Романчук: Пытаться припугнуть Россию уходом на китайский рынок — что стрелять из пушки по воробьям

Сергей Василевский, "Завтра твоей страны"

Чего больше в белорусской торговле: политики или экономики?

Белорусские власти заявили о готовности отечественных производителей мясной и молочной продукции выйти на рынки Китая. Речь идет о десятках предприятий, которые проходят аттестацию.

Минсельхозпрод также планирует подписать новый контракт на поставку сухого молока в Венесуэлу, а Министерство промышленности — организовать во Вьетнаме сборку автобусов и грузовиков МАЗ.

Это шаги по диверсификации экспорта для снижения доли в нем российского рынка или попытка сделать российских партнеров сговорчивей?
По оценкам экспертов на Россию приходится сейчас свыше 90% экспорта белорусского продовольствия.


Романчук: Наша внешняя торговля крайне политизирована

— Пытаться припугнуть Россию уходом на китайский рынок — то же самое, что стрелять из пушки по воробьям, — считает руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. — Проще чайной ложкой Атлантический океан вычерпать, чем диверсифицировать наш продовольственный экспорт.

Экономист обращает внимание на оговорки в заявлениях властей, обращенные в будущее:

— Нам говорят: «Это будет, если…», «Мы ведем переговоры».

По мнению собеседника Завтра твоей страны, учитывая количество производителей мясомолочной продукции, такие новости должны появляться каждый день.

— Если же все будет развиваться сегодняшними темпами, мы займем одну десятитысячную долю китайского рынка к 2025 году, — прогнозирует эксперт. — Или что касается Венесуэлы: в лучшие годы экспорт в эту страну составлял 300 миллионов долларов, а в прошлом году — всего 2 миллиона. Ну, продадим туда сухого молока на 100 тысяч долларов, все лучше, чем ничего. Но если учесть прежние масштабы…

По мнению экономиста, цифры говорят об излишней политизированности внешней торговли.

— А должен быть чистый бизнес. Я вот, например, жду новостей о том, что мы продали товаров на сотни миллионов долларов в Литву, в Евросоюз. Ведь там рынок богаче, но у нас доля экспорта на нем не достигает и половины процента импорта Евросоюза из Польши, — говорит Ярослав Романчук.


Злотников: Мы уже продавали молочные продукты в Юго-Восточной Азии

Экономист Леонид Злотников считает, что пока оценивать выгоду от прихода на другие рынки рановато, но есть и другие примеры масштабных начинаний властей.

— Было много проектов и планов, модернизация. И все это закончилось ничем. Мы уже продавали молочные продукты в Юго-Восточной Азии. И еще где-то чуть-чуть. Но закончилось все тем, что экспорт продовольствия в Россию по-прежнему превышает 90%. Эти проценты как были, так и остались, — подчеркивает экономист.

Его беспокоит вопрос рентабельности экспорта продовольствия:

— Будет ли это выгодно Беларуси? Если взять экспорт в Россию, то он во многом убыточен. Поставки сыров, говядины, сливочного масла полностью убыточны. А если мы эти продукты еще дальше повезем, то они будут еще больше убыточны. Стоит ли тут вообще экспортом заниматься — не важно куда?

По словам эксперта, экономика Вьетнама сейчас бурно развивается. В 2015 году он вступил в зону свободной торговли со странами ЕАЭС, что предполагает взаимную отмену торговых пошлин.

— Об экспорте на вьетнамский рынок у нас говорят давно. Но вот что любопытно: с 2013-го по 2016-й включительно объем взаимной торговли между странами снизился почти в два раза. Вьетнам развивается по западной модели, тамошнее правительство не очень-то может указывать кому и с кем торговать, — подчеркивает Леонид Злотников.

Экономист напоминает, что Вьетнам больше контактирует с западными странами. Объем инвестиций из США во вьетнамскую экономику составляет до 40 млрд долларов, из России — до 3 млрд долларов. А Беларуси на этом фоне вообще не видно.

— Мы действительно могли бы нарастить объем экспорта в эту страну, ведь ее экономика открыта, пошлин и ограничений нет. Но, разговоры разговорами, а дело делом, — резюмирует эксперт.

Новости по теме

Новости других СМИ