Когда начнется новый торг Беларуси с Евросоюзом?

"Белорусские новости"

Отношения Минска с Европейским союзом вновь оказались в замороженном состоянии — после того, как 31 января Совет ЕС ввел визовые санкции в отношении 157 белорусских функционеров и заявил о планах расширить поддержку гражданского общества Беларуси.

Очевидно, что в краткосрочной перспективе ждать изменения этих отношений не стоит. Официальный Минск не пойдет на освобождение лиц, которых Евросоюз рассматривает в качестве политзаключенных, и доведет дело о "массовых беспорядках" до логического конца.

На список невъездных в ЕС белорусские власти ответят своим "черным списком", как это уже было в прошлом. Можно также предположить, что трудности с выездом за рубеж возникнут у наиболее непримиримых внутренних противников режима, находящихся на свободе.

Ограничения, введенные ЕС, имеют в большей мере символический, имиджевый характер. Они неприятны для белорусских властей, но не катастрофичны.

На использование более серьезных мер воздействия, например, введение экономических санкций в отношении белорусских предприятий, европейские структуры не решились. Более того, Брюссель решил сохранить Беларусь в "Восточном партнерстве", не стал распространять визовые санкции на главу белорусского МИДа Сергея Мартынова и первого вице-премьера Владимира Семашко, которые в 2009 году принимали непосредственное участие в учредительной встрече «Восточного партнерства».

Такое решение объясняется рядом факторов. Во-первых, европейские политики в глубине души осознают, что Лукашенко все еще поддерживает значительная часть белорусского общества. Во-вторых, в поведении ЕС отчетливо прослеживаются стремление сохранить бизнес-связи, сложившиеся в предшествующие годы, и надежда на возможность проведения экономических реформ в Беларуси.

Впрочем, по моему мнению, режим экономических санкций нигде еще не показал большую эффективность. В случае с Беларусью возможные ограничения экономического характера могут быть легко обойдены с помощью России, Украины, Казахстана, Венесуэлы, Китая и других стран, которые демонстрируют готовность сохранять и развивать сотрудничество с Беларусью.

Не последнюю роль в белорусской политике ЕС играет российский фактор. Евросоюз без энтузиазма воспринимает усиление российского влияния в Беларуси, но пока не может четко определить свою позицию по этому вопросу.

Некоторые европейские политики предлагают решать проблему демократизации Беларуси совместно с Россией, однако большинство склоняется к тому, что Беларусь нужно выводить из-под российского влияния. Практически во всех решениях европейских структур подчеркивается приверженность сохранению независимости белорусского государства.

При этом Евросоюз остается одним из главнейших покупателей белорусских нефтепродуктов, произведенных из российской нефти. Ухудшение условий ее поставок в прошлом году привело к образованию в торговле Беларуси с ЕС отрицательного сальдо, хотя до этого на протяжении целого десятилетия оно было положительным.

Интерес представляет идея облегчить поездки в пределы ЕС белорусским гражданам. Действительно, этот вопрос давно назрел, но вряд ли будет решен в обозримом будущем, поскольку европейские структуры увязывают его с решением общих миграционных вопросов (в том числе подписания соглашения о реадмиссии). Не просматривается пока серьезных мотивов к снятию барьеров для граждан и со стороны белорусских властей.

Впрочем, паллиативные решения уже найдены. Так, ряд соседних с Беларусью стран ЕС объявили о решении выдавать белорусам бесплатные национальные визы. Жители приграничных районов смогут чаще ездить в пределы ЕС на основании соглашений о малом приграничном движении.

Сомнительным с точки зрения результативности выглядит увеличение финансирования белорусской оппозиции.

Поступление финансовых потоков непосредственно в страну осложнено жестким контролем властей. Более вероятным выглядит финансирование белорусских оппозиционных структур непосредственно в странах ЕС либо в странах, для которых европейское направление является важнейшим приоритетом внешней политики (Украина, Молдова, Грузия).

Однако в этом случае эффективность воздействия снизится. Такие схемы могут вызвать, с одной стороны, эмиграцию наиболее активных представителей белорусского общества, недовольных политикой Лукашенко, а с другой стороны, — склоки в оппозиционной среде, связанные с распределением и освоением денежных средств.

В целом же на данном этапе политику Европейского союза в отношении Беларуси можно охарактеризовать как выжидательную. Что неудивительно, поскольку руководство ЕС пока не рассматривает Беларусь в качестве потенциального члена Евросоюза, а значительная часть белорусского общества и подавляющая часть руководства страны не ставит цели вхождения страны в этот союз.

Не имея возможности (да и большого желания) влиять на внутреннюю белорусскую ситуацию, европейские политики делают ставку на возможность изменения позиции официального Минска в результате очередного охлаждения белорусско-российских отношений, сохраняя каналы для торга.

Можно предположить, что такой торг начнется в 2012 году, когда в России пройдут президентские выборы, состоится запуск газопровода "Северный поток" и нефтепровода БТС-2, снижающих значимость Беларуси в качестве транзитера нефти и природного газа, и начнется ввод в действие соглашений по Единому экономическому пространству.

В этих условиях у российского руководства может возникнуть искушение укрепить свое влияние в Беларуси, а у белорусской верхушки — потребность в расширении контактов с ЕС или, по крайней мере, в демонстрации сближения с ним.

Впрочем, предшествующий опыт отношений официального Минска с Европейским союзом показывает, что намеки и пожелания европейцев в части реформирования политической системы в Минске не воспринимают. Здесь предпочитают сохранять систему власти, напоминающую гладко отесанный столб — без всяких побегов даже "управляемой демократии".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров