Беларусь рискует пойти по пути Молдовы?

"Завтра твоей страны"

На исходе бывшего СССР Беларусь была самой индустриально развитой республикой. Но сейчас могущество и уровень развития страны уже не определяется объемом ее промышленного производства. Что делать с белорусской экономикой? Мнения экспертов расходятся: от "здесь делать нечего" до передачи сборочных производств в другие страны, но спасение все видят в модернизации. Однако инвестиционные проекты один за другим разваливаются.

Эксперт: Здесь делать нечего

Беларусь устарела в своей промышленной идеологии, убежден экономист Леонид Заико.

— Сегодня Беларусь нуждается в трансферте своего производства. Такое сочетание, как "Минский камвольный комбинат" звучит странно – как вы себе представляете название "Парижский камвольный комбинат"?! Или "Вашингтонский тракторный завод", "Лондонский автомобильный завод", - призывает здраво посмотреть на вещи эксперт.

С его точки зрения, сейчас самое важное направление – это передача сборочного производства и выпуска комплектующих в другие страны.

— Ну, какого черта производить в Минске грузовики? Есть Туркменистан, Таджикистан, где полно рабочей силы, - предлагает Леонид Заико.

А белорусской рабочей силе, которая получает 30% от среднероссийской зарплаты, экономист советует перемещаться в Едином экономическом пространстве.

— Вот пусть и двигаются – туда, где есть свободные деньги и нехватка рабочих рук. Время изменилось. Уже сейчас где-то около миллиона белорусов работает за пределами страны. Ну, больше будет… Здесь делать нечего, — категоричен Леонид Заико.

Чиновники, с его точки зрения, пытаются посмотреть на вещи здраво. Заместитель министра экономики Анатолий Филонов сообщил, например, что в Беларуси планируется создать Министерство промышленной политики.

— Министерство – это умное решение. Надо закрывать министерства экономики, сельского хозяйства, промышленности, потому что это принципы XIX века.

Структура современного правительства должна строиться на системном подходе. То есть должно быть, к примеру, не Министерство экономики, а Агентство экономической политики
, - предлагает Леонид Заико.

Угроза деиндустриализации Беларуси налицо

Главной нынешней проблемой белорусской экономики финансовый аналитик Сергей Чалый считает низкую конкурентоспособность из-за невероятно раздутого госсектора и неэффективных госпредприятий.

— Если мы достойно примем сейчас вызовы, то будем занимать достойное место в мировом разделении труда. Если нет – станем Молдовой: будут стоять пустые коробки МАЗа и МТЗ, треть рабочей силы станет гастарбайтерами, а платежный баланс будет сводиться за счет трансфертов тех, кто работает за рубежом и подкармливает оставшееся нетрудоспособное население в Беларуси. Деиндустриализация - совершенно реальная перспектива, если мы ничего не будем делать ближайшие три-четыре года, – прогнозирует Сергей Чалый.

А по версии экономиста Леонида Злотникова, деиндустриализация идет в Беларуси уже лет 15-20. За годы независимости произошел переход на более низкий технологический уклад. Производство тракторов, автомобилей по сравнению с 1990-м годом сократилось вдвое, станков с числовым программным управлением – в десять раз. А приборостроение вообще угасло.

— Если взять долю машиностроения в промышленности, то в 1990 году она составляла 32%, а сейчас – не более 18%. Особо терять уже нечего. Остатки промышленности постепенно теряют конкурентоспособность, — констатирует экономист. — Например, БелАЗ – вроде и известное предприятие, и сбыт есть. Но постепенно этот сбыт угасает. Даже в Монголии, на разработке руд цветных металлов, их уже мало покупают, заменяя более производительными японскими "Камацу". В Казахстане та же ситуация.

В этом ничего страшного нет?

Определенную деиндустриализацию Беларуси Алексей Пикулик, академический директор Белорусского института академических исследований (BISS) считает даже благом для страны. Подобный процесс произошел в странах Прибалтики, когда их политики приняли решение отказаться от тех секторов, которые влекут за собой большую зависимость от российских энергоресурсов и сырья, и создать экономики, адекватные местным ресурсам.

— Ничего страшного в такой деиндустриализации нет, — убежден эксперт.

Однако отсутствие инвестиций в белорусскую промышленность приводит к деградации рабочих мест и снижению зарплаты. Это вызывает отток квалифицированной рабочей силы, что снижает интерес потенциальных инвесторов.

В то же время правительство предусматривает до 2020 года достижение производительности труда в промышленности на уровне 34-36 тыс. долларов на одного занятого, как проинформировал коллег заместитель министра экономики Анатолий Филонов во время обсуждения концепции развития промышленного комплекса до 2020 года. По прогнозам замминистра, будет создано 400 тысяч высокопроизводительных рабочих мест, а рост зарплаты ожидается до уровня 1300 долларов.

Впрочем, пыл замминистра экономики несколько остудил первый вице-премьер Владимир Семашко, сообщив, что сегодня по многим видам деятельности в 4-6 раз выработка на человека меньше, чем в развитых странах Евросоюза.

— Задача – сократить шестикратное отставание хотя бы до двукратного, – вот на что надеется вице-премьер.

По мнению Леонида Злотникова, главная задача государства в этих условиях – создать для бизнеса стимул развивать промышленность. Пока для реализации этой парадигмы в Беларуси просто нет рынка, нет крупного бизнеса.

Эксперт: Называются неадекватные суммы, бесконечно далекие от реальной рыночной стоимости

Как бы ни относились различные эксперты к перспективе деиндустриализации Беларуси, все они сходятся в одном: спасение и развитие белорусской промышленности невозможно без технического перевооружения - то есть без масштабных инвестиций. Однако реальных успехов в этой сфере немного.

— Многие наши клиенты проявляют стабильный интерес к белорусским производственным активам. Их покупка, слияние позволили бы российским компаниям значительно расширить свои производства. Но, к сожалению, интересом все обычно и ограничивается, — отмечает Елена Васюк, эксперт департамента стран СНГ финансовой группы "Лайф" (Москва).

Обычно российские инвесторы готовы, купив белорусское промышленное производство (или хотя бы получив контрольный пакет акций), провести его технологическое перевооружение, переподготовку персонала.

— Когда мы начинаем разговор с белорусскими чиновниками (директора заводов в Беларуси сами ничего не решают), они очень рады инвесторам и готовы сотрудничать. Но когда дело доходит до обсуждения условий, то оказывается, что по белорусским нормативам построенные в 50-60-х годах прошлого века фабрики со старыми станками стоят несусветных денег. Нам называли абсолютно неадекватные суммы, бесконечно далекие от реальной рыночной стоимости, — говорит Елена Васюк.

А инвестору еще предстоит вложить средства в перевооружение производства, причем намного больше, чем реальная рыночная стоимость того, что ему предлагают. Плюс требование сохранить все рабочие места, никого не увольнять. Однако современное, более совершенное оборудование подразумевает намного меньшее количество работников.

— А остальных инвестору куда девать? Содержать за свой счет? В общем, при такой политике белорусской стороны любые инвестиции в белорусскую промышленность просто теряют смысл, — заключает российский эксперт. — В результате на моих глазах за год развалилось не менее пяти проектов по инвестированию в белорусские промышленные предприятия.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров