Нефтяная альтернатива Беларуси: какова цена вопроса?

Татьяна Маненок, belrynok.by

Задача загрузить мощности отечественных НПЗ по максимуму (если таковая будет поставлена) таит в себе огромный риск для действующих соглашений с Россией в нефтяной сфере
Если Россия в 2017 году реализует свое намерение снизить поставки нефти в Беларусь до 16 млн. тонн с 24 млн. тонн, предусмотренных прежними договоренностями, Минск вынужден будет искать альтернативу.

Но если градус конфликта в этом вопросе повысится до критического, это может привести к разрыву достигнутых белорусско-российских соглашений в сфере поставок нефти, что в свою очередь еще в большей степени подорвет интеграционные процессы в ЕАЭС.

На дворе февраль, а Беларусь и Россия пока так и не подписали баланс по поставкам нефти на 2017 год, хотя традиционно подготовка таких документов завершалась до нового года. Пока Беларусь имеет контракт на поставку нефти только на I квартал текущего года – в январе-марте Россия согласилась поставить 4 млн. тонн нефти против 5,8 млн. тонн в I квартале 2016 года. (Однако пока преждевременно считать, что из-за недопоставки сырья белорусская сторона понесет потери относительно аналогичного периода прошлого года: цены на нефть в начале этого года немного повысились, потери от недопоставок будут частично компенсированы).

Напомним, в I полугодии 2016 года Россия ежеквартально поставляла на белорусские НПЗ около 6 млн. тонн нефти, но из-за обострения газового конфликта в III квартале прошлого года объем поставки нефти в Беларусь был снижены до 3,5 млн. тонн, а в IV квартале — до 3 млн. тонн.

СПРАВКА БЕЛРЫНКА

Невыгодное для Беларуси изменение условий поставок российских энергоресурсов всегда становилось поводом жестких двусторонних конфликтов.
12 декабря 2006 года правительство России объявило об отмене с 2007 года льготного налогообложения экспорта нефти в Беларусь. Недовольство было вызвало тем, что Беларусь не выполняла соглашение от 12 мая 1995года, согласно которому Минск должен был перечислять России часть выручки от экспорта нефтепродуктов, выработанных из российской нефти.

Переговоры по заключению нового контракта зашли в тупик. С 1 января 2007 года поставки нефти в Беларусь начали облагаться стопроцентной российской пошлиной (в то время – 180 долларов за тонну). В ответ с 3 января белорусская сторона объявила о введении с 1 января 2007 года пошлины за транзит российской нефти по территории Беларуси в размере 45 долларов за тонну.. Вслед за этим 5 января Гомельская таможня составила протокол о правонарушении на президента «Транснефти» Семена Вайнштока в связи с транзитом нефти без декларирования и уплаты пошлин, вызвав в его в суд. 8 января «Транснефть» остановила прокачку нефти, заявив, что с 6 января Беларусь начала незаконный отбор нефти из трубопровода «Дружба».

10 января после телефонного разговора В. Путина и А. Лукашенко Беларусь отменила пошлину на транзит нефти. 11 января «Транснефть» в полном объеме возобновила поставки по «Дружбе». Вслед за этим 12 января 2007 года стороны подписали соглашение об условиях поставки нефти в Беларусь, которое действовало в течение 3 лет и предусматривало льготные условия поставки. Россия взимала причитающиеся ей доходы через механизм спецпошлины, которой облагались поставки нефти в Беларусь. Распределение доходов от экспорта нефтепродуктов из российской нефти осуществлялось через механизм спецпошлины в следующей пропорции: в 2007 году – 70% к 30% (в пользу России), в 2008 году – 80% к 20%, в 2009 г – 85% к 15%. На поставки для внутреннего потребления была установлена нулевая пошлина.


«БЕЛАРУСЬ ОБОЙДЕТСЯ БЕЗ РОССИЙСКОЙ НЕФТИ, ЕСЛИ ЕЕ ЦЕНОЙ БУДЕТ НЕЗАВИСИМОСТЬ»

В результате в целом за прошлый год Россия поставила в Беларусь около 18,2 млн. тонн (вместо 24 млн.тонн, предусмотренных подписанным нефтяным балансом). В 2017 году Россия планирует поставить только 16 млн. тонн. По крайней мере, по имеющимся данным, недавно РФ уведомила Беларусь о готовности подписать в 2017 году баланс на поставки нефти в объеме 16 млн. тонн — эта цифра заложена в проекте баланса, который российская сторона направила в Беларусь на утверждение.

Белорусская сторона с такой постановкой вопроса категорически не согласна. Она заявляет, что снижение поставок нарушает договоренности, достигнутые при подписании договора о создании Евразийского экономического союза. Тогда стороны договорились, что Беларусь с 2016 по 2024 годы сможет покупать в России по 24 млн. тонн нефти ежегодно.

«Ни одного договора с Россией мы не нарушили, в отличие от России», — заявил А. Лукашенко на встрече с журналистами 3 февраля. «По нефти договорились 24 млн. тонн ежегодно поставлять. До 18-ти сократили, потом до 16-ти вроде бы хотят, а вообще говорят — 12 будем поставлять», — добавил он.

Более того, как заявил А. Лукашенко, Беларусь обойдется без российской нефти, если на другой чаше весов будет независимость. «Ну, понятно, что без российской нефти мы обойдемся. Ярослав (Романчук, белорусский либеральный экономист. – Прим. ред.) скажет, что это нерентабельно, неэффективно. Но свобода, независимость — это очень рентабельно, и это не оценивается никакими деньгами и никакими числами. Это несопоставимо, если на одной чаше независимость, а на другой — российская, иранская, азербайджанская или американская нефть — это несопоставимо. Мы все равно найдем выход. Этого в России, к сожалению, не понимают», — подчеркнул А. Лукашенко.

СПРАВКА БЕЛРЫНКА

А. Лукашенко 2 сентября 2009 года в Турове, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что «диверсификация поставок энергоносителей – это нормальная, классическая практика для любой страны». «Мы не можем зависеть только от одного места (к примеру, от России) в потреблении энергоресурсов. Тем более что были проблемы в этой связи», — подчеркнул А. Лукашенко.

Поэтому, как было сказано, «мы начали альтернативные поиски». «Увенчается ли это успехом, не знаю. Будет результат, будет экономическая эффективность — тогда будем действовать в этом направлении. Все будем делать разумно», — заявил А. Лукашенко. Добавив, что просчитываются разные пути: «Одесса — Броды, поставки из Венесуэлы, поставки в Прибалтику, поставки с Каспия до Черного моря и прокачка сюда».

Главным критерием поиска альтернативных источников нефти белорусская сторона всегда называла экономический эффект. «Сверхвысокие цены на нефть нам не нужны», — неоднократно ранее подчеркивал А. Лукашенко.


БЕЛОРУССКИЕ НПЗ: КАКИЕ ВАРИАНТЫ ЗАГРУЗКИ ВОЗМОЖНЫ?

Итак, если Россия действительно выполнит свое намерение снизить поставки нефти в Беларусь да 16 млн. тонн, что может предпринять белорусская сторона?

Специалисты говорят, что минимально оптимальный объем переработки нефти для белорусских НПЗ при нынешнем уровне модернизации – 18 млн. тонн. Такая загрузка позволят получить максимум светлых нефтепродуктов и минимизировать производство мазута, экспорт которых для заводов с учетом фактически запретительной пошлины невыгоден.

Итак, если решение о загрузке нефтеперерабатывающих заводов Беларуси будет приниматься с учетом именно этого обстоятельства, то теоретически для оптимальной загрузки заводов можно воспользоваться двумя вариантами: либо организовать альтернативные поставки нефти и нефтяного сырья в объеме недостающих 2 млн. тонн (поставить это сырье на заводы можно и по железной дороге), либо направить на переработку всю белорусскую нефть.

Сейчас Беларусь самостоятельно добывает 1,645 млн. тонн нефти и всю эту нефть поставляет на экспорт (в Германию). Экспорт собственной нефти Беларуси выгоден: «Белоруснефть» зарабатывает валюту, а белорусский бюджет получает экспортные пошлины на нефть. (Кроме того, несколько лет назад стороны договорились, что если белорусская нефть будет перерабатываться на белорусских НПЗ, то экспортные пошлины нужно перечислять в российский бюджет – по крайней мере, так было до того, как РФ разрешила Беларуси оставлять экспортные пошлины на нефтепродукты в своем бюджете).

Если же перед нефтяниками будет поставлена политическая задача – загрузить мощности отечественных НПЗ на 100%, для чего требуется 24 млн. тонн нефти, необходимость в альтернативной нефти существенно вырастет.

То есть, в этом случае Беларусь должна будет притянуть на свои заводы 8 млн. тонн. Такие объемы, естественно, по железной дороге поставлять нецелесообразно – скорее всего, потребуется реанимировать проект по поставке нефти по трубе Одесса — Броды (для доставки нефти на Мозырский НПЗ), который белорусская сторона апробировала с 2010 году на пике нефтяного конфликта с Россией. А вот чтобы полностью загрузить мощности «Нафтана», потребуется, опять же, наладить поставки по трубопроводной системе для этого завода с прибалтийского направления. Решится ли на это белорусская сторона? Возможно, если реализация этого проекта не потребует финансовых вложений и времени.

СОВМЕСТИТЬ РОССИЙСКУЮ URALS И АЛЬТЕРНАТИВНУЮ НЕФТЬ – НЕПРОСТАЯ ЗАДАЧА

Итак, Россия может подтолкнуть Беларусь к поиску нефтяной альтернативы. Какой она может быть, зависит, прежде всего, как можно предположить, от того, от цены вопроса: насколько экономически эффективной окажется переработка альтернативной нефти.

Надо также понимать, что выстроить новую схему переработки нефти на белорусских НПЗ с учетом альтернативного ресурса будет весьма непросто. Ведь речь не о полном замещении российской нефти, а о дозагрузке, заполнении свободных мощностей НПЗ. Поэтому нефтяникам придется учитывать это обстоятельство — настраивать технологические схемы с учетом новой специфики для вывода оборудования на оптимальный режим переработки.

НОВАЯ «БОМБА» ПОД ЕАЭС

Задача загрузить мощности отечественных НПЗ по максимуму (если таковая будет поставлена) таит в себе огромный риск для действующих соглашений с Россией в нефтяной сфере. Очевидна, что любая альтернативная нефть для Беларуси в сегодняшней ситуации будет дороже российской. Поэтому белорусская сторона будет озабочена тем, чтобы белорусские нефтепродукты оставались конкурентными на экспортных рынках. А как это сделать? Как вариант, можно снизить экспортные пошлины на нефтепродукты, выработанные из альтернативной нефти.

Отметим, что ранее Россия и Беларусь (после долгих и отчаянных споров) унифицировали экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, — сейчас в этом вопросе белорусское правительство следует в фарватере российской политики. А что будет, если у официального Минска возникнет необходимость внести в нее коррективы с учетом вынужденной необходимости искать нефтяную альтернативу? Это разрушит не только сложившиеся с таким трудом российско-белорусские договоренности и правила в сфере беспошлинных поставок нефти в Беларусь, но и подорвет саму конструкцию интеграционного объединения под названием Евразийский экономический союз.

ДЛЯ СПРАВКИ

Согласно данным официальной белорусской статистики, Беларусь снизила первичную переработку нефти в 2016 году на 19,2% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года — до 18,595 млн. тонн. Средняя цена на нефть марки Urals за 2016 год составила 41,9 доллара за баррель, в 2105 году – 52 доллара. В январе 2017 года средняя цена Urals сложилась на уровне 53,16 доллара за баррель.

Новости по теме

Новости других СМИ