Кто придет на место Румаса?

Дмитрий Заяц, Naviny.by

Слухи о том, что вице-премьер Сергей Румас уходит в Банк развития, циркулировали очень давно. Правда, неделю назад в коридорах власти уже распространялась более точная информация — бумаги подписаны, Румас с 31 июля будет работать на новом месте. Так оно и произошло: вице-премьер, с которым у многих ассоциировались рыночные преобразования, покинул правительство. Что дальше? Кто будет преемником Румаса?

Потеря боевого "штыка"

Вице-премьеров правительства Мясниковича Александр Лукашенко полтора года назад называл боевыми "штыками". Румас на фоне других вице-премьеров был самым боевым — с первого дня работы рвался реформировать экономику.

Экс-глава «Белагропромбанка» пришел курировать в правительство экономический блок. Согласно распоряжению о распределении обязанностей, текстом которого располагает интернет-газета Naviny.by, Михаил Мясникович в начале 2011-го определил для Румаса широкую зону ответственности.

Вице-премьеру было поручено курировать «вопросы экономики, налоговой и денежно-кредитной политики, государственных знаков, драгоценных металлов, страховой деятельности, имущественных отношений». В последнем случае речь шла о том, что Румас будет заниматься вопросами распоряжения госсобственности, в том числе — приватизацией.

Помогали Румасу заниматься всеми перечисленными вопросами профильные госорганы (Минфин, Минэкономики, Нацбанк), взаимодействие с которыми он курировал.

В общем, бывшему банкиру были предоставлены полномочия и рычаги, используя которые он мог влиять на реализацию экономической политики в стране.

Буквально с первых дней после прихода в правительство Румас бросился в работу и начал выступать с инициативами, которые предполагали проведение серьезных структурных реформ. Уже 1 февраля 2011 года (в тот день Мясникович определил обязанности Румаса) молодой вице-премьер заявил о предстоящей «активной приватизации госсобственности с использованием современного инструментария».

После прихода в правительство Румас указывал на необходимость увеличить в 5 раз приток прямых иностранных инвестиций. Еще весной 2011-го, когда политическое решение не было принято, Румас выступал за сокращения финансирования госпрограмм.

В отличие от других чиновников, он открыто выступал за гласность экономической политики. Когда на фоне разрастающегося кризиса-2011 правительство утвердило план по экономической стабилизации ситуации, Румас сказал, что ему «откровенно стыдно» за появлении на этом документе грифа ДСП.

Осенью 2011-го чиновники экономического блока, работу которых координировал Румас, разработали несколько сценариев экономической политики на 2012 год. Команда во главе с Румасом предложила сценарий, предполагавший структурные реформы в экономике. Правительство 8 ноября 2011 г. в непростой полемике с помощником президента Сергеем Ткачевым поддержало этот сценарий. Однако спустя два дня Александр Лукашенко в пух и прах раскритиковал «экономику Мясниковича-Румаса». В тот день на многих рыночных предложениях команды Румаса был поставлен жирный крест.

Весной этого года была перечеркнута еще одна принципиальная инициатива, родившаяся в правительстве в бытность Румаса. Президент поручил отказаться от практики продажи госпредприятий в рамках приватизационных списков. В результате, реализация приватизационного плана на 2011-2013 гг., утвержденного весной прошлого года, была остановлена.

В общем, до «активной приватизации госсобственности с использованием современного инструментария», за которую в начале своей правительственной карьеры выступал Румас, дело так и не дошло. Инициативы, с которыми пришел в правительство бывший председатель «Белагропромбанка», оказались невостребованными.

«Уход Румаса был ожидаем, — подчеркнул в беседе с корреспондентом Naviny.by информированный эксперт. — Он не вписывался в существующую систему. В его деятельности чувствовался уклон в сторону рыночного реформирования, и это противоречило интересам тех, кто хотел сохранить существующую административно-командную систему в экономике».

С учетом ориентации вице-премьера на рыночное реформирование экономики было несколько странно слышать 31 июля слова Лукашенко о том, что уход Румаса — «это колоссальная потеря» для правительства.

Возможно, для любого другого правительства, которое в состоянии принимать самостоятельные решения, это и была бы колоссальная потеря. Но не для нашего, ведь когда в кризисный период Совмин попытался работать без оглядки на Администрацию президента, чиновникам было прямо сказано, что правительство сформировано «президентом под конкретную задачу». И отступить от этой задачи, название которой — безусловное выполнение пятилетнего плана социально-экономического развития — оказалось нынешнему составу правительства не под силу.


Кадровые перестановки, которые ничего не меняют

По неофициальной информации, в качестве преемника Румаса на пост вице-премьера рассматривается несколько кандидатур, в том числе — нынешний министр экономики Николай Снопков и министр финансов Андрей Харковец.

Снопкова наблюдатели характеризуют как достаточно осторожного человека, который готов озвучивать какие-то рыночные убеждения лишь в случае благоприятной конъюнктуры.

В случае если вице-премьером станет Снопков, освободившуюся должность министра экономики может занять Александр Ярошенко, который в настоящее время является заместителем министра экономики.

«Ярошенко обладает достаточным стажем работы в Минэкономики, прекрасно знает технологию работы министерства. Он достаточно принципиальный человек, чтобы отстаивать свою позицию. Можно сделать лишь одну оговорку: в тех рамках, в которых это вообще сегодня возможно», — характеризует замминистра собеседник Naviny.by, который лично знаком с Ярошенко.

Появление на должности вице-премьера нынешнего министра финансов Андрея Харковца может быть положительно воспринято кредиторами, работу с которыми до последнего времени курировал Минфин.

«Минфин в последние годы проявил себя с положительной стороны. Министерству удалось разместить еврооблигации на достаточно хороших условиях, на тех условиях, которые были максимально возможны. Минфину удалось также обеспечить сбалансированность бюджета», — говорит экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук.

Поэтому, продолжает Крук, с репутационной точки зрения приход главы Минфина на пост вице-премьера может оказать положительное влияние на переговоры с кредиторами. Вместе с тем, считает эксперт, фигура вице-премьера не будет иметь решающего значения для предстоящих переговоров.

«Кредиторы, в частности, МВФ, будут ждать поддержки структурных реформ на самом высоком, как они говорят, уровне», — отмечает Дмитрий Крук.

Будет ли новый вице-премьер выступать с идеями по реформированию экономики? Зависит, конечно, от кандидатуры.

«Определенные инициативы будущий вице-премьер, наверное, будет высказывать. Более того, эти инициативы могут носить прогрессивный характер. Но смогут ли они что-либо принципиально изменить в структуре белорусской экономики? Это возможно лишь в случае одобрения таких инициатив на более высоком уровне», — полагает Дмитрий Крук.

Поэтому эксперт не склонен придавать чересчур большое значение кадровым перестановкам, которые произойдут в белорусском правительстве. И действительно: пример Румаса, который активно выступал за реформирование экономики, доказал, что от вице-премьера в нашей стране мало что зависит. Чтобы поменять существующую экономическую модель, одного «боевого» вице-премьера маловато будет.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров