Курс выбран неверный: на экспорт надежды нет

BEL.BIZ

После кризиса мировая экономика изменилась. А белорусская – осталась во вчерашнем дне. В этом, по словам экспертов, и заключается основная проблема "невписывания" в динамично растущую мировую модель. Однако, зная основные тренды экономической политики и возможные угрозы для бизнеса, можно воспользоваться ситуацией себе во благо.

Выбирая курс


По большому счету, перспективных сценариев развития белорусской экономики всего два. И в том, и другом импорт будет зажат до минимума, а белорусский рубль обесценится. От выбранного курса будет зависеть уровень инфляции.

Первый сценарий условно можно назвать инерционным. Именно он сейчас и используется. Дмитрий Крук, специалист Белорусского исследовательско-образовательного центра, полагает, что при таком развитии сюжета, все инструменты экономической политики (ограничение внутреннего спроса путем фискальных и монетарных мер, незначительная девальвация, внешние займы) будут плавно использованы для предотвращения рецессии.

"Балансирующим" инструментом здесь будут выступать множественный курс валюты и привлечение внешних займов, а также дополнительные ограничения на валютном, денежном и депозитном рынках. Множественность курсов в данном сценарии – это не только выборочная девальвация, но и административное ограничение импорта. Впрочем, у правительства есть возможность дать путевку в жизнь и второму сценарию, с "опорой" на девальвацию.

Эксперт полагает, что несмотря на кажущуюся схожесть обоих курсов, эффект от них будет разным. Это отслеживается в прогнозах среднегодовой инфляции, которая при первом сценарии на декабрь 2011 г. составит 18.7%, а при втором – 40.4%. Поэтому, скорее всего, будет выбран первый сценарий, при котором импортерам придется и далее использовать различные способы покупки валюты и пребывать в состоянии неопределенности.

Кому мы нужны?

Обвинять импортеров в оттоке валюты – лукавство. Если изучить, как сказались на дефиците торгового баланса различные группы товаров, то станет понятно, что обвинения были напрасными. В 2010 г. Беларусь понесла огромные расходы на импорте металла, необходимого для машиностроения. Это в два с лишним раза больше, чем от ввоза всех потребительских товаров (продовольственных и непродовольственных). А значения по экспорту в указанных группах практически одинаковые.

Удастся ли за счет экспорта оздоровить экономику страны и сделать сальдо торгового баланса положительным?

Ирина Точицкая, заместитель директора Исследовательского центра ИПМ и кандидат экономических наук, в этом не уверена. Прежде всего, она обращает внимание на отрицательный адаптационный эффект по подавляющему большинству укрупненных групп белорусских товаров. Этот показатель позволяет оценить, как происходит приспосабливание экспорта к изменению мирового спроса. Положительным он является в том случае, если страна увеличивает присутствие на растущих рынках и уменьшает на сужающихся. В Беларуси же положительная адаптация экспорта к изменениям мирового спроса происходит только по переработанным пищевым продуктам и изделиям из древесины. По остальным 12-ти товарным группам (свежие продукты питания, текстиль, химия, бытовая электроника и т. д.) наблюдается отрицательный эффект.

Плохо белорусские экспортеры приспосабливаются и к динамике мирового спроса. По этому показателю определяется, являются ли товары, считающиеся наиболее значимыми в экспортной корзине страны еще и динамично растущими. Так, по данным ЮНКТАД, наименьшая степень динамики мирового спроса касается изделий из древесины, транспорта, неэлектронного оборудования и компонентов электронного оборудования.

А теперь посмотрим, что же является основным предметом белорусского экспорта. В Россию и страны СНГ помимо продуктов питания (21.8%), которые выпускаются и частными компаниями, и госструктурами, мы поставляем продукцию тяжелого машиностроения и оборудование – МАЗы и трактора МТЗ. Их доля тоже не маленькая – 15.9% от всего белорусского экспорта. При этом на пятки белорусам наступает КАМАЗ: по данным аналитического центра "Бизнес Online", крупнотоннажная техника КАМАЗ по состоянию на 01.10.2008 г. присутствовала на 29.8% российского рынка, через два года количество машин увеличилось до 52.4%. А продукция МАЗа наоборот "ушла" с российского рынка с 22% до 9.6%.

Причем, как отмечает Ирина Точинская, до сих пор присутствие МАЗа увеличивалось за счет роста физических объемов экспорта, когда средняя стоимость снизилась на 17%. То есть Беларусь играла на уменьшении цены, а не на счет конкурентных преимуществах. С учетом того, что у нас наблюдается увеличение себестоимости продукции, ни о каком демпинге в ближайшее время речь идти не может. Только лишь о сокращении поставок.

Калийные удобрения и нефть – еще два козыря для белорусского экспорта. В случае с солью перспективны рынки вне стран СНГ – уходит 11.3% продукции, а во все государства содружества – лишь 0.1% минеральных удобрений. Лучше ситуация с нефтепродуктами: 55.6% за пределы СНГ. Получается, что в ближайшее время перспективны только эти два направления. Однако Ирина Точицкая, опираясь на данные исследования ARGUS*, делает предположение, что этот сегмент экспорта может приносить валюту около 4–5-ти лет. Сейчас наблюдается быстрый рост нефтеперерабатывающих мощностей в Китае и Индии. Соответственно, спрос европейских потребителей так или иначе сместится в восточном направлении. Не через год конечно, но и не через 10. Следовательно, экспорт наших нефтепродуктов может оказаться под угрозой. Тем более, что европейские покупатели все строже относятся к содержанию в топливе вредных веществ, которых в нашем бензине пока предостаточно.

Что продавать, если некому покупать?

При неутешительных прогнозах для экспорта, может быть есть шанс заработать на внутреннем рынке? Дмитрий Крук считает, что в 2010 г. стимулирование доходов населения сформировало инфляционный «навес» в экономике, поскольку увеличивалась и склонность к потреблению. Наибольшая часть нового, искусственно созданного спроса, пришлась на рынок непродовольственных товаров, преимущественно импортных. Это одна из причин, почему потребительский непродовольственный импорт сказался на приросте дефицита торговли.

Это подтверждает и Александр Чубрик, ведущий научный сотрудник Фонда CASE – Центра социально-экономических исследований (Польша). Несмотря на то, что по сравнению с 2008 г., уровень расходов белорусских семей в 2010 г. снизился, все равно преобладали "крупногабаритные" приобретения. Был отмечен рост спроса на автомобили и недвижимость, люди охотно покупали мебель и тратились на ремонт.

Среди других особенностей потребительского поведения в 2010г. также преобладали рост рублевых сбережений в банковской системе, повышенный интерес к сфере услуг (в особенности отдыха и развлечений), значительная часть расходов составляла выплата процентов по кредитам. То есть различным сферам бизнеса в этих условиях жилось весьма комфортно.

Однако прогноз на 2011 г. у эксперта не столь радужный: Александр Чубрик считает, что население вернется к сбережению денег вне банковской системы (в "кубышках"), будет использовать рубли на покупку доступных товаров, а из-за возможного повышения ставок по кредитам откажется от дорогостоящих товаров длительного использования и от вложений в недвижимость. Все это вызовет падение ВВП и доходов, что автоматически скажется на сфере торговли и услуг.

Прогноз для белорусской экономики и бизнеса и правда неутешительный.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров