"Белпласт" растаскивают по квадратным метрам

Виктор Пономарев, "СБ.Беларусь сегодня"

Эти корпуса весьма заметны на перекрестке минских улиц Гусовского и Харьковской. Еще недавно и вход на завод украшал - как принято на уважающем себя предприятии - крупный, издали видный логотип: "Белпласт".

Сейчас на этом месте другая вывеска: "Ресторан "Променад". Наименование предприятия переместилось на дверь сбоку, которую не сразу и заметишь. На ней - табличка размером с тетрадный листок: "Вход. ОАО "Завод "Белпласт". Что стоит за сменой вывесок и почему это должно нас - газету и читателя - беспокоить? Есть две причины.

Первая причина. Сегодня редко увидишь в названии предприятия слова "белорусский", "белорусская", "белорусское". Это в начале 90-х, в период массового создания сначала кооперативов, а потом частных предприятий, их могли употреблять все кому не лень. Вскоре государство опомнилось, осознало экономическую и репутационную цену того, что сейчас называется термином "брэнд".

Белорусские тракторы, белорусское молоко, белорусский трикотаж (в более широком смысле - белорусское качество) - это брэнды, известные с советских времен сотням миллионов потребителей. Они дорогого стоят - буквально. Поэтому государство законодательно ограничило право юридических лиц (среди учредителей, лиц физических, попадались люди случайные, легкомысленные и даже авантюристы) их использовать: их надо заслужить!

Не очень хорошая работа этих самых лиц наносила ущерб и репутации всего государства. Впрочем, сменить названия и пройти перерегистрацию пришлось множеству вполне добропорядочных, заслуженных предприятий и учреждений. Эти слова - высокая честь!

Гораздо больше предприятий, в названии которых присутствует сокращенный вариант "бел". Но и трех этих букв достаточно, чтобы точно ориентировать потребителя на огромном пространстве: вы имеете дело с белорусским брэндом, белорусским качеством. Успешно работают на эту репутацию "Белшина", "БелАЗ", "Белтрансгаз" и другие юридические лица, более или менее известные...

За каждым - труд поколений. Мы все ими дорожим. Вот почему болезненно восприняли деградацию "Белвара", бывшего завода им. Ленина, производителя первых советских телевизоров, бывшего гиганта советского военно-промышленного комплекса. Вот почему любопытна и судьба "Белпласта": в названии тоже легко читаются и прежний масштаб, и прежние заслуги. А сейчас они каковы?..

Цена активов

Вторая причина: в редакцию официально обратилась часть акционеров предприятия, которые опасаются, что "...от завода останется только фирменное наименование и история славного прошлого". Это обязывающая причина. Закон об обращениях граждан для нас, журналистов, так же свят, как законодательство о СМИ. Кто бы ни написал в газету - слесарь, доцент, пенсионер, менеджер - все равны. Надо разобраться и ответить по существу. Ничего личного!

Письмо корректное, выдержанное, составлено и подписано юристом. На словах суть происходящего мне объяснили проще: завод растаскивают по частям, фактически крадут у акционеров собственность, не спрашивая их мнения. Это называется вывод активов.

Нужна оговорка. Писать о конфликтах в бизнесе отчасти рискованно. Упоминание фирмы в газете с большим тиражом тоже дорого стоит: это реклама. Кто-то может предположить, что одна из конфликтующих сторон только для того и затевает конфликт (или имитирует его), чтобы название было хоть раз - походя, между прочим, - упомянуто. Это уже скрытая реклама. Поговаривают, что в некоторых странах на нее есть даже тариф. На этом якобы кое-кто из пишущей братии неплохо зарабатывает. Чтобы избежать даже подозрений, вовсе опускаю имена акционеров - юридических лиц.

Важна суть. Активы, как известно, составляют цену любого предприятия. Во всяком случае - акционерного, каким "Белпласт" и является. Это активы банковские плюс недвижимость (площади) плюс оборудование, интеллектуальная собственность (технологии, ноу-хау...), непроданные запасы на складах и даже стоимость имени, товарного знака. Ведь даже "товарный знак" скандалисток из "Пусси райот", говорят, уже зарегистрирован: он чего-то стоит. Что уж говорить о крупных промышленных производителях.

Итак, в стоимость активов завода входила заводская столовая площадью около 900 кв. метров. Это много, если учесть, что все площади (включая и складские помещения, и подсобные, т.е. малоценные) составляют 7 тысяч. В столовой затевается ремонт, который стоит (стоил 2 года назад) более двух млрд. рублей. Затем учреждается и регистрируется новое юридическое лицо - "Кафе "Променад". В уставный фонд вносится стоимость ремонта, собственно столовая, еще кое-что... Но в итоге заводу остается лишь 16 процентов собственности, хотя еще недавно принадлежали все 100... Соответственно и львиную долю прибыли получает уже не завод, а совсем другие акционеры.

В чем тут, как говорится, "фишка", закавыка? Ну решил частный мажоритарный акционер (имея более половины акций) реконструировать столовую, потратился: имеет право. Но реконструкцию санкционировал и.о. директора - в отсутствие первого лица.

Акционер миноритарный (более 10 процентов акций, тоже серьезный пакет), тот самый, который жалуется в редакцию, пытался оспорить "вывод активов". Аргументы: решение принималось без нашего согласия и участия - нас даже не пускали на завод. Казалось бы, на его стороне Минстройархитектуры, Мингорисполком, администрация района... Из их официальных ответов следует, что столь масштабная реконструкция требовала иной процедуры, более серьезных согласований, нежели подпись и.о. директора. Но в хозяйственном суде миноритарный акционер проиграл мажоритарному. Об этом надо сказать: суд нашел "вывод активов", то есть регистрацию "Променада", законным. Но надо и подчеркнуть: статья о другом!

Разбор по кирпичикам

Напрашиваются две аналогии. Первая. Бизнес везде живет по сходным законам. В статье "Заложники ошибок", опубликованной влиятельной российской деловой газетой, опытный юрист рассуждает о "старении бизнеса": "Оптимизация налогообложения является приятным "бонусом", позволяя "выкачивать" прибыль из операционной компании на компании-сателлиты вполне законным способом". Ради этого предприниматели умышленно дробят активы: регистрируют и перерегистрируют фирмы то на партнеров, то на родственников разной степени близости, то на оффшоры, за которыми стоят другие оффшоры... Это неизбежно приводит к "старению" бизнеса, его деградации.

Нагляднее аналогия с упомянутым "Белваром". Напомню, что именно "СБ" первой предала огласке эту скандальную историю - уже на том этапе, когда от предприятия мало что осталось. Его активы уже были раздроблены, "выведены", проданы и перепроданы многочисленным и разным собственникам. Подчеркну: схемы эти не были оспорены и признаны недействительными судами, то есть фактически оказались законными. Но... Был промышленный гигант, знаменитый брэнд - и нет его! Цитата из статьи на эту тему "У "Белвара" появился шанс": "Завод корыстно и обдуманно разбирали по кирпичикам... Привлекательный объект на проспекте Независимости, в двух шагах от ЦУМа, был доведен до ручки и распродавался за долги". Потребовалось вмешательство высоких органов госуправления, чтобы ввести его в структуру ОАО "Амкодор" и тем самым спасти хотя бы остатки.

Разбирать-то можно не только по кирпичикам, но и по квадратным метрам. Приведу еще две оценки, даже более резкие, чем мнения миноритариев. Бывший директор завода Николай Харитонов (это в его отсутствие было подписано решение о реконструкции) сказал мне, что считает "комбинацию" со столовой рейдерским захватом в чистом виде. Дескать, многое на заводе происходило такого, с чем он был не согласен, что требовало решения общего собрания акционеров, но принималось узким кругом лиц. Потому, дескать, и ушел.

Татьяна Зиновенко, бывший председатель профкома, акционер и первый председатель наблюдательного совета ОАО "Белпласт" с момента увольнения в 2006 году не получала дивидендов. На письменные обращения - почему не платите? - ответов также не получала. Поэтому в начале 2012-го пришла лично в этом разобраться, почитать протоколы собраний... Нашла много неожиданного. Председателем наблюдательного совета ОАО, например, работал один из бывших директоров, ранее осужденный по уголовной статье с запретом занимать руководящие должности.

Обнаружила, что помещения сдаются множеству арендаторов в ущерб производству. При этом в разных регионах страны появились новые предприятия, в названии которых так или иначе присутствует слово "белпласт". Почему, спрашивала она у руководства, мы в суде не защищаем свою торговую марку, свой брэнд? Ей отвечали: нет денег. Вывод бывшего председателя: завод перестал развиваться. Она намерена собрать таких же, как она, мелких акционеров (главным образом бывших работников, их полторы сотни) и обратиться в вышестоящие органы: надо разобраться, что с заводом происходит.

Дело в шляпке?

Согласитесь, много возникает вопросов: что происходит, почему, в чьих интересах, что дальше?.. Есть ли здесь бизнес-план модернизации, об обязательности которого недавно говорил Президент? Логично (обязательно!) спросить у руководства. Но действующий директор Олег Лаптев категорически отказался даже встретиться.

Такое со мной впервые! Приходилось разбирать и описывать более серьезные конфликты, участникам которых газетная огласка была крайне нежелательна. Но даже они не отказывали в разговоре. Понимая, очевидно, что журналистом движет не любопытство, что за ним - интересы тысяч читателей. Но их, похоже, директор в расчет не берет. Я был настойчив: хотя бы покажите завод, его состояние, технологии и продукцию, его перспективы... "Все найдете на сайте".

На сайте обнаружилась дежурная фраза: "один из ведущих производителей товаров из пластмасс". Вторая специализация - оказание услуг в изготовлении металлоизделий. Негусто. Про экспорт, рынки СНГ или мировые - ни слова. Зато присутствует логотип ресторана и некоей аффилированной фирмы с женским именем по... изготовлению шляпок. Что главнее?

Я посетил скромный фирменный магазин, ассортимент его таков: тазики и ведерки, сиденья для унитазов, баночки для сыпучих продуктов, кашпо. Продукт "ведущего производителя"? Скорее, артели, с которой после войны завод и начинался.

Да, "Белпласт" - это ОАО, по сути, предприятие частное. Но и "Белвар" был ОАО. И ветхое мебельное производство в Ивацевичах, недавнее посещение которого Президентом закончилось увольнением директора и имело громкий резонанс. Визит ясно всем показал: судьба белорусских предприятий вне зависимости от формы собственности не может быть исключительно делом частным. Если верны опасения миноритариев, что от "Белпласта" может остаться лишь вывеска, нам это не будет безразлично. Последняя информация такова: уже Министерство по налогам и сборам инициирует признание регистрации "Променада" недействительной. Будем следить за событиями.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров