Российский эксперт: Без приватизации Беларусь не сделает экономический рывок

Андрей Сакович, "Завтра твоей страны"

Насколько высока вероятность приватизации "Беларуськалия", нужна ли "Аэрофлоту" белорусская "Белавиа" и может ли Россия не пустить на свой рынок собранные в Беларуси китайские автомобили? На вопросы "Завтра твоей страны" отвечает начальник отдела аналитики группы компаний FOREX CLUB (Москва), специалист по макроэкономическим рискам Андрей Диргин.

Зачем "Беларуськалию" российский кредит?

— Недавно Александр Лукашенко обвинил иностранные банки, что они через выделение дешевых кредитов крупным белорусским госпредприятиям пытаются захватить их собственность путем приема ее в залог. Заявление прозвучало вскоре после предложения "Сбербанка России" рефинансировать кредит "Беларуськалию"…

— "Беларуськалий" является достаточно кредитоспособной организацией. Для предприятия очень важно привлекать средства на свои инвестиционные программы, в том числе и путем бридж-кредитования. Да и Беларуси важно пополнять собственные резервы.

Естественно, те кредиты, которые предоставляет "Сбербанк", полностью соответствуют его коммерческим интересам. Что касается залога на собственность и так далее, то это — общепринятая практика. Когда случилась первая волна кризиса, очень многие крупные российские компании (такие как "РУСАЛ", например) фондировались за рубежом — там ставки были ниже. Они брали в долг у западных крупных банков. И если бы эти компании не выполнили свои обязательства вовремя, то часть их собственности перешла бы в собственность этих банков. Это общепринятая и распространенная форма кредитования.

— А в чем конкретно могут заключаться выгоды сторон: "Сбербанка" и "Беларуськалия"?

— "Сбербанку" интересно закрепиться на очень выгодном рынке корпоративных кредитов в Беларуси. Тем более у него здесь есть активы. "Сбербанк" работает на долгую перспективу и ничего не проигрывает. А в том случае, если вдруг правительство Беларуси решит продать какую-то долю в "Беларуськалии", скорее всего, эта сделка пойдет через "Сбербанк". Кредит "Сбербанка" — это задел на будущее.

"Беларуськалий" в свою очередь получил по кредиту дешевые деньги. По-моему, ставка составляет LIBOR плюс 3-4%.

— Можно ли было найти еще более дешевый кредит?

— Конечно, если бы "Беларуськалий" занимал на Западе, он мог бы получить ставку 3-4% годовых, без учета ставки LIBOR. Но здесь надо рассматривать совокупность факторов. Во-первых, какой зарубежный банк даст ему кредит? В прошлом году "Дойче Банк" отказался участвовать даже в синдицированном кредите со "Сбербанком".

Чтобы получить западный кредит, надо выполнить хотя бы минимальный набор требований. Так, предприятие должно рейтинговаться международными агентствами, такими как Standard & Poor's, Fitch или Moody's. К сожалению, белорусские компании не имеют возможности выхода на международный рынок фондирования.

— Могут ли, на ваш взгляд, белорусские власти пойти на ценовые уступки и продать хотя бы часть акций "Беларуськалия", исходя из совокупной суммы меньше 30 млрд долларов?

— К "Беларуськалию" проявляет интерес "Уралкалий", крупный российский производитель хлоркалия. Они действуют через совместного трейдера. Интересы предприятий во многом идентичны. Но когда Б еларусь оценивает свой актив в 30 млрд долларов , этот уровень не кажется российским калийным производителям адекватным.

Необходимо нанять независимого оценщика и грамотно оценить бизнес компании. Устанавливая стоимость предприятия на уровне 30 млрд долларов, белорусский президент, конечно, старается защитить интересы Беларуси, получить как можно больше средств. Но я думаю, что, учитывая текущую конъюнктуру на мировом рынке калийных удобрений, стороны могут достигнуть компромисса. И, конечно же, сумма 30 млрд долларов названа не как конечная стоимость. Минск оставил себе определенную возможность для маневра в сторону снижения цены.

Может ли Беларусь обойтись вообще без приватизации?

— На днях Александр Лукашенко сказал: "Не о приватизации надо кричать, а давать возможность инвесторам создавать новые производства". В этот тезис хорошо вписывается Михаил Гуцериев со своим "Славкалием"…

Гуцериев вряд ли быстро развернется в Беларуси. У него и без того дел хватает. Здесь, скорее, у Беларуси интерес к Гуцериеву. Сомнительно, что кто-то начнет создавать новые крупные производства.

— А может ли Беларусь вообще обойтись без приватизации?

— Постепенно экономика Беларуси восстанавливается после кризиса. Но приватизация потребуется. Вопрос в том, насколько будет приоритетной приватизация именно "Беларуськалия". Ведь это самый главный актив страны.

Самые крупные игроки, заинтересованные в покупке активов "Беларуськалия", — это канадская Potash Corporation и российский "Уралкалий". Канадцы в Беларусь не пойдут, учитывая специфику белорусской экономики. Скорее всего, вложится "Уралкалий".

Хотя речь может идти о продаже 10-15% акций. Можно провести IPO. Кстати, тогда рынок сам оценит стоимость компании.

Сейчас все крупные компании акционированы и готовы к приватизации. Пусть государство начнет с малого — продаст до 15% акций в этих компаниях. Никакой опасности это не представляет. А потом власти посмотрят, насколько это эффективно, и предпримут следующие шаги. Никто не просит Минск продавать весь "Беларуськалий" или даже 49%. То же самое касается других госпредприятий.

Думаю, приватизация, хотя бы частичная, неминуема. Без нее не будет экономического рывка. У государства нет ресурсов. Возьмите, например, историю с кредитом антикризисного фонда ЕврАзЭС. Один транш пропущен и, возможно, еще один транш будет пропущен, потому что не идет процесс приватизации. Соответственно у государства не будет средств.

"Аэрофлот" вряд ли станет покупать "Белавиа"

— Кстати, а есть ли перспективы у самого ЕврАзЭС? В конце 2011 года Беларусь заявила, что это сообщество больше не нужно, так как уже есть более тесная форма интеграции — Единое экономическое пространство.

— Считаю, что перспектив у ЕврАзЭС нет. Когда его создавали, были самые благие цели. Планировали создать эффективный институт с функционирующим механизмом. К сожалению, этого не получилось.

Между прочим, только стараниями Беларуси в свое время удалось несколько оживить ЕврАзЭС. И она была вознаграждена. Ведь в том, что Беларусь смогла немного оправиться от кризисных явлений, есть большая заслуга этой организации.

Но на сегодняшний день это не особо действенный институт. Он напоминает крыловских Лебедя, Рака и Щуку. Каждый тянет одеяло в свою сторону.

Безусловно, Россия является главным донором организации, и в общем-то она может себе позволить ее финансировать. Но сегодня отдача от нее не такая, как ожидалось.

Сейчас основные надежды связаны с Таможенным союзом, ЕЭП и будущим валютным союзом.

— Думаете, эти интеграционные институты будут все-таки реально действовать или потеряют актуальность, как многие другие?

— Да, конечно. Таможенный союз уже работает. И это сейчас самый действенный институт. Но, конечно, до валютного союза еще очень-очень далеко.

— Однако конфликты между Беларусью и Россией все равно возникают, как, например, вокруг "Белавиа".

— Корпоративные войны есть и будут. Вероятно, они даже будут обостряться. В наших странах разные модели экономики и это приводит к столкновению. В России более конкурентная среда.

Уверен, Беларусь будет эволюционным путем двигаться именно в сторону свободной рыночной экономики. Это произойдет, в том числе, и благодаря приходу российского капитала. Структурные изменения тогда будут неизбежны. Будет капитал российский — откроется дорога и для другого капитала.

Кстати, о "Белавиа". "Аэрофлот" вряд ли будет ее покупать. У него свои проблемы. На него навешали кучу региональных авиакомпаний, в связи с чем экономические показатели невысокие. Хотя покупка "Белавиа" российской авиакомпанией была бы выгодна пассажирам. Цены бы снизились, а качество услуг выросло.

— Белорусские власти много говорили о том, что Таможенный союз привлечет иностранных инвесторов, которые начнут производить в Беларуси товары и беспошлинно продавать в России.

— Действительно, западные, российские, казахстанские компании будут со временем размещать производство на территории Беларуси и продукцию вывозить в Россию. Это очень выгодно и удобно. Российский рынок — самый крупный, он является системообразующим в Таможенном союзе. Речь идет, прежде всего, о фармацевтических компаниях.

А в Беларуси относительно дешевая рабочая сила и высокий образовательный уровень населения, что позволяет развернуть производства. Тем более, что в рейтинге Doing Business в плане открытия бизнеса Беларусь находится в более выгодном положении, чем Россия.

— А как же заявления российского посла в Беларуси Александра Сурикова о том, что Россия не пустит на свой рынок собранные в Беларуси китайские автомобили?

— Если эти автомобили будут производиться здесь, то они будут абсолютно спокойно ввозиться и продаваться на территории России. Видимо, китайцы именно на это и нацелены. Потребитель сам решит, нужны ли ему эти машины. Как Россия может их не пустить?

Другое дело, что это производство надо еще создать. Думаю, пока есть только планы. Может быть, Россия просто будет стремиться не допустить открытия производства и это станет очередным предметом торга между сторонами.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров