В Беларуси включили "печатный станок"?


Иллюстративное фото с сайта by24.org
За ноябрь замечен «взрывной» рост остатков средств юридических лиц на переводных Br-рублевых депозитах.

То есть необычайно резкий прирост количества Br-рублей на расчетных счетах экономических субъектов за месяц, какого никогда еще не было, и что создало сильное увеличение Br-рублевой денежной массы М2, обновление исторически рекордного ее объема, пишет БДГ.

И все это произошло на фоне жесткой финансовой политики денежных властей в последнее время, когда М2 даже номинальным объемом удерживалась в узких рамках, не говоря уже про реальное, с учетом инфляции, ее изменение – уменьшение покупательской способности всей этой Br-рублевой денежной массы.

За ноябрь прирост остатков средств юридических лиц на переводных Br-депозитах составил Br642 млн. Это не просто рекордный прирост по этой позиции, а более чем 2-кратное превышение любых прошлых максимумов прироста остатков за месяц, которые, как правило, были в декабре.

За ноябрь количество Br-рублей на переводных депозитах юридических лиц выросло на 41,6%, при том, что за последние 5 лет максимальный относительный прирост (и только в декабре) не превышал и 30%.

До ноября 2016-го, в течении нескольких последних лет, объем остатков средств юридических лиц на текущих Br-счетах в банках колебался в пределах Br1,0-1,5 млрд (на конец месяца), ни разу не превысив Br1,6 млрд. Но на отчетный момент он составил Br2,185 млрд. Насколько выдающимся оказался прирост за ноябрь - видно на графике динамики остатков.

Такой сильный прирост остатков на Br-депозитах привел к резкому увеличению Br-рублевой денежной массы: она составила Br10,73 млрд - исторически максимальное значение. И это на фоне того, что в последнее время Национальный Банк проводил очень жесткую денежно-кредитную политику, не допуская значительного роста денежного агрегата М2.

Эта политика ограничения национальной денежной массы, когда нет большого объема дешевых и доступных денежных ресурсов, то есть политика «выключенного печатного станка», обеспечила, с одной стороны, общее финансовое спокойствие в стране в последние 10 месяцев, стабильность курса Br-рубля, относительно низкую инфляцию, снизила девальвационные ожидания.

Но с другой стороны обнажила пороки экономической системы, которая не может существовать без подпитки дешевыми финансовыми ресурсами, «затыкавшими дыры», в результате чего выросло количество убыточных предприятий, кредиторская и дебиторская задолженности, увеличилась доля просроченных кредитов, упали реальные доходы граждан.

Понятно, что в таких условиях велик соблазн подправить дела, включив «печатный станок». А то, что именно это, с большой вероятностью, и произошло, указывает то, что прирост остатков на переводных Br-депозитах юридических лиц создан не в секторе нефинансовых предприятий (то есть не в секторе реальной экономики), а в секторе «другие финансовые организации» - именно есь и зафиксирован сильнейший скачок объема переводных депозитов.

До этого ежемесячные колебания остатков средств других финансовых организаций на переводных депозитах (причем – суммарно, Br-рублевых и инвалютных) не превышали Br30 млн, а в ноябре вдруг произошел скачок сразу на Br552 млн.

В итоге, на конец ноября, остатков средств других финансовых организаций на всех (Br-рублевых и валютных) переводных депозитах стало на Br590 млн, когда как до этого максимум что было – Br50 млн.

При этом никаких существенных изменений в динамике остатков средств нефинансовых организаций (производственных предприятий, бюджетных организаций и проч.) на всех их переводных депозитах не произошло: в ноябре они даже уменьшились на Br289 млн до Br3,980 млрд.

И то, что скачок объема остатков переводных депозитов других финансовых организаций случился именно в Br-рублевой части, говорит то, что в статистике широкой денежной массы остатки средств юридических лиц на переводных депозитах в иностранной валюте не только выросли, а даже сократились.

Итак, выяснено, что это резкое увеличение объема Br-рублевой денежной массы произошло на счетах именно «других финансовых организаций». Это – страховые организации, лизинговые организации, ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа», ГУ «Агентство по гарантированному возмещению банковских вкладов (депозитов) физических лиц и ОАО «Банк развития Республики Беларусь».

Среди перечисленных «кандидатов на роль получателя значительных Br-ресурсов» может быть только «Банк Развития Республики Беларусь», который не является банком в классическом понимании этого слова: он не имеет банковской лицензии и не может принимать вклады и выдавать кредиты бизнесу и населению. То есть, он не является кредитно-финансовой организацией в определении, установленном Банковским кодексом.

Главной целью деятельности Банка развития является развитие системы финансирования государственных программ и реализация социально значимых инвестиционных проектов. То есть как раз через эту финансовую структуру проводятся государственные вложения, именно Банк развития является каналом государственных денежных потоков, то есть именно через Банк Развития и может быть «канализирована» денежная эмиссия.

По-видимому, это и произошло в ноябре: через Банк Развития в экономику вброшено Br-рублей на $300 млн в эквиваленте. Также это может быть как-то связано с газовым долгом Беларуси, по крайней мере, цифры здесь сопоставимы. Кончено, это только предположения, но в любом случае такое резкое увеличение Br-рублевой денежной массы не может не сказаться на финансовой стабильности в стране.

Новости по теме

Новости других СМИ