Амнистия капитала - поверят или нет?

"Товарищ.online"

Власть серьезно озабочена финансовой поддержкой своего существования - кредиты имеют свойство заканчиваться, их надо отдавать; с восточной границы, благодаря Единому экономическому пространству, уже присматриваются к покупке всего мало-мальски стоящего в белорусской экономике; 2011-й только увеличил переток отечественного бизнеса за пределы Беларуси, уровень жизни электората падает.

На наш взгляд, только такие сверхнебезопасные условия для сохранения действующей политической модели вынудили заговорить о грядущей амнистии капитала самих чиновников. Не бизнесмены, жаждущие перевести накопленное в отечественную экономику, и не индивидуальные предприниматели, хранящие свой скромный капитал в "нале", предложили "забыть" государству былое, а сам Национальный банк еще в 2011 года обратился с письмом к премьер-министру Михаилу Мясниковичу "о необходимости проведения амнистии капитала в связи со складывающейся финансово-экономической ситуацией в стране".

Как водится в белорусском государстве, спросить у бизнеса, нужна ли ему амнистия и какая именно, спросить не сочли нужным. Сначала решили поконсультироваться между собой, но пресловутая "складывающаяся финансово-экономическая ситуация в стране" принудила власть все же позвать на свои консультации и представителей бизнес-сообщества.

Побывавший на последней такой консультации заместитель директора Центра защиты прав собственности Республиканской конфедерации предпринимательства Игорь Ледник поделился своими впечатлениями с сайтом "Товарищ.online". По его мнению, о заинтересованности государства в предстоящем "отбеливании" предпринимательских денег говорит уровень делегированных на переговоры - заместитель председателя правления Нацбанка Сергей Дубков, заместитель министра по налогам и сборам Василий Каменко, ученый-экономист Георгий Гриц.

По словам Игоря Ледника, можно с уверенностью говорить о том, что в ближайшее время будет принято решение об амнистии капитала в Беларуси. "Если в декабре еще были возражения от силовых структур - КГБ, КГК, МВД, то сейчас и они поддерживают эту идею. А что остается делать властям, если объем теневой экономики Беларуси составляет 48% ВВП!" - говорит предприниматель.

По сути амнистии пока известно не очень много. Так, по информации Ледника, ее предполагается провести в два этапа в течение двух лет. Первый этап - приведение законодательства в различных сферах по примеру лучших мировых образцов, то есть разработка механизма, второй - непосредственно работа самого механизма амнистии. Не исключено, говорит предприниматель, что будет пересмотрен ряд уголовных дел прежних лет и приостановлены нынешние.

Главный вопрос - не станет ли амнистия капиталов легализацией состояний чиновников и близких ко двору бизнесменов, иначе говоря, коррумпированных состояний. А их, мы уверены, в Беларуси предостаточно. Хранятся ли они в банках за рубежом, "крутятся" ли в бизнесе сопредельных стран (в первую очередь, в России) или закопаны в укромных местах - но они есть и в немалом количестве, учитывая количество странных уголовных дел в отношении чиновников различного калибра и количество таких же странных сделок на рынке страны.

Игорь Ледник убежден, что не станет. "Хочу заверить, что не будут амнистированы капиталы, нажитые коррупцией, торговлей наркотиками, оружием, людьми. Речь идет только о легализации доходов от предпринимательской деятельности", - говорит он.

Хотелось бы верить, конечно, только как Ледник и его коллеги из бизнес-среды смогут проконтролировать процесс, да и кто их пустит к контрольному пульту? Зная своеобразное представление белорусского руководства о предпринимательстве, к видам такового вполне могут быть отнесены и вышеупомянутые способы заработка. Ну, разве назовут их немного по-другому. Наркотики, допустим, могут стать фармацевтическими средствами, оружие - специальными устройствами, ну и так далее...

Еще один немаловажный вопрос - доверие. Поверит ли белорусский предприниматель, битый десятки раз властями, очередным гарантиям, заверениям и прочим высоким документам. Примеров обманутых ожиданий - не счесть. От борьбы за модернизацию уличных киосков и впоследствии их полной ликвидации до реконструкции рынков с их дальнейшим закрытием. Да и уголовные дела у нас вновь открываются на раз-два. Рискнут ли сунутся, допустим, те же основатели одной из главных торговых сетей Беларуси снова в родную страну или останутся руководить своим гипермаркетами из Вильнюса, как делают это с начала 2000-х.

Кроме того, пока неизвестно на что именно рассчитывают власти? Если делать амнистию без одновременных реформ экономики, то это даст очень сомнительный эффект. Ну откроются один раз бизнесмены - а дальше то что? Снова работа по странной белорусской экономической модели? Снова уход от налогов, перевод денег в украинский, российский бизнес - потому как работать у нас сложно? Смысл амнистии появится только тогда, когда будет реформирована вся экономическая система и власть обретет доверие. И никакие заявления Нацбанка тут могут не сработать, люди то помнят - и заявления о девальвации, и "кинутых" иностранных инвесторов, и обещанных наемных лиц ИПшникам, и так и не заработавшую пресловутую Директиву №4... Список большой.

Вместе с тем, если оставить все как есть, теневой белорусский капитал растворится в потоках, которые уже начинают проникать в Беларусь из России, и тогда - в условиях ЕЭП - о существовании собственно национального бизнеса можно будет забыть. Выбор у властей небольшой, и, возможно, скоро его уже не будет вообще.

Худшие и лучшие амнистии капитала в Европе

Бельгия, 2004 год. Бельгийцы, имевшие сбережения в банках за рубежом, до конца года могли перевести их обратно в страну. Санкций не было, требовалось лишь отдать государству от 6 до 9% возвращаемых сумм. Планы - возврат 10-15 млрд. евро. Итог - около 50 млн. евро или 6% от запланированной суммы.

Италия, 2001-2002 годы. Амнистировались не только активы, но и списывались просроченные налоги. Заявитель должен был заплатить 2,5% от задекларированной стоимости имущества или приобрести итальянские ценные бумаги на сумму, равную 12% от стоимости укрытого. Власти взамен предоставляли освобождение лица от подачи декларации, уплаты налоговых задолженностей и аудита средств, полученных до легализации; ликвидацию учетных записей налоговых задолженностей, пени и штрафов в отношении активов, представленных к легализации; полную конфиденциальность всех перемещений активов. Итог - в первые два месяца в легальный оборот возвратился 61 млрд. евро, налоговые сборы выросли на 24 млрд. евро.

Ирландия, 1988 год. Амнистия длилась 10 месяцев и касалась просроченного подоходного налога. При возврате в этот срок государство отменило штрафные санкции. Итог - вместо запланированных 50 млн. долларов, в бюджет пришло 750 млн.

Германия, 2004-2005 годы. Из-за дефицита госбюджета власти предложили налоговую амнистию для держателей активов за пределами государства. План - 5,5 млрд. евро. Итог - 1,1 млрд. евро. Любопытно, что жители бывшей ГДР составили всего лишь 10% от амнистированных. Эксперты объясняют это традиционным недоверием к власти, появившимся за время жизни в тоталитарном государстве.

Постсоветские страны

Казахстан, 2001 год. Легализации подлежали капиталы и другое имущество (за исключением активов, полученных в результате доказанных коррупционных преступлений, преступлений против личности,здоровья населения и нравственности). Уничтожались все декларации о доходах и имуществе граждан с 1995-го по 2000 год. Амнистия проводилась за один месяц. Итог - 480 млн. долларов или 12% от вывезенного капитала.

Грузия, 2005 год. Каждый бизнесмен мог задекларировать любые денежные средства и имущество, заплатить в бюджет 1% от стоимости заявленных активов, все предыдущие налоговые декларации уничтожались. План - 4 млн. долларов. Итог - к концу 2005-го о незадекларированных доходах заявили всего 8 человек, в бюджет пришло 35 тыс. долларов. И снова - вопрос доверия. Именно его отсутствие, по мнению экспертов, сделало грузинскую амнистию самой неудачной в мире.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров