Глава МВФ в Беларуси: Повышение зарплат было административным, а не экономически обоснованным

TUT.BY

Повышение заработной платы в 2010 году было не столько экономически обоснованным, сколько желанием властей Беларуси выполнить те задачи, которые были поставлены в начале пятилетки. Об этом в прямом эфире TUT.BY заявила постоянный представитель Международного валютного фонда (МВФ) в Беларуси Наталия Колядина.

- С 25 января по 2 февраля в Минске работала миссия Международного валютного фонда. Последний пресс-релиз Фонда о ситуации в Беларуси показался более критическим, чем предыдущие. Нам это действительно показалось, или ситуация в белорусской экономике ухудшилась, и МВФ не доволен сотрудничеством со страной?

- Я бы не стала говорить, что наш пресс-релиз более критичный и что мы недовольны, но, безусловно, мы хотели высказать озабоченность развитием событий в экономике Беларуси. Сейчас уже можно подвести первые итоги 2010 года, хотя не все данные еще поступили. Мы знаем, что дефицит по внешней торговле в 2010 году расширился по сравнению с 2009 годом, и это вызывает нашу основную обеспокоенность: очевидно, дефицит по счету по текущим операциям в 2010 году будет очень значительным.

Беларусь осуществляла значительные внешние заимствования, но несмотря на это уровень золотовалютных резервов в 2010 году снизился. Это тоже вызывает нашу озабоченность. Причины, которые вызвали эти два явления, - это недостаточно жесткая или даже слабая денежная политика в течение 2010 года, некоторые ослабления налогово-бюджетной политики и значительное повышение зарплат в бюджетном секторе в конце года. Все это, безусловно, вызывает озабоченность, потому что несмотря на то, что эти события произошли в прошлом году, они будут оказывать влияние на экономическое развитие этого года.


- Рядовому белорусу непонятна озабоченность Фонда вопросом повышением зарплат. Что может быть плохого в том, что тебе повышают зарплату? Чем это может грозить в будущем экономике страны?

- Безусловно, мы все хотим, чтобы наши заработные платы повышались - и как можно быстрее. Но существует и обратная сторона медали: когда мы получаем дополнительные деньги, мы хотим купить на них такое же количество товаров и услуг, которое мы могли купить на меньшую заработную плату, до повышения. Таким образом, мы говорим не о номинальном повышении заработной платы, а о реальном – сколько вы можете купить на определенное количество рублей.

Что необходимо для того, чтобы реальная заработная плата повышалась? Что необходимо для того, чтобы после того как ваша зарплата повысилась, вы могли бы купить больше? Прежде всего, необходимо, чтобы цены не повышались, чтобы повышение зарплаты не привело к повышению цен. Очень часто повышение зарплаты, особенно такое значительное, какое было в Беларуси, приводит к повышению цен. Происходит это, прежде всего, потому, что производители внутри страны не могут быстро развернуться и увеличить производство товаров и услуг – у них ограниченные мощности. С другой стороны, в таких экономиках, как в Беларуси, - небольших и открытых – повышение цен может быть не очень значительным, потому что дополнительный спрос, оказываемый на рынок товаров и услуг, будет удовлетворен за счет импорта. Но это означает, что дефицит торговли повысится. Мы уже сказали о том, что это является нашей основной озабоченностью, - высокий дефицит по счету по текущим операциям.

Почему мы не поддерживали повышение заработной платы в прошлом году? Нам представлялось, что оно было не столько экономически обоснованным, сколько желанием, стремлением властей выполнить те задачи, которые были поставлены в начале пятилетки. Это повышение заработной платы было административным. Мы не поддерживаем это, потому что это может привести к очень значительным ошибкам. Допустим, частные компании тоже очень часто совершают ошибки: они могут повысить заработную плату, которая будет не соответствовать росту производительности труда. Компания видит, что ее прибыль сокращается, если она не может повысить цены, сокращается рынок, компания не может сбыть свою продукцию, и финансовое положение ухудшается. Решается это просто – либо сокращением количества работников, либо сокращением заработной платы, либо само предприятие выходит из бизнеса и покидает рынок.

С макроэкономической точки зрения ситуация примерно аналогичная. Повышение затрат в экономике в результате повышения заработной платы ведет к тому, что конкурентоспособность белорусских товаров на мировых рынках снижается, и это приводит нас к тому же увеличению дефицита по счету по текущим операциям или по торговому дефициту. В конечном итоге и инфляция, и расширение дефицита по счету по текущим операциям приведут к замедлению темпов экономического роста. Это может происходить через инфляцию либо через ослабление курса рубля, но в конечном итоге наши и ваши реальные зарплаты упадут и достигнут того уровня, которому она соответствовала.


- Вы хотите сказать, что если бы не повышали зарплаты для населения, то уровень инфляции был бы гораздо ниже? Было бы гораздо хуже, если бы цены росли, а зарплата оставалась бы на том же уровне.

- Это называется индексацией. В ноябре прошлого года заработные платы работников бюджетного сектора повысились на 30% в реальном измерении. Очевидно, что цены не отреагировали соответствующим образом. Отчасти это объясняется тем, что значительная часть цен продолжает контролироваться правительством – я имею в виду тарифы на услуги коммунального хозяйства. Вы знаете, что сейчас они повысились.

- Вы, кстати, обсуждали этот вопрос с правительством на встрече?

- Да, мы обсуждали этот вопрос с правительством.

- То есть после того как правительство с вами встретилось, цены на услуги ЖКХ повысились, и теперь правительство может опять всех собак повесить на МВФ, так же, как это было с девальвацией?

- Это не так. Вопрос повышения цен на услуги ЖКХ обсуждается в течение очень длительного времени, в частности, с нами, и внутри правительства. Проблема заключается в том, что те тарифы, по которым платит население, не окупают затраты. Подход двоякий: с одной стороны, затраты должны сократиться, а с другой стороны, тарифы должны повыситься, чтобы в конечном итоге ликвидировать субсидии бюджета на ЖКХ. В данный момент, насколько я понимаю, произошло то, что давно планировалось и то, о чем говорилось в Директиве №4. То повышение, которое произошло, - это, безусловно, необходимый шаг, хотя не очень приятный, но это только начало, потому что тарифы ЖКХ продолжают оставаться низкими, и субсидии бюджета, покрывающие разницу между затратами и тем, что платит население, остаются значительными.

- Понятно, что в своем докладе Фонд приветствовал принятие Директивы №4, в том числе и в свете улучшения инвестклимата. Но после подписания документа разгорелись страсти вокруг "Пинскдрева", "Юнимилка". В Пинске государство ввело, по сути, "золотую акцию" - сместило независимого директора со стороны Европейского банка реконструкции и развития, а россиянам пригрозило разорвать инвестдоговор. Не показалось ли вам, что слова расходятся с делами?

- Могу высказать свое мнение относительно Директивы №4, потому что это то, что мы обсуждали с властями в рамках программы и после нее. Безусловно, мы приветствует подписание Директивы №4. Нам представляется, что это очень хороший документ, который создает положительный фундамент для того, чтобы дать развитие частной инициативе и рыночным отношениям. Безусловно, этот документ должен быть наполнен конкретным содержанием, и, насколько я понимаю, это то, чем сейчас занимается правительство.

Что касается второй части вашего вопроса о "Пинскдреве" и "Юнимилке", я с интересом слежу за этим в прессе и за статьями на TUT.BY, но я не знаю этого вопроса, он не обсуждался в рамках миссии. Это не относится к нашей компетенции, поскольку это юридический вопрос.


- Цель последней миссии Фонда – это корректировка макроэкономического прогноза для Беларуси с учетом соглашений по ЕЭП и цен на нефть. Какие цены на нефть для Беларуси заложены в новом прогнозе и как это может отразиться на экономике страны?

- Вы абсолютно правы. Цель миссии по продолжению наших консультаций в рамках ежегодного обзора заключалась именно в том, чтобы оценить влияние договоренности по Единому экономическому пространству и договоренности с Россией по нефти, сделать макроэкономический прогноз на 2011 год и на 2011-2015 годы. Мы считаем, что договоренности по Единому экономическому пространству положительны и открывают большие возможности для Беларуси, особенно в среднесрочной перспективе. Что касается договоренности по нефти, то, безусловно, это также улучшает условия торговли энергоносителями, в частности, нефти из России для Беларуси. Что касается тех цен, на которых основан наш макроэкономический прогноз, то это, собственно, внутренние цены Российской Федерации, к которым добавляются затраты по перевозке плюс премия, которая была оговорена между поставщиками из России и потребителями в Беларуси. Прогнозирование цен на нефть и на другие ресурсы – дело неблагодарное, поэтому я не берусь ответить на этот вопрос.

- Какие еще вопросы обсуждались с правительством? Например, ситуацию по поводу создания Банка развития и функционирования Агентства по инвестициям и приватизации обсуждали?

- Да, мы обсуждали эти вопросы. Как вы знаете, мы очень заинтересованы в том, чтобы было создано специальное финансовое агентство. Вы, возможно, слышали, что до недавнего времени мы не поддерживали создание Банка развития. Но надо отдать должное властям – они убедили нас в том, что создание Банка развития может решить те проблемы, которые должны быть решены специальным финансовым агентством, поэтому мы несколько изменили свое мнение. Еще остается много вопросов без ответов, поэтому я не могу сказать, что этот Банк решит все проблемы удовлетворительно. Тем не менее, те консультации, которые мы провели, дали нам надежду на то, что этот институт будет создан, и вопрос с передачей кредитов под государственные программы будет решен – они будут переданы Банку развития. К сожалению, решение этого вопроса слишком затянулось.

Что касается Национального агентства по инвестициям и приватизации, то мы видим, что власти работают над этим.

- Мы встречались с вами больше года назад, и вы говорили то же самое.

- Я с вами согласна. Лично я хотела бы видеть прогресс, чтобы это Агентство начало работать как можно скорее. Но в конечном итоге не все в нашей власти. Поскольку правительство Беларуси относится к этому вопросу очень серьезно, я думаю, что это положительный момент. Но хотелось бы, чтобы этот вопрос был решен как можно скорее.

- Правительство Беларуси намерено выйти на положительное сальдо внешней торговли товарами и услугами уже к 2014 году. Как вы думаете, это возможно?

- Говоря гипотетически, это, безусловно, возможно. Вопрос заключается в том, каковы будут затраты. Тот дефицит по счету по текущим операциям, который сейчас присутствует у Беларуси, очень значителен. Его сокращение в течение ограниченного промежутка времени – скажем, до 2014 года, когда власти хотели бы его полностью ликвидировать и даже достигнуть небольшого профицита по счету по торговле товарами и услугами – может привести к значительным затратам. Вопрос заключается в том, чтобы сократить дефицит по счету по текущим операциям до такого уровня, который будет устойчивым для данной экономики. Я имею в виду то, что обслуживание долга и те заимствования, которые будут осуществляться для того, чтобы финансировать этот дефицит, не оказывали отрицательного воздействия на развитие экономики, прежде всего, на уровень экономического роста. Быстрое сокращение этого дефицита может привести к очень значительному замедлению, остановке экономического роста и, может быть, рецессии. Все будет зависеть от тех задач, которые поставило правительство и Национальный банк, а также от скорости проведения структурных преобразований. Потребуются очень серьезные структурные преобразования для того, чтобы сделать экономику Беларуси конкурентоспособной, чтобы товары, которые производятся в Беларуси, пользовались значительно более высоким спросом, чем они пользуются сейчас. В зависимости от того, насколько власти Беларуси будут успешными в этом, будет зависеть состояние платежного баланса.

- Как Фонд относится к практике внешних заимствований Беларуси? Заинтересован ли МВФ в том, чтобы одалживать деньги Беларуси?

- Это решение властей любой страны. Беларусь является полноправным членом Фонда, поэтому если власти Беларуси решат обратиться к МВФ с просьбой о новой программе, безусловно, мы будем обсуждать эти вопросы. Что касается заинтересованности МВФ, нас больше интересует, какое влияние внешнеэкономические заимствования окажут на экономику не только в 2011 году, но до 2015-2016 года – в среднесрочной перспективе? Это зависит, прежде всего, от того, какая макроэкономическая политика будет проводиться в этом году: будет ли это достаточно жесткая денежно-кредитная политика или же продолжится слабая денежно-кредитная политика и будет наращиваться кредитование государственных программ, что приведет к увеличению дефицита по счету торговли, который необходимо финансировать с помощью дополнительных заимствований. Это означает, что устойчивость не будет достигнута. С другой стороны, если макроэкономическая политика будет ужесточена – денежно-кредитная политика, налогово-бюджетная политика, валютный курс будет более гибким в пределах существующего коридора, - это позволит несколько сократить дефицит по счету по торговле. В этой ситуации внешние заимствования будут способствовать структурным преобразованиям, в частности, большим инвестициям, и позволят повысить золотовалютные резервы страны, что тоже повышает устойчивость экономики.

- То есть не столько важно одалживать деньги извне или нет, а важно, как их использовать?

- Совершенно верно.

- Власти Евросоюза, когда обсуждали введение экономических санкций в отношении руководства Беларуси, обмолвились, что могут рекомендовать Вашингтону запретить МВФ кредитовать Беларусь. МВФ может подчиняться подобным требованиям?

- Насколько я понимаю, экономические санкции не были введены. Могу сказать, что Международный валютный фонд – это демократическая организация, все вопросы в нем решаются коллегиально на основе подсчета голосов. Все зависит от того, как решит совет директоров.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров