Девальвация – мать стабильности?

БелГазета

При обсуждении проблем греческой экономики один из экспертов высказал мысль, которая и для Беларуси актуальна. По его мнению, сильная валюта и слабая экономика несовместимы. Для слабой экономики Греции евро слишком силен и, в рамках зоны евро, шансов стабилизировать ее экономику просто нет.

Мы видим, как ЕС пытался и пытается не допустить роста курса евро к доллару. Поскольку экспорт на американский рынок для них слишком важен. Правда, несколько увлеклись и получили головную боль в виде долгового кризиса. Но сути политики ЕС это не меняет.

Мы видели, как США давили на Китай, требуя усилить юань, чтобы сбалансировать взаимную торговлю. И как Китай сопротивлялся этим требованиям, развивая свою экономику.

В конце концов, курс - отношение валют. И величина отношения зависит от обоих.

И если США, решая внутренние проблемы, через эмиссию обрушивают покупательную способность доллара, остальным придется подстраиваться. Можно этим возмущаться или этому радоваться, но не считаться с этим невозможно.

Считается общепринятым, что слабая валюта стимулирует экспорт и производство, а сильная - импорт. Но сильная, слабая - понятия относительные. Зависящие не только от состояния собственной экономики, но и от состояния той валюты, с которой идет сравнение.

Потому и курс зависит, и будет зависеть не только от работы правительства. И не только в Беларуси.

От ЕС до небольших стран по всему миру, в экономике многим приходится делать выбор между инфляцией и ростом экономики. И выбор приоритета ЕС, который пытался сдерживать инфляцию, по большому счету провалился: выхода из кризиса для большинства стран ЕС пока не просматривается. Рост безработицы и падение объемов производства, которые были следствиями этого выбора, характерны для всех стран ЕС (кроме Германии).

И у нас политика поддержания обменного курса в 2009-11гг. при абсурдной экономической политике привела к обвальной девальвации.

Все дело в том, что курс валюты всегда складывается и изменяется постепенно и зависит от хода слишком многих процессов в экономике страны. Слишком долгое поддержание произвольно назначенного курса привело к его обвальному падению, когда сил для поддерживания стало недостаточно.

Правда, до сих пор непонятно, чем была обусловлена осенняя девальвация-2011. Да, майской девальвации было явно недостаточно, чтобы стабилизировать ситуацию на валютном рынке страны. Но и на свободном рынке, и на prokopovi.ch, равновесие установилось где-то на Br6500-6800 за доллар. Кто, почему и зачем установил рубеж Br8300?

Заведомо заниженный курс доллара привел не только к резкому снижению потребления населения и ограничению реальных бюджетных расходов, но и к стимулированию экспорта. Но этот эффект исчерпали за полгода. А экономия на населении и бюджете осталась.

И большей часть за счет этой экономии профинансирован дефицит бюджета в I квартале 2012г. И хотя инфляция, даже по официальным данным, за полгода превысила 10%, этот запас позволил обеспечить стабильность курса. Но, похоже, и этот ресурс близок к исчерпанию. Во всяком случае, Нацбанк намекает, что поддерживать стабильность курса больше не будет.

В мире, вероятно, нет стран, которые избежали девальвации. Но все страны после девальвации выходили на более или менее длительную стабилизацию своей экономики.

А у нас нынешняя «стабилизация» основывается почти исключительно на российской нефтегазовой подпитке и на спекуляциях «растворителями-разбавителями». Без их учета, но с учетом возврата в российский бюджет пошлин на нефть и нефтепродукты, по году пока идем на дефицит в $4-4,5 млрд.

Получается, что за все время существования нынешнего правительства вклад в стабилизацию экономики страны внесли только снижение потребления населения и российская нефтегазовая подпитка. Кредиты, которые наполучали, две масштабные девальвации к повышению уровня хозяйствования не привели. Реальный сектор в экономике остался, в лучшем случае, на уровне 2010г. На том уровне, который предопределил крах прошлого года.

Наполеон в свое время заявлял: «Большие батальоны всегда правы». Приблизительный русский аналог - «Сила есть – ума не надо». Американцы во всемирном масштабе могут себе позволить действовать с позиции силы: другим все равно придется подстраиваться. И к их эмиссии, и к их требованиям открытости чужих финансовых рынков.

В рамках ЕС небольшим странам приходится подстраиваться под интересы Германии и Франции. В рамках ТС Россия пытается диктовать свои правила. И все это естественно. Но для небольших стран, к числу которых принадлежит и Беларусь, в отсутствие силы приходится полагаться на разум. И вот тут у нас - главные проблемы.

В условиях краха в прошлом году нашей пресловутой модели, невнятности перспектив российской экономики (в т.ч. из-за ее слишком тесных связей с мировой), ожидаемой второй волны мирового экономического кризиса страна не может себе позволить продолжающуюся деградацию промышленности и зависимость от возможности спекулировать.

Прежде всего - с точки зрения национальной безопасности. Но по силам ли это нынешнему правительству? Ведь тут не указы нужны, не подтасованная отчетность. Тут думать надо.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров