришлось удивляться в который раз. Создавалось ощущение, что в стабильном развитии Беларуси они заинтересованы даже больше, чем само белорусское руководство, и при этом готовы оказать всяческую поддержку реформам в Беларуси.

Глава представительства Евросоюза в Беларуси Андреа Викторин так прямо и сказала, что любит KEF, потому здесь идет обсуждение планов развития Беларуси с участием международных институтов, что создает потенциал для влияния на выработку экономической политики в стране. «У нас задача — добиться консенсуса по поводу реформ в Беларуси», — сказала европейский дипломат. И еще раз диагностировала проблемы белорусской экономики: с 2015 года в стране наблюдается рецессия, падает заработная плата, снижаются инвестиции. По словам Викторин, структурной слабостью белорусской экономики является доминирование крупных неэффективных госпредприятий.

«Почему Евросоюз беспокоится о макроэкономической стабильности, росте и реформах в Беларуси? Потому что ЕС — один из крупных партнеров Беларуси, один из крупных доноров, непосредственный сосед и один из крупнейших торговых партнеров Беларуси», — пояснила дипломат. Поэтому, как было сказано, «нам нужен процветающий и независимый сосед, чтобы иметь стабильность в регионе, беспрерывный и безопасный транзит пассажиров и грузов через Беларусь, справедливые и понятные условия для наших инвесторов».

Понимая, что малый и средний бизнес является хребтом развития любой страны, в том числе и Беларуси, Евросоюз готовит новую программу по поддержке среднего и малого бизнеса в Беларуси, а также по поддержке профессионального образования.

А. Викторин также сообщила, что в последнее время активизировался диалог ЕС и Беларуси по присоединению к ВТО. «Заявка Беларуси по присоединению к ВТО будет облегчена. ЕС готова поддержать Беларусь в этом вопросе путем оказания экспертной и консультационной помощи», — сказала Викторин, отметив, что к концу 2016 года переговоры о вступлении Беларуси в ВТО активизируются. При этом она призналась, что на этом пути еще есть барьеры, «но мы с МИДом не жалуемся, а работаем».

Глава представительства ЕС в Беларуси подчеркнула, что KEF является хорошей платформой, чтобы проложить «дорогу» реформ в Беларуси. «Как бы мы ни называли эти необходимые изменения: реформы, трансформация, модернизация, улучшения, адаптация — от имени Евросоюза могу пообещать: Беларусь не останется на этом пути одна, мы готовы оказать поддержку», — подчеркнула Викторин.

Старший постоянный региональный представитель Европейского департамента МВФ Бас Баккер актуализировал необходимость проведения реформ в Беларуси. Да, сказал он, в стране отмечается восстановление макроэкономической стабильности — замедляется инфляция, благодаря Нацбанку стабилизирован обменный курс рубля. Однако структурные проблемы в экономике не устранены, «поэтому национальная экономика находится в рецессии и нет признаков ее восстановления».

В недавнем прошлом белорусская экономика демонстрировала высокий рост, но он был обеспечен благодаря госинвестициям и льготным ценам на энергоносители. Теперь этих стимулов больше нет, в новых условиях экономика может вырасти лишь за счет повышения ее эффективности.

Беларусь потому и остается бедной страной, что эффективность ее экономии остается низкой. А ведь в 1989 году Польша и Украина имели одинаковый доход на душу населения. Но Польша провела реформы очень быстро, а Украина проводит медленные реформы. В результате сейчас в Польше доход на душу населения в 3 раза выше, чем в Украине.

При этом Б. Баккер подчеркнул, что МВФ выступает в поддержку реформ, которые обеспечивают стране устойчивый экономический рост, и МВФ готова помочь Беларуси провести такие реформы. «Да, реформы в краткосрочной перспективе могут быть болезненны, но их отсутствие создаст еще более болезненные проблемы», — отметил Б. Баккер. При этом он подчеркнул, что программы реформ МВФ могут быть успешными только в том случае, если они поддерживаются в стране на политическом уровне, — в противном случае они не дадут результата.

Поверенный в делах США в Беларуси Роберт Райли отметил, что в Беларуси работает уже второй месяц, активно общается с представителями госструктур. По словам американского дипломата, у них есть желание адаптировать белорусскую экономику к новым вызовам. В этом году Беларусь продвинулась в рейтинге ВБ «Ведение бизнеса». «Это важно для имиджа, но нужно делать больше», подчеркнул Р. Райли. Для Беларуси сейчас важно быстро принять решения, касающиеся развития малого и среднего бизнеса в стране, также нужно снимать существующие риски для бизнеса. «А для этого надо менять мышление», — сказал дипломат. Он выразил уверенность, что Беларусь может полноправно участвовать в мировой экономике. «Америка может в этом помочь Беларуси, но нам нужны инструменты», — подчеркнул Р. Райли.

МИНЭКОНОМИКИ ВИДИТ «ПОВОРОТНУЮ ТОЧКУ»

Первый заместитель министра экономики Беларуси Александр Заборовский в своем выступлении отметил, что сегодняшняя ситуация низкого экономического роста требует от правительства и Нацбанка мер, дающих быстрый результат. Проблема, однако, в том, что результат нужен еще и устойчивый, заметил выступающий. «Простые и быстрые решения часто имеют высокую цену и неожиданные последствия», — добавил он, намекая на сторонников быстрой экспансионистской денежно-кредитной политики. Как было сказано, «запрос на агрессивное монетарное и фискальное стимулирование есть — он никуда не исчез». «Но такие меры имеют свою цену», — подчеркнул А. Заборовский, отметив, что на такую политику Беларусь уже потратила немало ЗВР даже при благоприятной конъюнктуре.

Первый замминистра экономики рассчитывает, что в Беларуси будет реализован сценарий, который предполагает постепенное восстановление экономического роста, поддерживаемого различными фискальными инструментами. Он считает, что белорусская экономика уже готова к росту: «Сейчас поворотная точка экономической динамики» от падения к росту, отметил А. Заборовский, — «стакан, скорее, наполовину полон, чем наполовину пуст», ибо в стране выдержан макроэкономический баланс, сбалансирована внешняя торговля, растут ЗВР (на 1 октября они составили 4,8 млрд. долларов, +14% к началу года) и т. д.

«В целом первый и главный сигнал для роста — это прекращение снижения выпуска в промышленности и сельхозпроизводстве, и этот сигнал нам дают и опережающие индикаторы, и фактическая статистика. Но главный ключ к восстановлению роста — это восстановление инвестиций, причем не на директивной основе, а на основе институтов финансового рынка», — подчеркнул А. Заборовский.

ГЕНДИРЕКТОР: НЫНЕШНЯЯ СИТУАЦИЯ — НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ЖЕСТКИХ РЕФОРМ

Итоги панельной дискуссии, на которой обсуждалась реформа госпредприятий, прокомментировал генеральный директор ОАО «Белшина» Алексей Яковлев. Он подчеркнул, что нельзя в угоду исключительно эффективности «броситься в приватизацию», ибо госсектор, в том числе и «Белшина», обеспечивают определенный уровень социальной стабильности в регионе (на предприятии занято 10,5 тыс. человек из 200 тысяч жителей города). По словам А. Яковлева, нельзя торопиться с реформами в Беларуси также в силу белорусской ментальности. Тем более, что рынок услуг, сфера малого и среднего бизнеса в стране не настолько развиты, чтобы самортизировать возможные проблемы.

Более того, подчеркнул гендиректор, выбор между госпредприятием или частным — «это выбор каждой конкретной страны, нации и конкретной исторической ситуации». А при реформировании госпредприятий нужен, по его мнению, глубокий анализ, — индивидуальный подход к каждому предприятию.

«Никто не говорит, что надо оставить все как есть. Стрессовая ситуация сегодня заставила всех думать по-новому. Но сегодня не самый подходящий момент для жестких реформ. Для реформ нужна более стабильная ситуация», — подчеркнул А. Яковлев.

При этом он отметил, что понятие «командная экономика» устарела для Беларуси, ибо госпредприятия самостоятельно реализуют экономическую политику. Другое дело, добавил гендиректор, что «они до конца не понимают, как действовать в таких условиях: нет методики, как реально адаптироваться к новым условиям». И в этой связи предложил создать экспертную группу, и «на примере отдельного предприятия выработать такие подходы».

Таким образом, вовсе не проблемами реформирования озабочены сегодня промышленные предприятия. Главный бич для всех — нехватка оборотных средств. Одна из главных проблем — как обеспечить доступ к длинным и дешевым деньгам, подчеркнул гендиректор «Белшины». Именно эта проблема, по его словам, мешает предприятию осваивать новые рынки. «Как выйти на рынок, когда у тебя нет оборотных средств? И как сказать, что ты обеспечишь не только качество, но и выполнишь все заказы в срок? Это — очень большой риск, который, скорее всего, приведет к фиаско», — с горечью констатировал А. Яковлев.

На комментарий белорусского директора отреагировал глава представительства Всемирного банка в Беларуси Ян Чул Ким: «Если вы будете ждать, что кто-то придет и даст вам капитал, то вы будете все больше отставать от рынка. Времени на то, чтобы ждать, нет. Другие придут и займут это место».

При этом он обратил внимание на ошибочность государственной стратегии Беларуси, сделавшей ставку на привлечение займов, а не инвестиций, обратив внимание на стремительный рост внешних заимствовании Беларуси. «Привлечение ПИИ — это единственное, что может помочь белорусской экономике вырасти», — подчеркнул Ян Чул Ким.

МИССИЯ ВЫПОЛНИМА?

На форуме А. Заборовский сообщил, что сейчас правительство Беларуси разрабатывает меры по повышению эффективности госпредприятий. «Оценка эффективности госактивов, определение фискальных рисков, связанных с деятельностью госсектора, эффективное управление портфелем госсобственности — вот задачи, которые мы решаем в настоящее время», — сказал А. Заборовский.

Он также сообщил, в ближайшее время правительство Беларуси доработает стратегию по управлению госсектором. «Учитывая создание Агентства по управлению активами в АПК, работу комитета кредиторов на базе Нацбанка, полагаю, что в ближайшие месяцы будут доработаны все инструменты, а также стратегия по управлению госсектором», — сказал первый замминистра экономики.

2 ноября 2016 года по приглашению правительства и Нацбанка в Беларуси начала работу техническая миссия МВФ по вопросам госпредприятий. К работе миссии подключились также эксперты Всемирного банка.


Тезисы выступления на KEF-2016 экс-помощник президента, посла Беларуси в Китае Кирилла РУДОГО:

«Наша экономика росла вместе с ростом сырьевых рынков (калий, нефть) и российского рынка. Когда эти рынки упали, и у нас не стало экономического роста. С 2015 года в Беларуси стало больше закрываться предприятий с иностранными инвестициями, чем открываться, сократились размеры их уставных фондов.

Это усугубляется тем, что экономисты заточены не на рост экономики, а на сохранение ее структуры. Но если экономика не растет и не дает добавочный продукт, то за счет чего ее сохранить? За счет займов! Поэтому экономисты сегодня — это просто продавцы гособлигаций. Но даже в этом случае госзаймы также должны стимулировать рост, а темп роста экономики — превышать прирост госдолга. У нас госдолг растет как внутренний, так и внешний, а экономика падает. Значит, экономисты не влияют на экономический рост. Потому что нет ощущения кризиса. У нас второй год падает ВВП и реальные доходы, и экономисты в своих теориях называют это экономическим кризисом. Во-вторых, сегодняшнее падение при росте других стран создает непреодолимое отставание на десятилетия вперед, что скажется на будущих поколениях.

Также и повышение в рейтинге Doing Business — удовлетворяет, скорее, разработчиков методики, чем спрос со стороны бизнеса. И это похоже на строительство чистого города, в котором нет жителей.

Во-вторых, у экономистов нет реальных полномочий, поэтому они не могут послать четкие сигналы бизнесу. При этом они пассивно ждут этих полномочий, которые или концентрируются вверху, или перетягиваются внизу между директоратом и контролерами. Когда нет полномочий, то предложения экономистов тонут среди несопоставимых альтернатив.

В принципе они уже все предложили. Так или иначе, они всегда предлагают одно и то же. И в 1990-х, и в 2000-х, и в 2010-х ими уже разработаны различные «теории»: «дорожные карты», пятилетки, стратегии до 2030 года. Казалось бы, теперь нужны практики-технократы, способные взять на себя ответственность и порой непопулярность за техническую реализацию. Но и они не востребованы. Проходят годы, они чувствуют свою ненужность, перестают верить (прежде всего в себя) и уходят в иную самореализацию.

Также и во время экономических кризисов многие страны, как, например, Китай, Юго-Восточная Азия, Центральная и Восточная Европа, остановили падение и спаслись, перейдя к прагматизму и свободному бизнесу. Очевидно, что вышестоящий экономист имеет меньше стимулов решать проблемы бизнеса, чем сам бизнес. Поэтому в период спада, чтобы вернуть рост, нужны прежде всего бизнесмены.

Во-вторых, нужны юристы. Именно они могут защитить бизнес, пока он не окреп и растет. Но защитить от кого? От силового давления государства! В это сложное время мы сами стали усугублять ситуацию. У нас количество административных дел по экономическим статьям за 2015 год выросло с 9 до 13 тыс., а взыскания накладываются по 9 из 10 дел, попавшим в суд. Можно пробовать обжаловать силовые действия. Но таких попыток каждый год все меньше, и удовлетворяются единицы. Например, в 2015 году из 112 обжалований решений таможни удовлетворены только 6, из 78 исков против налоговой — тоже только 6. Поэтому, чтобы экономика восстановилась, она должна защищаться.

Нам нужно раскодировать общество. У нас есть культурные барьеры, которые тормозят экономику: потребительское отношение к инвесторам, к государству и друг другу, приоритет равенства над богатством, ориентация на советское прошлое, гигантомания, мотивация угрозами (взывание к инстинктам, а не к здравому смыслу), уклонение от ответственности и болезненных решений.

На прошлогодней конференции был сделан прогноз, что реформы не получатся в Беларуси в 2016 году. Конечно, еще год не закончился, и попытки были, и что-то по-тихому проведено, но системных реформ не получилось, климат не изменился. Экономика сегодня падает уж точно не из-за реформ, а скорее из-за того, что их нет. Силовая реакция на кризис усугубляет его. Появляются новые проблемы, вызванные уже не внешними факторами, а нашими собственными действиями.»

Новости по теме

Новости других СМИ