Леонид Заико: Только дурак будет лепить дальше товар, который никто не покупает

Ольга Ерохина, kp.by

Леонид Заико
С переполненными товарами складами у нас борются уже не первый год. Что только не делали: и тотальные распродажи объявляли, и ипэшников просили продавать белорусское, и Лукашенко регулярно требует от «парламента» и правительства разгрузить склады любыми способами…

Недавно Белстат опубликовал статистику по складским запасам на 1 января 2017 года: в деньгах простаивает и пролеживает почти 3,66 миллиардов рублей ($ 1,8 миллиардов)! Это тот товар, что произвели белорусские предприятия, но который по каким-то причинам не продается. Что, безусловно, бьет по экономике предприятий.

Ситуация со складскими запасами сложилась парадоксальная. Мы привыкли, что на складах простаивают в основном трактора и телевизоры, но сейчас все иначе. На первом месте по загруженности складов… шубы: 2480% к среднемесячному объему производства продукции. Это значит, что больше двух лет шубы производят для того, чтобы просто сгрузить их на склад. Остается надеяться, что меховые изделия не поела моль - а то и разгружать нечего будет. Кстати, в натуральном выражении шуб на складах 10 042 штуки. Не так и много: даже если только столичные барышни решатся на отечественную шубку, смогут враз разгрузить склад. Но, видимо, фасон не устраивает. Или цена. Или что-то еще…

С чулочно-носочными изделиями тоже беда. На складах скопилось их 46,7 миллиона пар - почти четырехмесячный запас. Плохо и с обувью – более 3 миллионов пар пылятся на складах, почти пятимесячный запас производства.


«Почему лифчики не складах? Это вопрос к тем, кто их пошил»

- В крупных, средних магазинах во всем мире нет необходимости в товарных запасах. Потому что даже самые сложные товары – например, автомобили - производятся поштучно, в соответствии с заказом, - говорит экономист Леонид Заико. - У нас обычный кризис перепроизводства. И это плохо: деньги омертвляются, они не работают. Предприятия взяли кредиты на материальные ресурсы, комплектующие, но не смогли реализовать продукцию. Соответственно, зарплаты они могут выплачивать не вовремя, и вообще предприятие может лечь на дно. А то, что шуб или бюстгальтеров много лежит на складах, - это вопрос к тем, кто их пошил. Зачем они их столько шили? Элементарное незнание маркетинговых условий, абсолютно неверная оценка тренда. А тренд был отрицательный. В прошлом году у нас доходы снизились на 7%, в малом торговом бизнесе обороты упали на 10%. То есть идет снижение объемов потребительского спроса. По всем направлениям, включая такие важные, как производство бюстгальтеров.

- И что с этим делать? Устроить грандиозную распродажу лифчиков и шуб?

- В некоторых странах была такая практика. Если уровень жизни населения падает, то в рамках кейнсианской концепции государство может скупить излишки товаров и раздать их в качестве материальной помощи. Я, правда, не представляю материальной помощи в виде шубы...

Второй момент – активная работа по продвижению своих товаров маркетинговыми отделами предприятий: снижение цен, поиск новых регионов, где могли бы продать продукцию. Про снижение объемов производства даже объяснять не надо. Только дурак будет лепить дальше товар, который никто не покупает. Поэтому вариантов борьбы с загруженными складами может быть много. Например, надо ввести осеннюю и весеннюю распродажу. Вот через 20 дней можно объявить всенародную распродажу и продавать белорусские товары на 50% дешевле. Если сейчас пенсионерка приедет в Вильнюс, она увидит там действительно большие скидки – до 70%. У нас этого нет.

- Почему в Германии, Нидерландах, Франции склады не загружаются? Что с нами-то не так?

- Бывают ошибки в определении объемов производства, целевой группы покупателей. Это вполне возможно. Но ошибки небольшие, в рамках 5-6% от объемов производства. Если больше, это опасно для компании. В этих странах есть стоки, распродажи «все за 1 доллар». Я не видел у нас подобных распродаж белорусской продукции.

- Что нам мешает производить такие товары, которые хорошо бы продавались хотя бы на внутреннем рынке - красивые и недорогие?

- Во-первых, мозги, то есть уровень профессиональной подготовки. Во-вторых, экономический механизм, то есть существующие государственные предприятия в том же Беллегпроме. Это монополисты, которые неплохо жили в советское время. Беларусь даже называли сборочным и пошивочный цехом. Любое частное предприятие, если оно не сможет продать свою продукцию, разорится. А эти не разоряются, стоят.

- Получается, если мы по весне устроим грандиозную распродажу, это не решит проблемы?

- Это решит проблему одного года, одного дня. А сейчас нужны понятные меры и серьезные шаги. Но наш способ заключался в том, что высочайшим распоряжением было дано указание: малый и средний бизнес должны продавать продукцию белорусских предприятий. Получается так: ребята, мы напортачили, а вы покупайте и продавайте это вместо нас. На самом деле нужно реструктурировать крупные предприятия. Да, крупные компании тоже могут хорошо работать. Но во главе этих компаний должны быть профессионалы – и директора, и маркетологи.


Что мешает предприятиям разгружать склад?

Несмотря на всеобщий кризис перепроизводства, некоторые белорусские фирмы внешне хорошо справляются. Например, тот же производитель обуви «Марко». В фирменных магазинах активно устраиваются акции и распродажи.

- Мы так понимаем, у вас проблем с загруженностью складов нет? – поинтересовались журналисты на предприятии.

- Скажем так, мы знавали времена и лучше со складскими остатками.

- А что случилось? Покупать перестали? Денег нет у людей?

- Факторов много. Та же Россия – у них обувная промышленность поднимается. Китай в связи с падением юаня возобновляет поставки. Да, покупатели у нас есть. Но с нашими остатками мы бы хотели, чтобы было больше.

- И как будете решать задачу - качество повышать, акции делать?

- Мы уже фактически второй год сидим на акциях, привлекая покупателей в магазин. И в прошлом году в своей фирменной сети мы продали более 2 миллионов пар – как минимум каждый четвертый житель страны купил у нас одну пару обуви. Сейчас собираемся открывать фирменные магазины в России, будем создавать свою товаропроводящую сеть. Ну, и, конечно, не забывать про Беларусь.

- Дайте совет тем предприятиям, которые не справляются с разгрузкой складов - как им решиться на скидки? Из белорусских предприятий мало кто их устраивает…

- Надо понимать, что акции – это инструмент реализации. В следующем году мы должны выпустить 5 миллионов пар, нам нельзя останавливаться. Если бы мы выпускали 100 тысяч пар, вопросов со складскими запасами вообще бы не было. А когда у нас в этом году выпуск около 4 миллиона пар, а в следующем году планируется 5, то это, конечно, объем.

- А зачем увеличивать производство, если продается 2 миллиона пар?

- Мы считаем, что можем продавать больше. К тому же, 2 миллиона проданных пар – это только в фирменной сети Беларуси, без ЦУМа, ГУМа, экспорта. А экспорт у нас тоже постоянно растет.

Леонид Заико: Только дурак будет лепить дальше товар, который никто не покупает

Вот столько товаров пылится на складах в Беларуси. Фото: Екатерина Мартинович

Новости по теме

    Белорусские склады опять морозят товар

    Наметившаяся было в июле-августе положительная динамика по разгрузке запасов готовой продукции в сентябре дала явный сбой. За последний месяц темп разгрузки складов снизился сразу более чем в четыре (!) раза.подробности

Новости других СМИ