"Ручная" девальвация в России начнется уже с февраля

Арнольд Хачатуров, "Новая газета"

Иллюстративное фото
Слабый российский рубль может ударить и по белорусской экономике.

В феврале в России начинает действовать «временное бюджетное правило», которое рассматривается Минфином как решение проблемы дефицита бюджета. Новая денежно-кредитная политика финансовых властей предполагает, что Центробанк по поручению министерства будет регулярно покупать валюту на российском рынке, чтобы направить нефтяные доходы на пополнение резервных фондов. Объем интервенций будет равен сумме, полученной от превышения фактических цен на нефть над заложенными в бюджете $40 за баррель. За год ЦБ может купить около $20–25 млрд.

Вмешательство регулятора в операции на валютном рынке поможет сбалансировать бюджет, но за это придется заплатить свою цену: граждане столкнутся с искусственным ослаблением рубля и ускорением темпов инфляции.

Дополнительные нефтегазовые доходы бюджета в 2017 году составят 1,4 трлн рублей при цене в $50 за баррель и 2 трлн рублей при $55 за баррель. На покрытие дефицита бюджета заложено 1,8 трлн рублей из Резервного фонда, так что при благоприятном сценарии и активации нового бюджетного правила резервы могут пополниться более чем на 200 млрд рублей.

«Бесконечно финансировать дефицит за счет проедания резервов, которые изрядно похудели с 2014 года, неразумно. Лучший способ в такой ситуации — несколько ослабить рубль», — считает советник брокера «Открытие» Сергей Хестанов. От девальвации прежде всего выигрывает федеральный бюджет, доходы которого увеличиваются в рублевом выражении.

Аналитик Металлинвестбанка Сергей Романчук считает, что действия Минфина преследуют сразу несколько целей. Главный мотив — формирование новой бюджетной дисциплины, которая обезопасит правительство от траты нефтегазовых сверхдоходов. Вторая цель — уменьшение волатильности рубля: покупка валюты в условиях высоких цен на нефть должна снизить зависимость курса от колебаний котировок. Наконец, для покрытия дефицита бюджета властям нужен дешевый рубль.

По расчетам Минфина, для достижения нужных параметров бюджета рубль нужно девальвировать примерно на 10%. Курс доллара, который заложен в бюджет на этот год, составляет 67,5 рубля, а текущая стоимость американской валюты — около 60 рублей. «Думаю, отсюда и берется цифра в 10%, хотя Минфин ее и не обосновывал», — говорит директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Покупка валюты нужна для того, чтобы сохранить Резервный фонд, который иначе был бы исчерпан уже в этом году. «С учетом президентских выборов это важная задача. В 2018 году придется тратить больше денег, а сейчас, пока есть удачный расклад с ценами на нефть, получается прикупать валюту», — считает экономист.

Не исключено, что при падении цен на нефть купленную валюту вскоре придется продавать обратно, но такая операция будет происходить уже не на открытом рынке, а как внутренняя сделка между ЦБ и Минфином. Как и в случае расходования средств Резервного фонда, валюта будет перечислена в золотовалютные резервы ЦБ, а Минфин получит эмиссионные рубли на соответствующую сумму. Правительство заработает на курсовой разнице, но такой механизм финансирования дефицита бюджета будет стимулировать рост инфляции.

Рынок неоднозначно воспринял новость о возобновлении интервенций ЦБ: многие посчитали это нарушением режима «свободного плавания», в котором рубль находится с конца 2014 года.

Основной недостаток планов правительства состоит в том, что они исходят из сохранения высоких цен на нефть. «По нашей оценке, в ближайшем будущем цены опустятся значительно ниже $50 за баррель. Прежде всего за счет того, что США начнут реализовывать свою стратегию по энергетической безопасности и сократят импорт нефти, а также и из-за повышения ставок ФРС», — говорит Николаев. Эти риски в правительстве осознают, полагает эксперт, отсюда стремление начать пополнение резервов как можно скорее.

Населению в связи с ожидаемой девальвацией рубля надо морально готовиться к росту розничных цен.

«Импортные товары, которые в больших городах занимают 40–45% потребительской корзины россиян, подорожают пропорционально ослаблению рубля. Отечественные товары подорожают несколько меньше, но и в них часть стоимости складывается из импортных составляющих», — объясняет Сергей Хестанов.

20–25 млрд долларов, которые может выкупить Минфин в течение года, — достаточно чувствительная сумма для российского рынка. Чтобы избежать панических настроений среди инвесторов, нужно растянуть график интервенций и проводить операции максимально прозрачно.

Но правительство не может застраховаться от всех рисков: если на девальвацию наложатся внешние шоки, то ситуация выйдет из-под контроля. «Если против рубля сыграют другие факторы, такие как падение цен на нефть и повышение ставки ФРС, мы можем столкнуться с ситуацией, похожей на конец 2014 года, когда рубль девальвировался практически в два раза. И тогда его ослабление на 10% покажется цветочками», — предупреждает Николаев.

Новости по теме

Новости других СМИ