Белорусы нашли новую лазейку для экспорта нефтепродуктов

Андрей Кожемякин, "Белорусские новости"

Экспорт нефтепродуктов и растворителей, ставший основным источником положительного сальдо внешней торговли в этом году, начал падать.

Как сообщает Минэкономики, в июне по сравнению с маем поставки нефтепродуктов на внешний рынок сократились на 10,2%, растворителей и смазочных материалов — на 22,3%.

Naviny.by выясняли, с чем связано такое падение и есть ли основания ожидать дальнейшего сокращения поставок.

По сравнению с прошлым годом, результативность внешней торговли энергетическими товарами за 6 месяцев ощутимо улучшилась. Экспорт нефтепродуктов вырос на 2,4 млрд. долларов по сравнению с аналогичными периодом прошлого года, растворителей — на 1,8 млрд. долларов (до 2,5 млрд.). По данным Минэкономики, на долю нефтепродуктов, растворителей и смазочных материалов приходится более 5 млрд. долларов или 80% общего прироста экспорта.

Однако, министерство сигнализирует о тревожной тенденции. "В июне произошло заметное снижение по сравнению с маем экспорта по группе энергетических товаров (за счет снижения экспорта нефти — 82,9% и нефтепродуктов — 89,8%) и прочих промежуточных (без энергетических) товаров (за счет снижения экспорта растворителей и смазочных материалов — 77,7%)", — говорится в аналитическом докладе Минэкономики.

Эксперты в нефтяной отрасли объясняют произошедшее падение объемов экспорта рядом факторов. "Темпы роста экспорта растворителей стали снижаться еще мае в связи с высказываемыми российской стороной подозрениями по поводу незаконного реэкспорта Беларусью российских нефтепродуктов и уклонения от уплаты нефтяных пошлин в бюджет РФ", — сообщил один из экспертов.

Российская сторона пока не заявляла об окончании расследования по поводу резкого роста импорта Беларусью нефтепродуктов из России и многократного увеличения (в 5,4 раза в денежном выражении) экспорта растворителей. Тем не менее, растворительный бизнес для Беларуси временно заблокирован: Россия прекратила поставки сырья (нафты) для производства сверхприбыльной нефтепродукции. И это одна из причин возможного дальнейшего снижения экспорта растворителей, если, конечно, российская сторона не найдет другой способ влиять на Беларусь.

Один из обсуждаемых в СМИ вариантов — введение экспортной пошлины на растворители и разбавители в размере 90% от экспортной пошлины на нефть. И не факт, что при таком раскладе Беларусь изъявит желание продолжать поставлять на экспорт растворители.

Специалисты отрасли между тем ожидают и некоторое падение экспорта традиционных нефтепродуктов. В середине сентября по причине остановки на капремонт временное снижение объемов производства (примерно на 25%) ожидается на Мозырском НПЗ.

"Традиционно заводы заранее готовятся к такой ситуации и создают определенные запасы продукции, чтобы падение продаж было не таким существенным. Однако, можно ожидать, что проведение капремонта на МНПЗ все же скажется в целом на экспорте нефтепродуктов", — подчеркнул эксперт в нефтяной отрасли.

На поставки нефтепродуктов, безусловно, повлияет и фактор спроса как на внутреннем, так и на внешнем рынках. В частности, июньское снижение экспорта специалисты объясняют в том числе проведением уборочной, из-за чего произошло перераспределение объемов нефтепродуктов в пользу внутреннего рынка.

Впрочем, поставщиков нефтепродуктов больше заботит ситуация на основных рынках сбыта за пределами Беларуси.

Что касается европейского рынка, то его, отмечают специалисты, нельзя назвать растущим. С другой стороны, даже в случае падения физических объемов экспорта нефтепродуктов экспортеры имеют все шансы увеличить выручку благодаря росту цен.

Как пояснил аналитик российской компании "Капиталъ" Виталий Крюков, рынок чутко реагирует на происходящие в мире события, из-за чего нефть растет в цене. В частности, в нынешних ценах заложена "военная премия" в связи с обострением отношений между Израилем и Ираном. Беспокойство вызывает падение добычи нефти в Северном море, постоянные перебои с поставками нефти из Ирака.

Однако, министр экономики Беларуси Николай Снопков считает фактор изменения цен мало влияющим на экономику страны. "Нефть — это спекулятивный индикатор. Для Беларуси нефть, с точки зрения синхронности изменения цены как на ее импорт, так и на стоимость корзины нефтепродуктов, существенных изменений на торговый баланс страны не оказывает", — утверждает Снопков.

Он убежден, что более критичным является объем переработки нефти. В связи с этим, по мнению Снопкова, для Беларуси одним из основных макроэкономических рисков является не падение цены на нефть, а сжатие рынков основных торговых партнеров и усиление конкуренции.

Стоимость российской нефти Urals пока колеблется на уровне 112 долларов за баррель. И аналитики ожидают, что до конца года цена не опустится ниже 100 долларов. Это положительный сигнал для Беларуси, означающий, что основной для нас рынок сбыта как минимум не сузится.

"Но риски падения нефти ниже 100 долларов все равно остаются. Правительство США и международное энергетическое агентство уже заявили о том, что могут повысить мировое предложение нефти, чтобы сбить цены",— отметил Крюков.

Не менее важно, особенно для экспортеров нефтепродуктов, что происходит на украинском рынке.

Украина является одним из основных рынков сбыта белорусских нефтепродуктов. Однако, в последнее время экспансия Беларуси на этот рынок вызвала недовольство украинских властей. Прежде всего, это касается выросшей по итогам второго квартала доли белорусского дизтоплива в общем объеме импорта этого топлива в страну до 61,6%.

Эксперты объясняют это значительным ростом поставок биодизельного топлива. По данным украинской "Консалтинговой группы А-95", ежемесячные поставки ТБД превышают 150 тысяч тонн, что составляет более половины от общего объема белорусского дизельного топлива.

Но, как сообщил директор "Консалтинговой группы А-95" Сергей Куюн, "по нашей информации, есть поручение Министерства топлива и энергетики подготовить анализ поставок топлива из Беларуси и разобраться в причинах увеличения".

Украинские специалисты подозревают, что Беларусь целенаправленно увеличивает экспорт ТБД на украинский рынок. Ведь экспорт этой продукции за пределы Таможенного союза не облагается пошлиной в отличие от нефтепродуктов. То есть Беларусь нашла еще одну лазейку, как наращивать экспорт нефтепродуктов, но при этом ничего не платить в российский бюджет.

Однако, на Украине такое поведение белорусских поставщиков не понравилось участникам рынка, которые усмотрели в этом признаки недобросовестной конкуренции.

"Ежемесячные поставки на уровне 150 тысяч тонн — это большой объем для нашего рынка. Если бы нефтепродукты экспортировались по общей системе налогообложения, цена была бы выше, нежели сейчас, что положительно повлияло бы на экономическое положение наших НПЗ, которые имели бы возможность увеличить производство нефтепродуктов. Кроме того, у покупателей был бы больший выбор поставщиков дизтоплива", — отмечает Куюн.

Украинская сторона намерена проанализировать ситуацию с поставками биодизеля из Беларуси и принять меры по ограничению импорта. Причем ограничение может коснуться не только биодизельного топлива, но и всей номенклатуры нефтепродуктов, поступающих на украинский рынок из Беларуси.

Однако, в Минэкономики прогнозируют, что по итогам года профицит внешней торговли нефтью, нефтепродуктами, химической продукцией с учетом экспортных пошлин на нефтепродукты составит 2,45 млрд. долларов. Для сравнения в прошлом году профицит был в 100 раз ниже – 23 млн. долларов.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров