Как выглядит белорусское колхозное рейдерство

Slon.ru

Привлеченные обещаниями налоговых льгот и государственного содействия, российские крупные и мелкие предприниматели еще недавно спешили обзавестись бизнесом в Беларуси.

Но на поверку оказалось, что их просто берут в финансовые заложники без малейшей надежды на успех. Потому что законы рынка в Беларуси не действуют.

Вычислить, каковы настоящие причины ухода российских инвесторов с белорусского рынка, всегда очень сложно. В республике нет открытого бизнеса, все данные скрываются под обтекаемыми формулировками вроде "изменение стратегии компании". Лишь иногда просачиваются подробности, но эти случаи носят скандальный характер.

Например, строительный инвестдоговор на $5 млрд c "Итерой" расторг самолично Лукашенко, объявив почти через 5 лет после начала строительства, что его не устраивают темпы застройки. Уже построенные объекты остались в собственности белорусского правительства, которое внесло всего 15% от общей суммы инвестиций.

Российско-французскую компанию "Данон-Юнимилк" сначала приманили выгодными перспективами, а после того как был подписан инвестиционный договор на $250 млн, выгнали из страны, опять же по указке Лукашенко, которому снова что-то не понравилось. Надо ли говорить, что современные линии по переработке и фасовке молочных продуктов, установленные инвестором на Слуцком сыродельном комбинате, остались в Белоруссии.

Удалось белорусскому правительству заработать и на строительной компании "Манолум-Процессинг", которой пообещали отдать под застройку старое троллейбусное депо в центре города (стоимость стройки – $400 млн), но только после того как фирма построит взамен новое, на окраине. Стоимость постройки депо оценили в $15 млн, но в процессе строительства оказалось, что на это потребуется в разы больше средств, и "Манолум" традиционно пролетел, оставив городу Минску построенное на 85% троллейбусное депо.

Сети "Седьмой континент" удалось избежать крупных убытков только потому, что у них получилось продать свою долю инвестпроекта белорусским партнерам. Так же поступили московские собственники банка "Москва-Минск": компания "Банк Москвы" продала свою долю белорусам, и банк из международного превратился в республиканский. Поспешно сбежала из Белоруссии и интернет-компания Yota, решив сосредоточиться на российском рынке.

Но это все – большие корпорации, которые не слишком обеднеют даже после того, как их временно сделали кормушкой для белорусского президента. Все гораздо хуже, если взглянуть на мучения более мелкого бизнеса, который в Беларуси буквально обирают, совершенно не стесняясь и не делая попыток скрыть грубые и нелепые схемы колхозного рейдерства.

Российский бизнесмен Михаил Канин в 2009 году купил в Беларуси целый колхоз в частное владение, рассчитывая, что при хорошем капиталистическом подходе сможет и сельское хозяйство соседней аграрной республики поднять, и сам неплохо заработать. 2500 гектаров плодородной земли в самой теплой – Брестской – области позволяли рассчитывать на хорошие результаты, а популярность белорусских агропродуктов в России уже давно не вызывает ни у кого сомнений.

Но после того как инвестор, вложив собственные средства, поднял колхоз, государство решило, что "такая корова нужна самому", и запросто, перед самым сбором урожая 2012 года, забрало колхоз обратно. Разоренный инвестор рассказал Slon, как в Беларуси "отжимают" частную собственность.

"Когда я решил заняться этим бизнесом, то просто не был готов работать по законам леса, подчиняться абсурдным требованиям, которые приносили бы одни убытки. Плановая экономика – это такая нелепая вещь, которая не учитывает никаких форс-мажорных обстоятельств. Например, в прошлом году ураган уничтожил 40% посевов. Думаете, это было учтено при установлении уровня показателей? Нисколько!

Мой бывший колхоз "Петковичи" увеличил объем производства молока почти в два раза, но этого оказалось недостаточно, причем нам запретили выбраковывать немолочных коров, а это одна из важнейших составляющих молочного животноводства. Почему запретили? Лукашенко велел сохранять поголовье скота во что бы то ни стало!

А если уж позволяли сдавать скот на мясо, то почему-то надо было везти его на мясокомбинат, который находится в 180 км от фермы, а не на тот, который в 18 км. Все потому, что мой колхоз располагался на стыке двух областей, и тот комбинат, который находился рядом, относился к другому региону. Экономическое безумие таких решений абсолютно не беспокоило чиновников.

Формальной причиной расторжения договора стало то, что у агропредприятия остался неоплаченным долг, который я купил вместе с колхозом. Но это всего лишь 150 тысяч российских рублей, и причина, по которой они не возвращены кредитором, в том, что эти компании давно разорились или прекратили свою деятельность по другим причинам. Я не знал, кому возвращать долги. Мы готовы были перечислить на депозитный счет райисполкома, суда – куда скажут, но все от этих денег открещивались.

Так что все эти бесконечные обещания налоговых льгот и программ развития АПК нужны только для того, чтобы заманить глупых иностранных инвесторов, которые считают, что смогут прийти и сделать все по уму. В результате у вас отнимут все, и пользу это принесет исключительно Белорусскому государству".


Михаил Канин подчеркивает, что ему еще удалось отделаться малой кровью – бизнесмен не стал рисковать и приобретать в собственность технику для уборки урожая. Он арендовал ее в России. В противном случае навар белорусского руководства был бы гораздо больше. Официально трудовой коллектив агрофирмы уже передали передовому СПК «Крошин», и урожай, который сеял Канин, ушел в доход государства.

Впрочем, такими доверчивыми в последнее время оказываются исключительно россияне, которые почему-то уверены, что братья-белорусы их не обманут. А вот азиатские инвесторы, которых так часто хвалит Лукашенко, не доверяют местным экономистам и их докладам, и прежде чем вложить средства в какой-либо белорусский проект, тщательно оценивают все плюсы и минусы самостоятельно и часто отказываются от щедрых подарков Лукашенко.

Например, в 2010 году Батька написал указ о том, что кусок земли в центре города без проведения аукциона передается иностранному предприятию "Орел Пропертиз" из Омана. Все объекты на этом участке, включая городскую больницу №2, оманский инвестор планировал снести и построить на их месте за счет государственного генерального резервного фонда Султаната Оман комплекс жилых домов, бизнес-центр и пятизвездочный отель, потратив на все это $150 млн. Но сначала инвестор должен был уплатить $10 млн в бюджет Минска. Но через два года, оценив неожиданные происшествия с другими инвесторами, представители оманской фирмы расторгли договор, назвав в качестве причины "нецелесообразность проекта". Судя по всему, эта история – только первая из череды новых отказов, которые ждут жадного Лукашенко от компаний, проанализировавших предыдущий опыт иностранных инвесторов в Беларуси.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров