Независимые эксперты: девальвация рубля в 2 раза неизбежна

Хартия'97

После первой девальвации рубля на 20% ситуация в белорусской экономике не улучшилась. Большинство экономистов в интервью газете "Салідарнасць" заявили, что девальвация рубля должна быть продолжена.

Леонид Заико, руководитель Аналитического центра "Стратегия":

— Если в стране проводится девальвация, и одновременно мы просим деньги на поддержание курса в России, Венесуэле, во Всемирном банке, МВФ, то это вызывает подозрение. Если к этому оценить и валютные резервы — а они где-то около 4 млрд., — то получится, что примерно столько мы и одолжили. Выходит, девальвацией проблему фундаментально мы не решили, ни с точки зрения валютного курса, ни наличия резервов.

Причиной девальвации был достаточно сильный разброс между экспортом и импортом, особенно по российскому вектору. Если посмотреть, что происходит в 2009 году, то отрицательный чистый экспорт составляет около 0,5 млрд долларов в месяц, и, наверное, будет даже больше, чем в 2008 году. Поэтому я с трудом мог бы сказать, что проведенная девальвация и тут достигла определенных позитивных целей. Мы попали в вилку: девальвацию проводила и Украина (причем, более глубокую), плавную девальвацию проводила Россия (и она тоже заставила наших производителей получать нулевую прибыль по вывозу товаров в Россию).

Девальвация ни в одной стране не может быть оправданной. Это следствие плохой экономической политики, в частности, плохой экспортной политики и низкой конкуренции.

Когда экономика низкоконкурентная, когда товары из этой страны покупаются плохо — они дорогие и низкого качества, то правительство проводит девальвацию. Зачем? Чтобы возложить все расходы финансирования плохой политики на население. И население платит за девальвацию. Белорусы уже расплатились за это.


Валерий Фадеев
, советник Международной финансовой корпорации (IFC):

— Конечно, девальвация была нужна. И она будет продолжаться, хоть и неизвестно, какими темпами. Пока трудно говорить о ее эффективности: кризис мировой, и в этих условиях мы особого эффекта не получили. Вообще, считалось, что эта девальвация пойдет на пользу нашим экспортерам. Но случилось ли это, учитывая, что упали продажи?

Некоторые полагали, что девальвировать нужно было вообще до 4000 тысяч. Я так не считаю. Во всяком случае, сейчас эта проблема пока не ясна, учитывая намерения США насчет выпуска денег.


Сергей Чалый, финансовый аналитик:

— Могу повторить, то, что говорил ранее: само решение о девальвации было правильным — механизм выбран неверно. Недостаточным был размер, неправильно выбрана трехвалютная привязка. В итоге мы получили только негативный результат. А девальвация должна была быть значительно больше.

Во-вторых, не надо было снова делать фиксированный курс, пусть даже и с измененной привязкой. Получилось, что у нас после нового года белорусский рубль укреплялся по отношению к России и этой 20-процентной девальвацией мы догнали свое положение к России где-то до уровня лета прошлого года. А поскольку девальвация в России еще продолжалась, то мы примерно те же 15% обратно потеряли. Положительного эффекта не получилось.

Зато был получен негативный: а именно массовый исход из рублевого обращения в валютное и от рублевых депозитов в валютные. И видно, что Нацбанк очень сильно боится последующих шагов по девальвации, хотя для реального сектора это было бы полезно. И уже сейчас четко прослеживается если не противостояние, то элементы экономического спора между Совмином, который поддерживает промышленников в решении дальнейшего ослабления белорусского рубля, и Нацбанком, который против девальвации, предвидя негативные эффекты для банковской системы.

Думаю, у Нацбанка выиграть в этом споре шансов больше. По всей видимости, держать будут до тех пор, пока не станет совсем очевидно, что этот шаг необходим.

По моим же подсчетам, уже в январе девальвацию надо было сделать не менее 80%. Причем лучше даже, если бы сделали с запасом, чтобы потом рынок нашел равновесие. Так примерно произошло в России в 1998 году. Там девальвация была практически четырехкратной и тоже с запасом, но зато сразу появились экономические результаты от этой операции. Первый квартал 1999 года по темпам промышленного роста не был превзойден за всю постельцинскую историю.

А мы сделали девальвацию просто потому, что нам сказали, что она нужна. Решили рубить хвост по частям, вместо того, чтобы это сделать сразу, и в результате получили только боль вместо эффекта.

Александр Чубрик, экономист:

— Девальвацией частично мы чего-то добились, но в целом она не дала позитивного эффекта. Она оказалась меньше девальвации в других странах, куда мы продаем свои товары. С этой точки зрения она оказалась неэффективной. И с точки зрения импорта девальвация была не до конца эффективной, потому что импорт у нас сокращается медленней, чем сокращается экспорт.

Позитивно то, что удалось удержать валютные вклады населения в банках. Но с другой стороны, рубли удержать не удалось. И это одна из серьезных проблем.

Поэтому если взвешивать минусы и плюсы, то минусов оказалось больше. И все это потому, что девальвация оказалась меньшей, чем следовало. Если бы она была больше, то и плюсов было бы больше, при том, что минусы были бы те же.

Михаил Ковалев, декан экономического факультета Белорусского государственного университета:

— Как всякое экономическое решение девальвация имеет и плюсы и минусы. Точно сосчитать, что перевешивает, затруднительно, пока нет всех статистических данных. Поэтому многие эксперты могут по-разному отвечать на этот вопрос.

Я лично принадлежу к школе экономистов, которые категорические противники девальвации. Мы считаем, что тех целей, которым служит девальвация, можно добиться с помощью других инструментов. МВФ придерживается иной точки зрения.


Павел Данейко
, председатель Наблюдательного совета Института приватизации и менеджмента:

— Девальвация стране нужна. Но по той причине, что она оказалось меньшей, чем была необходима, эффект ее оказался не очень значительным для экономики. Поэтому надо было либо делать радикально, либо вообще не делать.

Единственный эффект, которого добились, проведя девальвацию, — это кредит МВФ. Повысить конкурентоспособность белорусских товаров не удалось, потому что девальвация в России была больше, чем белорусская. Проще говоря, мы не стали стоить дешевле на российском рынке. И спрос на российском рынке не смогли увеличить, и девальвацию сделали, причем со всеми социальными последствиями, которые из этого вытекают. Это лишь вызвало стресс у населения, стресс у бизнеса, но не решило проблемы финансов и экономики страны

Нам изначально надо было девальвировать в два раза. Эта операция была неизбежна, и ее надо было взять и сделать, а не вскрывать сначала один сантиметр, потом второй, третий…

Девальвация в том размере, о котором я говорю, неизбежна, и она будет сделана.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров