Покупка валюты по паспорту: массовое дежавю или экономический тупик?

BEL.BIZ

6 октября подписан Указ № 449, согласно которому вводится регистрация паспортных данных лиц, приобретающих иностранную валюту (как наличную, так и безналичную, платежные документы в иностранной валюте, в том числе дорожные чеки) за белорусские рубли в обменных пунктах и кассах банков. Указ вступает в силу через месяц после его официального опубликования, то есть в первой половине ноября. Зачем понадобилось возвращаться к уже пройденному этапу?

Первоначально введение продажи валюты по паспортам планировалось на 1 октября, но затем было перенесено на начало ноября. Когда это требование озвучивалось, были опасения значительного спроса на валюту, и предполагалось, что эта мера частично сократит его. В настоящее время уже видно, что ситуация более-менее контролируемая, и кроме недовольства обычных людей, скорее всего, это ничего не даст. Поэтому можно сделать вывод, что цель изменений в правила продажи валюты населению – заставить платить налоги тех, кто этого сейчас не делает.

В настоящее время при совершении валютно-обменных операций на сумму, превышающую 1000 базовых величин (или чуть меньше $ 4 500), и так требуется предъявлять паспортные данные (ст. 7 Закона «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования террористической деятельности»). Попытка покупать валюту, разбив ее на несколько частей, близкими к 1000 базовых величин, также сопряжена с проблемами (ст.32 Инструкции об осуществлении банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями мер по предотвращению и выявлению финансовых операций, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем, и финансированием террористической деятельности).

Давайте посмотрим, кому вводимая в ноябре мера создаст проблемы. Покупка до $ 500 ежемесячно на потребительские нужды по предъявлению паспортов на семью с двумя работающими лишних вопросов не вызовет.

Для тех ИП, кто конвертирует белорусские рубли со своего счета в валюту, согласно п.42 Инструкции о порядке совершения валютно-обменных операций с участием юридических лиц и индивидуальных предпринимателей никаких ограничений нет (банк контроль не осуществляет, но самому ИП необходимо будет подтвердить документами внешнеэкономические отношения). Проблемы возникнут у тех ИП, кто часть оборота не показывают. Еще это затронет тех, кто занимается предпринимательской деятельностью без соответствующей регистрации. То есть вышеуказанная мера создаст проблемы только тем, чей неофициальный оборот составляет $ 10–50 тыс. в месяц. Больший объем в этом сегменте встречается достаточно редко: рынок не столь уж и велик, а конкуренция большая.

Большие объемы валюты проходят через руки тех ИП, кто снимает белорусские рубли и конвертирует их в валюту. Поэтому они вернутся назад к «валютчикам», как и в последние полгода проблем на валютном рынке. Проблемы будут и у тех, кто конвертируют большие объемы из одной валюты в другую.

В настоящее время суммы более 1000 базовых величин конвертируются неофициально по налаженным каналам. Эта мера на них сильно не скажется, разве что сложнее будет работать с банками. Полгода кризиса, когда невозможно было купить валюту, они как-то выходили из положения, выйдут и сейчас. Вот только ту валюту, которую они будут покупать неофициально, «валютчикам» где-то надо будет купить. Как говорил идеолог либерализма в экономике на постсоветском пространстве кот Матроскин «чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное». «Валютчики» будут покупать валюту по курсу выше банковского, оказывая давление на легальный рынок, который соответственно на эти объемы сократится. В результате у «валютчиков» появится дополнительный заработок, а те, кому понадобится купить валюту в обход закона, смогут ее купить. За полгода «валютной диеты» каждый из них нашел один или несколько путей для решения своих проблем с покупкой-продажей валюты. После введения продажи валюты по паспортам таких «помощников» даже искать, как это было в марте-апреле, не придется. Ну и, естественно, добавится работы правоохранительным органам.

Но наличный валютный рынок физлиц – это надводная часть айсберга. Оборот этого рынка составляет, в основном, обслуживание текущих потребностей. А ведь еще есть оборот купли-продажи домов, квартир, машин, доходы людей и частного бизнеса (в основном, в валюте). За 2011 год ввезено и продано машин более чем на $ 2 млрд. Вот только эта валюта в банковскую систему пока не вернулась. Отток валютных депозитов за этот год составил $ 0.75 млрд. Как минимум $1 млрд из дебиторской задолженности придерживают субъекты хозяйствования. Все вместе это и есть те $ 3–4 млрд, которые нужны стране.

Из истории «черного» рынка наличной валюты в Беларуси. Возникновение «черного» рынка наличной валюты относится к первой половине 90-х. Поначалу таким образом предприниматели уходили от налогов и получали возможность перевести безналичные деньги в наличные. После появления множественности курсов в 1996 году оказалось, что только через «черный» рынок и можно получить валюту для своей деятельности. На следующие 4–5 лет приходится «расцвет» этого рынка. После введения единого курса в 2000 году предприниматели, приобретающие валюту для легальной деятельности, ушли с этого рынка. Но за этот период времени «черный» рынок сформировался как «бизнес», получил многочисленную клиентуру. И, самое главное, многие «клиенты» привыкли использовать эти схемы для получения неучтенных доходов.

Высокие налоги вынуждали и вынуждают искать обходные пути. Работать через наличную валюту значительно выгоднее, один НДС (20%) чего стоит, а при продаже товара через наличные его нет, как и налогов с оборота. Есть серьезные проблемы с сертификацией (сейчас меньше, раньше больше), когда цена на товар с белорусскими сертификатами становилась на 30-70% выше, несмотря на то, что все фирменные товары и так сертифицированы в стране-производителе. Госпредприятия и просто крупные структуры вынуждены поддерживать белорусского производителя, соответственно остальным, продающим импортные товары, приходится искать различные способы остаться конкурентными.

Конечно, государство в лице многочисленных правоохранительных структур с этим рынком борется, но борется со следствием, а не с причинами. Каждый год выявляется от нескольких сотен до тысячи таких лжепредпринимательских структур, но им на смену появляются новые. Спрос на эти услуги рождает предложение. Также происходит слияние проверяющих и проверяемых – дела о коррупции в правоохранительных органах постоянно мелькают в СМИ.

Бизнес в массе своей стремится работать легально, насколько позволяют условия. Свои пожелания он уже не раз доносил до правительства, но пока все остается без серьезных изменений. При этом чиновники вряд ли стремятся к созданию таких условий работы для бизнеса. Просто создание взаимовыгодных (для государства и бизнеса) условий требует тщательного расчета доли налоговой нагрузки, системной реформы процедур лицензирования и сертификации и, наконец, чиновники должны иметь временной запас в несколько лет для проведения в жизнь системных изменений, прежде чем будут получены реальные результаты. Для таких изменений необходимы штат профессионалов и достаточно большие ресурсы, которые можно получить или от приватизации, или в виде кредита под системные реформы.

Пока можно констатировать, что мы движемся по той же дороге, по которой когда-то уже ходили: рост курса рубля в несколько раз за несколько месяцев, множественность курсов, выход на единый курс, отмена продажи валюты по паспортам. Может, хватит ходить кругами?

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров