Чиж и Тарнавский теперь зарабатывают на недвижимости

"Наша ніва"

Нефтепереработка перестала быть золотой жилой белорусской экономики.

Группы компаний "Трайпл" и "Юнивест-М", против которых Евросоюз ввел экономические ограничения, заработали свой капитал прежде всего благодаря многолетнему участию в переработке нефти. Кто еще работает на нефтяном рынке, и почему на нем не появляются новые частные компании?

Закрытая квота

В начале и середине 2000-х, когда объемы беспошлинной российской нефти, которая поставлялась в Беларусь, стали гигантскими, были десятки компаний, желающих перерабатывать ее. Для российских корпораций работать в нашей стране было более прибыльно, чем у себя на родине, из-за особенностей законодательства. В результате за 2007-2010 экспорт нефти и нефтепродуктов превысил $30 миллиардов.

Разрешение на работу давал лично Александр Лукашенко. Еще в 2003 он приказал создать правительственную комиссию во главе с Анатолием Тозиком, которая бы принимала заявки от компаний на импорт и переработку нефти. Некоторые из участников комиссии, уйдя из правительства, стали советниками в российских компаниях... Правда, окончательное решение – какая квота достанется какой компании – оставалось непосредственно за Лукашенко.

Новые правила

Еще несколько лет назад в стране насчитывалось около 20 операторов, но сейчас их количество уменьшается. "Нефтепереработка была прибыльной несколько лет назад. Но ситуация изменилась. Работа на внутренний рынок сейчас не приносит прибыли", – объясняет эксперт в области энергетики Татьяна Маненок. За 2010 сальдо Беларуси по торговле нефтью и нефтепродуктами было отрицательным – минус $1,5 миллиарда. В 2011 ситуация еще хуже – с учетом возврата пошлин в бюджет России сальдо составило минус $2 миллиарда.

"Я не думаю, что для Юрия Чижа нефтепереработка – это главный источник дохода. Его бизнес разветвленный, что помогает преодолевать кризисные ситуации. "Трайпл" достиг успеха и из-за определенной близости к властям, и с помощью эффективной работы менеджеров", – предполагает Татьяна Маненок. Более того, по ее словам, в последнее время "Трайпл" мог и не заниматься нефтепереработкой. То же и с "Юнивест-М" Анатолия Тарнавского – компания, раскрутившись на нефти, сейчас зарабатывает на другом – на недвижимости.

Ровно разделенный рынок

Вместо белорусских частников, доля которых на рынке нефтепереработки снизилась до минимума, на авансцену вышли российские корпорации. Согласно законодательству, переработкой могут заниматься только компании-резиденты, поэтому россияне действуют через свои местные представительства. "Лукойлу", "Татнефти", ТНК и другим компаниям, которые завозят свое сырье на нефтеперерабатывающие заводы Беларуси, принадлежит 50% квот. Вторую половину получает четверка государственных компаний. Это "Белорусская нефтяная компания", "Белоруснефть", "Нафтан", "Мозырский НПЗ".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров