Богданкевич: Лукашенко катил на Мясниковича бочку

"БелГазета"

Новый премьер бурно обсуждается в гуще народа и экспертного сообщества, вызывая много толков вкупе с кривотолками. Назначение Михаила Мясниковича на пост премьер-министра в интервью корреспонденту «БелГазеты» оценил его старый знакомый – Станислав Богданкевич, возглавлявший Нацбанк в бытность Мясниковича вице-премьером сначала в правительстве Вячеслава Кебича, а затем при президенте Александре Лукашенко.

ПОЧЕМУ НЕ СОСЛАН В ГИМАЛАИ?

– Как вы восприняли назначение Михаила Мясниковича?


– Неожиданного для меня было мало – круг соискателей этой должности весьма невелик. Если бы наметился переход на подлинную либерально-рыночную модель, то нужен был бы иной человек. А это – человек из старой колоды. Ничего же не меняется! Замы остались из старой колоды, уже до его появления на посту плановики поделили задания по производству валового продукта по министерствам, ведомствам, городам, областям, сельсоветам.

Другое дело, что я его знаю как одного из лучших администраторов страны в свое время, еще когда он работал в правительстве Кебича. Он был очень четок, строг, точен, все брал на контроль.

Но не для того власть разогнала всех, делает перетрусы, допрашивает даже людей, которые уже не занимаются политикой, чтобы сейчас менять модель. Сегодня (6 января. – "БелГазета") допросили Чигиря в КГБ (Михаил Чигирь, премьер-министр РБ в 1994-96гг. – "БелГазета"). К чему это нужно? Чигирь сидит – ни рыба ни мясо! Это делается явно не для того, чтобы привлечь демократическое сообщество к обсуждению модели развития.


– У Мясниковича репутация человека, который умеет зарабатывать деньги – в начале 1990-х гг. даже ходили слухи о нем как о первом белорусском миллионере. На чем он тогда зарабатывал?

– Чисто интуитивно я думаю, что это правда. А вот где и как – этого я не знаю. Просто сам по себе он такой предприниматель. Хотя, думаю, он переродился. Быть посаженным ему не хотелось.

Когда-то Лукашенко против него "катил бочку". Заявлял, что он будет в Гималаях или где-то еще. Выиграв выборы в 1994г., почему-то Лукашенко выделил меня, пытался со мной советоваться по некоторым вопросам. Помню, я советовал оставить у руля Мясниковича, это человек был деятельный, способный. Помню, я говорил Лукашенко, что не надо его в Гималаи ссылать.


– Так это благодаря вам Мясникович сейчас не в Гималаях?

– Не думаю, что благодаря мне. Никакие мои другие предложения (в частности, по областям я ему говорил оставить у руля кое-кого) на Лукашенко не произвели впечатления. Он только говорил в таком духе: а знаете, они назавтра после моей победы все были у Кебича и пьянствовали? Ну и что, что были? Прощались! Они такие-сякие, мол…

Может, сегодня Александр Григорьевич уже и забыл с высоты своего величия, но он тогда ценил Богданкевича. Ценил несколько месяцев.


ПОКА НЕ ЦЫКНУЛИ СВЕРХУ

– Мясникович имел какую-то систему взглядов на рыночную экономику, являясь выходцем из системы Госплана?


– Он тогда как раз занял позицию осторожного рыночника. Но как только сверху жестко цыкнули, перестал. Александр Григорьевич сказал Богданкевичу публично: я вас больше не слушаю. А Линг (Сергей Линг в 1994-96гг. – заместитель премьер-министра. -«БелГазета»), самый главный плановик, стал, по существу, самым близким по духу главе государства.

Мы с Мясниковичем сотрудничали во взаимоотношениях Беларуси с международными финансовыми организациями – МВФ, Всемирный банк, ЕБРР. Проводили совещания, посвященные привлечению инвестиций в нашу страну. Когда мы с ним ездили в МВФ, то все время толковали, что мы пойдем рыночным путем. Но в это время он опубликовал какую-то свою статью в журнале "Вопросы экономики". Когда почитали мои коллеги в МВФ, они сразу обратились ко мне и начали говорить: какой он рыночник, у него глубинные убеждения административного хозяйственника!

Я всегда полагал лично, что ему не хватает рыночного образования, рыночных убеждений, хотя у него есть некоторое понимание необходимости перевода экономики на рыночные рельсы. Знаю, что он был сторонником приватизации еще при Кебиче. Может быть, таким же сторонником, как и Лукашенко. Они люди одной школы. Может, он поменял эту школу: он же стал и доктором наук, и возглавлял Национальную академию наук. Посмотрим!


– Были ли выполнены обязательства, которые брала на себя страна, присоединяясь к МВФ?

– Нет! И не были выполнены наши идеи по привлечению крупных внешних инвестиций. Но это уже связано не с Мясниковичем, а с Лукашенко. Убеждая инвесторов, мы говорили, что мы переводим экономику на рыночные рельсы, у нас будет верховенство закона. Но Александр Григорьевич начал вроде бы правильно, с моим участием была подготовлена программа первоочередных мер в экономике. Но как только Чигирь отпустил цены, помните скандал? Цены назад! Хотя цена хлеба была ниже себестоимости в 3 раза, он как бы этого и не понял сначала, дорогой Александр Григорьевич. Но шаг за шагом начал обучаться, понял, что цены надо приблизить к издержкам. Но и этого мало – еще нужна конкуренция! Такого понимания, к сожалению, было недостаточно и у Мясниковича.

ЗАЗНАЛСЯ

– Были ли у вас конфликты с Мясниковичем?


– Нет, у нас были нормальные дружеские отношения. Мы постоянно летали через океан Атлантический, это был длинный путь, путь для взаимного обмена мнениями. Но как только он стал главой администрации президента, наши отношения были прекращены. Потому что он отличается преданностью сюзерену. Забывает о своих глубинных убеждениях, у него остаются убеждения сюзерена, того, кто правит. Поэтому не было у него критики экономической политики. Будучи шесть лет главой администрации, он мог бы помогать правительству проталкивать реформы, но не помогал.

А ведь в недрах самого правительства немало людей рыночного толка! Но выхолащиваются обычно их предложения и не доходят до самого верха: на всех уровнях кто-то что-то вычеркивает из рынка.


– А будет ли новый премьер прилично выглядеть в западном обществе, представляя страну и заманивая сюда инвесторов?

– Думаю, он будет выглядеть вполне нормально. Он коммуникабелен, приемлем для бизнес-сообщества России. Для Запада он, может, сам по себе и приемлем, но вопрос, будет ли у нас принцип верховенства закона, свободы судебной власти? А этого, очевидно, не будет. А так он вполне приемлем, хозяйственник нормальный. Он мог бы быть как Черномырдин в России.

– Когда в Академии наук он стал отращивать усы, все это восприняли как некий признак либерализации. Может ли внезапное отращивание усов стать признаком перемен?

– Не думаю, что Мясникович сильно переменился. Мне сложно комментировать его усы, но сам по себе он человек нормальный. Не хуже предыдущего премьера.

– А лучше ли?

– Трудно сказать. Боюсь только, что ничего нового не внесет. Но нельзя, чтобы человек засиживался на месте. Надо менять президентов, премьеров, давать им срок 5-8 лет, не больше. Людей ведь хороших много. У нас талантливые женщины, они рожают этих гениев, их полно! Будучи 15 лет членом совета по защите диссертаций, я столько начитался этих диссертаций современного рыночного либерального толка, что до сих пор нахожусь под впечатлением многих из них.

ПРОЕСТЬ 5 МЛРД USD

– Говорят, Сидорский попал в опалу из-за близких отношений с Путиным?


– На догадки не обращаю внимания. Не думаю, что Сидорский занимал особую позицию. Ни в чем он особой позиции не занимал! Он верно служил сюзерену, как и следующий будет служить. Иных там не может быть.

– Сидорский брал под козырек, слушая требования президента из разряда экономически неоправданных: раздувалась зарплата, падала производительность труда, а страна жила в долг. Способен ли Мясникович объяснить президенту пагубность безудержной социальной поддержки?

– Думаю, нет. Но Лукашенко сам будет постепенно осознавать, он кое-чему научился. Объективно народу Беларуси предстоит платить за свой выбор, уровень жизни будет сокращаться, мы на пике сегодня, но не можем жить в долг, проедать каждый год 5-7 млрд USD, больше, чем создаем и зарабатываем. Ухудшение жизни будет, другое дело, что можно проедать имущество и новые займы.

– Если контакты Мясниковича в российской бизнес-среде – не миф, то, может быть, он сможет грамотно выстроить отношения на уровне субъектов хозяйствования?

– Он лучше будет для них в части крупной приватизации, он им будет помогать. Тем более что ситуация очень серьезная: страна будет вынуждена искать деньги, миллиарды долларов, надо будет проводить приватизацию, хочет этого власть или не хочет. В ближайшие годы как минимум на 5 млрд USD будет продаваться имущества, а то и на все 10 млрд USD. Иначе не выдержит рубль.

Это объективные показатели, надо искать ресурсы. Они есть: у нас, включая землю, 100 млрд USD собственности можно продавать и жить еще припеваючи в течение срока президентства. И кредиты можно еще получать дополнительно, хотя они очень уже большие, но таким образом оттягивать захождение в полный тупик.


Есть другой путь – реформы, но мне трудно представить, что они могут пойти на кардинальные.

WELCOME В ТУПИК

– Лукашенко сказал, что администрация президента не должна дублировать правительство. При Мясниковиче Совмин перестанет быть придатком администрации?


– Я в это не верю. Для этого надо, чтобы он сократил администрацию, оставил канцелярию. Все это разговоры. Даже, смотрю, украинский президент Янукович 150 тыс. чиновников сокращает, пытается реформировать. А у нас – декларации.

– Каковы главные задачи правительства в текущем году?

– Самое главное – решать вопрос дефицита внешней торговли в комплексе. Сократить дефицит административными методами почти невозможно, надо включать валютное регулирование. Но я пока не вижу, какие планы. Может, Мясникович опубликует свою специальную программу. Если будет выполняться нынешняя программа – это путь в тупик.

– Но Мясникович уже успел отменить проект программы социально-экономического развития на 2011-15гг., сославшись на ее нереалистичность...

– Он кое-что там покритиковал, но мне надо бы знать точнее, что он имел в виду.

– В новом правительстве новых лиц – единицы. Где же ваш ученик, соратник по партии и соавтор экономических программ Ярослав Романчук? Почему не вошел в состав правительства? Об этом много говорили, особенно после его знаменитого видеообращения на следующий день после Площади…

– Думаю, это были иллюзии Романчука, что его могут взять на более влиятельный пост. Его не возьмут. Он был бы полезен, безусловно, на уровне группы экономических советников. Учитывая, что он частично проявил политическую слабость, не выдержал испытание, может, власти его где-то и подберут, бог его знает. А так он, конечно, человек подготовленный, чтобы вносить предложения, идеи. Но мне кажется, что он не пойдет туда только для того, чтобы помогать проводить ту политику, которая уже довела страну.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров