Москва ревностно относится к дружбе Минска и Пекина

"Завтра твоей страны"

Китай кажется самым надежным из всех стратегических партнеров Беларуси. За 20-летнюю историю взаимоотношений не было ни торговых войн, ни публичных разногласий между Минском и Пекином. Кому дружба несет больше выгод и что придется пожертвовать Кремлю за ее сохранение — об угрозах безоблачных белорусско-китайских отношений аналитик "Либерального клуба" Никита Беляев.

— В чем секрет бесконфликтности отношений между Минском и Пекином?

— Для белорусского руководства Китай — очень удобный партнер. В отличие от Брюсселя или Вашингтона, Пекин не обращает внимания на нарушение прав человека в Беларуси, не требует политической либерализации и освобождения политзаключенных. В то же время, Поднебесная не стремится, как Москва, втянуть Минск в свои интеграционные структуры, не принуждает к продаже госсобственности.

— Насколько динамично развиваются белорусско-китайские отношения?

— В январе этого года страны отметили 20-летие установления дипломатических отношений. И если в 1992 году объем товарооборота между Беларусью и КНР составлял всего 30 миллионов долларов, то в 2011 году он достиг 3 миллиардов. По итогам минувшего года Китай занял четвертое место среди всех торговых партнеров нашей страны.

— И кому эта дружба несет больше выгод?

— Китай активно кредитует экономику Беларуси. В апреле этого года появилась информация об открытии китайской кредитной линии на общую сумму 16 миллиардов долларов. Такие огромные кредиты не предоставляла официальному Минску даже Россия. Правда, эти льготные кредиты выгодны самим китайцам, поскольку из указанной суммы 15 миллиардов — связанные кредиты. Это деньги, выделенные исключительно под совместные проекты. В большинстве случаев китайцы выступают лишь формально как инвесторы и кредиторы, а на самом деле продвигают свое оборудование, задействуют своих рабочих и получают свою долю прибыли в совместном предприятии. При этом они самостоятельно выбирают отрасль и объем предоставляемых средств.

Таким образом, возникли белорусско-китайские проекты по строительству цементных заводов, дорог, модернизации ТЭЦ. В итоге Китай зарабатывает на продаже услуг и товаров, трудоустраивает своих специалистов, да еще и получит проценты по кредитам.

Так что от китайских кредитов в экономику Беларуси основную выгоду получает КНР. Убедительным доказательством этому является отрицательное сальдо белорусской торговли с Китаем. В прошлом году оно достигло 1,55 миллиарда долларов.

— Неужели белорусская сторона заранее не может просчитать стоимость совместных проектов и вовремя от них отказаться?

— Может. К примеру, было прекращено сотрудничество с китайцами при реконструкции Национального аэропорта «Минск», поскольку проект оказался чрезмерно дорогим для Беларуси. Но это единичный случай.

— Как же изменить условия кредитного сотрудничества с Поднебесной?

— У Минска и Пекина совершенно разный подход к целям кредитования. Белорусским властям китайские деньги нужны для поддержания собственной экономики, а КНР выдает кредиты для продвижения своих товаров. Беларуси нужно договариваться с Китаем о несвязанных займах. Но такие кредиты Китай выдает очень редко и только в тех случаях, когда средства в конечном итоге пойдут на пользу экономике самой Поднебесной. Так было в случае с Евросоюзом. Однако, Беларусь — не столь значимый партнер для Китая. Даже самый масштабный кризис в нашей стране не повлияет на развитие китайской экономики.

— Тем не менее, Китай намерен вложить в совместные проекты с Беларусью большие деньги. К примеру, в Смолевичском районе планируется построить белорусско-китайский индустриальный парк. Выгоден ли этот проект Беларуси?

— Маловероятно, что наша страна получит какую-то выгоду. Хотя с экономической точки зрения строительство белорусско-китайского индустриального парка — безусловно, грандиозный проект. Объем финансирования его составляет 30 миллиардов долларов.

Для привлечения таких инвестиций белорусские власти пошли на существенную либерализацию ведения бизнеса на территории индустриального парка. Китайцы, естественно, рассчитывают на возвращение вложенных средств и получение прибыли, чему должен благоприятствовать не только льготный режим ведения бизнеса в самом парке, но и открытые, благодаря членству Беларуси в Таможенном союзе, рынки России и Казахстана. Однако с реализацией этого проекта может возникнуть целый ряд проблем, которые в итоге поставят жирный крест на индустриальном парке.

— Какие же это угрозы?

— Во-первых, либеральные условия ведения бизнеса в технопарке могут исчезнуть уже через четыре года. Согласно договорам по созданию ЕЭП к 2017 году на территориях стран-участниц должны прекратить свое существования свободные экономические зоны. А индустриальный парк в Смолевичском районе как раз относится к СЭЗам.

Во-вторых, свободный доступ на российский рынок для членов ЕЭП гарантирован лишь на бумаге. На самом деле, если на территории индустриального парка будет производиться продукция, конкурирующая с аналогичной российской, то руководство РФ найдет формальный повод для установки эффективных барьеров на пути такого импорта.

В-третьих, развитие белорусско-китайского индустриального парка во многом будет зависеть от цен на российские энергоносители. Ведь одним из приоритетных направлений в парке будет химическая промышленность, которая использует углеводородное и минеральное сырье. Поставщиком этого сырья будет Россия. И в случае, если цена российской нефти и газа возрастет, то упадет прибыльность химической промышленности в индустриальном парке, что незамедлительно скажется на привлекательности проекта для инвесторов.

В-четвертых, конкуренция за китайские инвестиции сейчас очень острая. В апреле нынешнего года премьер-министр КНР Вэнь Цзябао сообщил, что его страна хочет открыть кредитную линию в размере 10 миллиардов долларов для Польши, Чехии и других государств Центральной, Восточной и Южной Европы. Пока у Беларуси есть несколько преимуществ перед западными соседями: дешевая рабочая сила и относительно свободный выход на российский рынок.

Но не стоит забывать и о серьезном конкуренте с Востока. Российское правительство также кровно заинтересовано в притоке иностранных инвестиций в свою экономику, а не в белорусскую. Только в прошлом году отток капитала из России составил 83,4 миллиарда долларов.

— Получается, судьба индустриального парка в Беларуси во многом зависит от позиции Москвы?

— По большому счету, да. Если руководство России почувствует угрозу своим экономическим интересам, то может превратить этот проект в "мертворожденный".

Хотя шанс договориться с Кремлем у Минска есть. Удалось же найти выход из, казалось бы, тупиковой ситуации, связанной со строительством в Беларуси предприятия по сборке китайский легковых автомобилей.

Еще в июне этого года Россия устами своего посла в Минске Александра Сурикова публично выразила недовольство намерением Беларуси наладить сборку китайских автомобилей и закрыть им дорогу на российский рынок, поскольку они являются прямыми конкурентами АвтоВАЗа. Но недавно стало известно, что конфликт улажен, так как белорусская сторона пошла на уступки во время переговоров о слиянии МАЗа и КАМАЗа.

Не исключено, что и за Смолевичский индустриальный парк Беларуси тоже придется что-то пожертвовать Кремлю. Хотя для Москвы это не самый тревожный аспект белорусско-китайской дружбы.

— Что же в сотрудничестве Минска и Пекина вызывает беспокойство российского руководства?

— Военное сотрудничество Беларуси и Китая. Если еще 15-20 лет назад наша страна продавала в Поднебесную слегка модернизированную, но все же устаревшую советскую военную технику и вооружение, то в последнее десятилетие ситуация изменилась. При непосредственном участии Беларуси в китайской армии появились системы управления, контроля, связи и разведки. Белоруской стороной были переданы КНР технологии тяжелых шасси для ракет и создано совместное предприятие производству такой техники СП "Sanjian - Volat". Минск также обязуется поделиться с Пекином целым рядом собственных военно-технических разработок. Учитывая очень тесное военно-техническое сотрудничество между ВПК РФ и РБ, Кремль опасается, что эти разработки могут иметь российское происхождение.

К тому же, военное сотрудничество Минска и Пекина может свести на нет продажи российского военного оборудовании Китаю.

— На ваш взгляд, почему Москва не реагирует на ущемление своих интересов со стороны Беларуси?

— Обычно подобные проблемы не выносятся на публичное обсуждение. Возможно, закулисно Кремль и предпринимает какие-то меры воздействия на белорусские власти.

— Если Беларусь будет вынуждена отказаться от стратегического партнерства с Китаем, какая страна может стать заменой Поднебесной?

— Я считаю, что Китай не был и никогда не будет полноценным стратегическим партнером Беларуси. Слишком по-разному обе страны понимают цели сотрудничества. Для Пекина диалог с Минском имеет, прежде всего, экономическую и военную направленность, а белорусские власти пытаются найти в Китае внешнеполитическую опору. Но Китай во внешней политике — самая прагматичная страна в мире: денег в обмен на поцелуи и клятвы в верности Пекин никому не даст. А белорусское руководство продолжает жить подобными иллюзиями.

Не получится на таких условиях наладить стратегическое партнерство ни с Венесуэлой, ни с Ираном. Хоть заверений о дружбе с ними прозвучало великое множество.

Исходя из географического расположения и экономических возможностей, Беларуси необходимо развивать стратегические партнерские отношения с ближайшими соседями: Россией, Украиной и Евросоюзом.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров